ВАЛЕРИЙ ПУСТОВОЙТЕНКО: «У МЕНЯ ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНЫЕ ОТНОШЕНИЯ С ПРЕЗИДЕНТОМ»

24 января, 2003, 00:00 Распечатать

Лидер некогда влиятельной НДП Валерий Пустовойтенко продолжает верить в то, что его партия воскреснет...

Премьер давно минувших дней
Премьер давно минувших дней

Лидер некогда влиятельной НДП Валерий Пустовойтенко продолжает верить в то, что его партия воскреснет. В то же время он не отрицает, что черная полоса в жизни народных демократов еще не миновала. Заметное похолодание в отношениях с Президентом, обиды на Виктора Ющенко, разрыв контактов с Иваном Плющом — вот неполный список «мелких» неурядиц, которые ныне переживает глава НДП. Теперь среди политических друзей Пустовойтенко — те, кого он ранее не выносил на дух…

— Валерий Павлович, НДП проиграла борьбу и за кресла руководителей парламентских комитетов, и за министерские посты. На каком свете сейчас находятся народные демократы?

— Не волнуйтесь, на этом. То, что вы называете проигрышем, я так не воспринимаю. Партия прибавила и в численности, и во влиянии. Мы разработали новую программу, концепцию строительства партии, провели два съезда. Произошла частичная смена руководящего состава, был взят курс на усиление региональных организаций. А что касается кресел глав комитетов и правительственных портфелей, то НДП взяла все, что могла взять.

— То есть вам не дали того, что могли дать?

— Ничего дать нам не могли. Действительно, если бы парламентское представительство НДП было шире, мы могли бы претендовать на большее. Но еще в начале работы этого созыва Верховной Рады по причине административного давления в нашу фракцию не вошли 10 депутатов, оставшихся при этом членами партии. Их поступок я считаю предательством. Все они не получили особых дивидендов, а вот позиции фракции НДП они сильно подорвали.

— В кои-то веки Валерий Пустовойтенко заявляет о существовании административного давления?

— Я всегда говорил, что админресурс существует. Просто его надо использовать в разумных целях, а не так, как это делается сейчас.

— И кто же оказывал административное давление на депутатов?

— Главы региональных администраций. Центральная исполнительная власть тоже.

— Уточните, центральная власть — это администрация Президента?

— Да.

— Появились прогнозы, в что ближайшем будущем фракция НДП вообще может исчезнуть с парламентской карты и будет разделена между СДПУ(о) и «донецкими». Вы готовы к такому повороту событий?

— Ни СДПУ(о), ни Партия регионов на нас не влияют. Даже если случится, что отдельные люди покинут фракцию, думаю, мы сможем ее пополнить. Фракция НДП обязательно будет в парламенте.

— Среди тех, кто может покинуть фракцию, случайно не значится Александр Карпов? Поговаривают, что между вами возникали конфликты как раз на почве отношения к СДПУ(о) и лоббирования ее интересов…

— Мы никогда не разговаривали с Карповым о лоббировании каких-либо интересов СДПУ(о). У нас нормальные отношения, он у меня работал советником, сейчас он — член политисполкома НДП. А то, что на репутацию Карпова пытались бросить тень, так это происки оппонентов, которые не были удовлетворены им как координатором большинства.

— По-вашему, Карпов справился с этой задачей?

— С ней невозможно было справиться, потому что принципы формирования большинства были изначально выбраны неправильны. Если депутаты у себя во фракции не могут поделить комитеты, как их можно поделить между фракциями?! У НДП свое представление о схеме создания большинства, я еще в 2000 году говорил, что оно должно быть политическим, формироваться на идеологической основе. У нас же большинство создается под определенных политических фигур. Кто его создает? Президент. Только благодаря его усилиям создали большинство «под Ющенко», утвердили бюджет и программу правительства. И что получилось? Такая система не срабатывает, поэтому я выступал и тогда, и сейчас против так называемого «технического» большинства.

— Зачем тогда это большинство вообще создавалось?

— С первого дня развернулась борьба между определенными политическими силами. Оппозиционная «четверка» уже тогда работала слажено, но для создания своего большинства им не хватало голосов. Новый парламент не мог начать стабильно работать. Мы видели только один выход — создать большинство на основе блока «За единую Украину!».

— Вы можете назвать Владимира Литвина «своим» спикером, который в том числе представляет и интересы НДП?

— Я думаю, что за следующую сессию Литвин вырастет и станет достаточно серьезным спикером. Мы его однозначно поддерживали и будем делать это в дальнейшем.

— Не велись ли переговоры с Литвином о его вхождении в НДП?

— Он в ближайшее время должен определиться, и думаю, сделает это. Но, как мне кажется, его вступление в какую-либо партию усилит недоверие к спикеру со стороны представителей других партий.

— Не кажется ли вам, что СДПУ(о) со временем повторит вашу судьбу? Сначала НДП была «партией власти», теперь эта роль досталась СДПУ(о), но уже на подходе представители Партии регионов…

— К сожалению, ни НДП, ни СДПУ(о), ни какая-либо другая партия не стала «партией власти». И в ближайшее время, думаю, ее в Украине не будет.

Ярлык «партия власти» НДП приклеили перед выборами, хотя я как премьер-министр вообще не занимался партийной работой в 1998 году. Я никогда никого не заставлял вступать в партию. И считаю, что подобная практика, кем бы она ни применялась, то ли Партией регионов, то ли СДПУ(о) (а они такое проделывают), ни к чему хорошему не приведет. Партия должна побеждать на выборах, создавать большинство, формировать правительство. Наоборот не бывает. Поэтому «партии власти» у нас нет. Но борьбу за место во власти те политические силы, которые вы назвали, разумеется, ведут.

— Если мы откажемся от термина «партия власти», а поговорим об узурпации власти одной партией?

— Никогда НДП не узурпировала власть, никто ей этого не позволял. Вся власть, в соответствии с Конституцией, находится у Президента. Он формирует Кабинет министров, назначает глав администраций. В этот раз Президент согласовал распределение правительственных портфелей с большинством. Но это не значит, что кто-либо из этих министров будет слушать партию.

— А как быть с назначением представителей СДПУ(о) руководителями десятков районных и нескольких областных администраций? Разве это не пример узурпации власти?

— Ну и что? В Черкассах глава администрации — член СДПУ(о), а его первый заместитель — мой однопартиец. Вопрос не в партийности, а в людях, способных занимать определенные посты. В Украине подготовленных кадров для подобной работы не так много.

— Вы рисуете идеальную картину: мол, назначают только профессионалов. Лоббирования партийных интересов вообще не существует?

— Существует. Я лоббирую партийные интересы. Но я не хочу, чтобы мы говорили о людях только как о членах какой-то партии. Сейчас все упрощают: пришел губернатор, член СДПУ(о), значит, вся область будет вотчиной СДПУ(о). Да нет! Люди имеют свои политические предпочтения. Хотя я знаю, что представители СДПУ(о) осуществляют так называемую «ревизию» глав администраций, предлагая тем вступить в ряды их партии. В отношении тех, кто отказывается, готовят так называемые организационные меры. Да, такая работа проводится. Но это не значит, что все кинутся вступать в СДПУ(о).

— Какие у вас отношения с Президентом?

— Очень интересные.

— А конкретнее?

— Конечно, когда я возглавлял правительство, наши отношения с Леонидом Кучмой были более тесными как в рабочем плане, так и в бытовом. Тогда практически не было дня, чтобы мы не виделись. Сегодня такого нет. Но я с Президентом продолжаю общаться. Наши отношения непростые — это откровенно. Считаю, что те люди, которые сегодня рядом с ним работают, неправильно его информируют о моем поведении, о стратегии НДП. Но могу сказать, что Президент очень серьезно заинтересовался моим выступлением на совете партии, посвященном проведению политреформы. И я сегодня могу сказать ему все, что считаю нужным.

— А возможность такая есть?

— Да. Хочу отдать должное Президенту, который (в отличие от многих руководителей, того же генпрокурора, с которым я полгода не могу переговорить даже по телефону) идет навстречу. Когда нужно, я звоню в приемную и прошу сообщить о моем звонке. Как только у Президента появляется свободная минута, он или связывается со мной, или приглашает переговорить.

— В какие кабинеты администрации Президента вы еще заходите?

— Во все, если мне нужно. С этим проблем нет. Я дружу с Олегом Деминым, в прекрасных отношениях с Анатолием Орлом. В любой момент могу позвонить домой Медведчуку. Может, для меня это даже несколько неожиданно, но он сейчас очень доброжелательно ко мне относится.

— Может быть, потому что уже не видит в вас конкурента?

— Не думаю, что в этом причина. У нас достаточно доверительные отношения, мы можем обсуждать с ним любые темы. Еще не было таких вопросов, с которыми бы я обращался к Медведчуку, и он их не решил.

— Можете ли так же запросто позвонить домой Виктору Януковичу и решить проблемы с ним?

— Думаю, да. Мы можем нормально и тесно сотрудничать. У нас хорошие отношения еще с тех времен, когда я был премьером, а он — губернатором. Тогда нам вместе удалось ликвидировать проблему с выплатой зарплат шахтерам, хотя почему-то об этом уже никто не вспоминает. А ведь тогда Донецкая область была центром социального напряжения в Украине. И сегодня таковой является.

— По-вашему, правительство Януковича можно назвать реформаторским?

— Вопрос не в правительстве Януковича, а в принципах, основываясь на которых мы собираемся поднимать страну. Я выступал и буду выступать за долгосрочное развитие государства, за принятие соответствующей программы. Я в 1999 году подал такую программу развития на 10 лет. Где она? Ющенко пришел, говорит: «Не годится». Что мы имеем сегодня? Первое: нанесен урон международному имиджу Украины. Второе: обострилась политическая ситуация после парламентских выборов. Третье: у нас полностью остановилась экономика.

Сегодня я не вижу у нового правительства желания этим вопросом заниматься. Как можно было пересматривать бюджет после подписания документа Президентом? Как можно забирать по 10 процентов у всех структур исполнительной власти и отдавать на повышение минимальной заработной платы? Я такого не признаю, я голосовать за это не буду! Как можно было отменять однопроцентный сбор за валютные операции, если за счет этих денег погашены пенсии? Завтра еще какой-то закон примут об оказании помощи малообеспеченным. Я — за такую помощь. Но где деньги брать? Опять перекраивать бюджет? Программу действий правительства я вообще не признаю. Янукович доработает до 2004 года — дай ему Бог — и сдаст полномочия новому президенту. Опять новая программа?

— Не так давно журналисты поинтересовались вашим мнением о парламентском большинстве. Вы ответили, что вас больше интересует футбол. Устали?

— Нет, я очень активно работаю. Не меньше, чем в 1998 году. Не скрою, мне жаль, что наработки моего правительства, нашу программу теперь забросили. А о той фразе насчет футбола… Помню, тогда я как раз узнал, что капитан киевского «Динамо» подал заявление о переходе в московский «Спартак». Я хорошо знаю Владислава Ващука, и его поступок, с моей точки зрения, означает, что в футбольном хозяйстве Украины не все хорошо. «Динамо» сдает позиции. Надеюсь, что «Шахтер» станет базовой командой для формирования сборной Украины.

— Если перевести с языка футбола на язык политики, значит ли это, что СДПУ(о) уходит, а ее место занимают представители донецкого региона?

— Не нужно смешивать политику и футбол. А киевское «Динамо», на мой взгляд, увлекшись покупкой иностранных игроков, потеряло многих болельщиков. Я вот сейчас плотно занимаюсь мини-футболом. Есть успехи: наша сборная едет на чемпионат Европы. Кстати, в прошлом году я подарил около 1000 комплектов спортивных форм с эмблемой нашей партии.

— Не смешивайте футбол и политику! Теперь НДП учится играть на маленьких полях? А кто будет партнерами?

— Переговоры с потенциальными политическими союзниками не прекращаются никогда.

— Блок «Наша Украина» есть в списке потенциальных? На каких условиях возможен союз с Ющенко?

— Союз может быть всегда. Когда нужно находить компромиссы, мы регулярно встречаемся и с Костенко, и с Порошенко. А как объединиться? Есть личные интересы, есть партийные. Я очень хочу создать серьезную политическую коалицию. Но, с другой стороны, мы уже создали блок «За единую Украину!», а что получила НДП? Депутатов забрали, портфелей, как вы сами заметили, мы получили мало, фракцию кто-то там намерен громить... Зачем объединяться, чтобы потом разъединяться?

— Возможно ли отделение «Новой Украины» во главе с Евгением Кушнаревым от НДП и вхождение в «Нашу Украину»?

— Сегодня НДП намного сильнее, чем «Новая Украина». Зачем это Кушнареву?

— Как вы относитесь к идее Ивана Плюща о создании мощной украинской партии, которая объединит центристские и национал-демократические силы?

— Пусть Иван Степанович возьмет и создаст такую партию. А то он только рассказывает… И почему вдруг это его идея? Программный документ о создании такой партии был принят НДП в апреле 2000 года. Мы подписали декларацию об объединении с 14 партиями. Но власть постепенно уничтожила этот союз.

— Может ли Иван Плющ быть посредником между НДП и «Нашей Украиной»?

— Нет, не может. Он не член нашей партии, и сегодня к нам не имеет никакого отношения. Каждый имеет право жить и работать. Пускай это и делает.

— Валерий Павлович, Анатолий Толстоухов заявил, что НДП пойдет на президентские выборы со своим кандидатом. Это будет член партии?

— Обязательно. У нас много достойных людей…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно