В РЕФОРМУ НЕ ИГРАЮТ. ТЕМ БОЛЕЕ С ПОЛИТИЧЕСКИМИ ШУЛЕРАМИ

22 августа, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №32, 22 августа-29 августа

Традиция обязывает в день рождения говорить приятные слова и комплименты. Но пока граждане Украины не могут следовать этой традиции...

 Традиция обязывает в день рождения говорить приятные слова и комплименты. Но пока граждане Украины не могут следовать этой традиции. Примечательно, что самые жесткие оценки и нелицеприятные характеристики дают сами граждане в ходе социологических опросов, уже традиционных в преддверии праздника. Год назад меня потрясли данные Центра Разумкова: более 53% украинцев признались, что не считают Украину независимым государством. А новый опрос этого Центра удивил еще больнее: среди запомнившихся событий граждане перечисляли концерты в местном доме культуры или выпускной вечер, и только 7,3 % украинцев «самым большим праздником назвали День независимости». Очевидно, причина столь будничного отношения к 24 августа кроется в том, что государство не смогло создать эффективную демократическую модель, которая, в свою очередь, приблизила бы нас к европейским стандартам жизни.

Больно, что Украина стала страной утраченных возможностей. И двенадцатый год независимости не стал исключением в этой цепочке разочарований: Украина еще дальше отдаляется от Европы. Трагично, что даже 70-я годовщина страшного голодомора не стала для нас должным уроком, попыткой осознать масштаб национальной трагедии. Осознать в конечном итоге цену, заплаченную за независимость. За этот год мы не стали ближе друг другу. Ни исторические даты, ни последние потрясения или немногочисленные успехи не становятся фактором консолидации. Власть не захотела использовать ни радостные, ни печальные поводы для объединения нации, она с большим успехом создает поводы для ее раскола.

Очередным примером политической и общественной поляризации стала и так называемая конституционная реформа, которая уже год является темой номер один в Украине. При этом на второй план умело отводятся и социальные проблемы, и зерновой кризис, и ответственность предыдущего правительства за серьезные просчеты в аграрной политике, и недоработки правительства нынешнего, темы внешней политики, другие проблемные вопросы. Переключить общественное внимание, отвлечь от главного и вовлечь всех в искусственную дискуссию — давно известный и хорошо отработанный способ. При этом теряется главное — время. Украина потеряла еще один год, который мог стать годом реальных реформ. В том числе и реформы политической.

С тем, что политическая реформа назрела, сегодня согласны все. И первыми о том, что нынешняя модель власти является порочной и ее надо менять, заявили именно оппозиционные силы. Еще в мае 2002 года «Наша Украина» предложила Договор о совместных действиях, который мог бы стать прочным фундаментом для формирования эффективной, ответственной власти. Однако оказалось, что большинство политиков к этому не готовы. Гораздо более их занимала другая проблема — грядущие президентские выборы, на которых победить честным путем у кандидата от власти нет никаких шансов. Поэтому главной заботой стал поиск путей самосохранения, пролонгации своих полномочий. Ровно год назад власть «приоткрыла» свои планы: Президент провозгласил конституционную реформу. За строчками красивых деклараций нетрудно угадывалась истинная цель авторов — изменить правила игры, не изменив при этом состав команды. Начался масштабный спектакль, в котором главной целью актеров было обмануть зрителей.

Двенадцать лет назад казалось, что идеологическая фальшь, неискренность, бессмысленность срежиссированных собраний никогда больше не повторятся. Но нынешнее «всенародное обсуждение конституционной реформы» показало, что «новая» псевдоэлита не так легко расстается со своим советским ментальным прошлым. Сегодня, в ходе региональных форумов «Нашей Украины», мы слышали сотни историй о вымышленных собраниях, о мертвых душах, заваливающих райадминистрации предложениями о реформе, всех без исключения гражданах, вольно оперирующих понятиями бикамерализма, о «единодушной поддержке инициатив Президента». Думаю, у многих, в том числе и у меня, складывалось ощущение deja-vue.

Однако власть ошиблась в одном — она не учла, что имеет уже качественно иное общество и качественно иной парламент. И если политическим давлением, шантажом, запугиванием еще можно принудить своих граждан — в том числе и народных депутатов — изображать поддержку, то уже не всегда удается эту поддержку получить. Четвертая сессия парламента четко продемонстрировала, что Верховная Рада не согласна быть филиалом администрации Президента. Результат голосования о направлении в Конституционный суд двух законопроектов о реформе сложно переоценить: парламент нашел в себе мужество отвергнуть сценарий, навязанный Банковой, и поставить на нем крест. Депутаты не только защитили права парламента как субъекта законодательной инициативы, но и продемонстрировали, что постепенно, непросто, но меняется структуризация Верховной Рады.

И если летом формально бои разворачивались относительно прав двух субъектов законодательной инициативы и процедуры передачи проектов в Конституционный суд, то осенью дискуссия пойдет по их сути. Хотя уже сегодня можно с большой долей вероятности прогнозировать, что президентский законопроект будет отозван, а парламентский благополучно завален. В любом случае 300 голосов ни один из проектов в их нынешнем виде не наберет.

«Наша Украина» не поддерживает ни президентский, ни парламентский вариант конституционной реформы. Прежде всего потому, что оба они достаточно конъюнктурны, учитывают в первую очередь интересы определенных политических сил, а не интересы страны, написаны под конкретных политиков.

Первый проект неприемлем, поскольку предусматривает пролонгацию полномочий нынешнего Президента. Ловушка кроется в идее совмещения срока проведения выборов и продления полномочий парламента до пяти лет (сладкий пряник депутатам как плата за лояльность). Подобная практика выборов в один год практикуется только в отдельных странах Африки и Латинской Америки, а не Европы, в которую, пока преимущественно декларативно, ведет Украину власть.

Второй законопроект — и здесь можно согласиться с представителями власти — превращает президента в куклу, скорее, в церемониальную фигуру, чем в один из центров власти. К сожалению, в парламентском проекте не были учтены замечания и позиция «Нашей Украины», которая последовательно выступает за формирование баланса между ветвями власти, отстаивает схему «сильный президент — сильный парламент — сильное правительство». При всем антагонизме авторов двух подходов к реформе результат воплощения проектов будет одинаков: оба дают возможность сохранения у власти нынешней правящей верхушки, только лишь с другой рассадкой. К примеру, согласно парламентскому проекту изменений в Конституцию, правительство не слагает полномочия перед новоизбранным президентом, а это означает, что нынешнее парламентское большинство, насильственно созданное вразрез с результатами выборов 2002 года, остается у власти до весны 2006 года — но с возможной заменой премьера Я. на премьера К., например.

В конечном итоге может случиться так, что авторы в своем стремлении бороться с конкретными персонами и авторитарным режимом на самом деле оказывают медвежью услугу демократии и стране. В результате, как уже справедливо подметили некоторые журналисты, установится режим «трех толстяков», красочно описанный в знаменитой сказке нашим земляком Юрием Олешей. Мы же будущее Украины видим другим.

Но, похоже, не законопроекты, вернувшиеся из Конституционного суда, станут темой главных дискуссий нынешней осени. Прежде всего потому, что парламентское большинство, как, впрочем, и власть, понимает их обреченность. Поэтому будут активные поиски новых способов самосохранения, новые декларации, еще более завуалированные и хитромудрые. Власть «будет щедра как никогда» на сладкие обещания и посылы. Ведь скоро выборы — пора самых громких обещаний, которые нынешняя украинская власть не привыкла выполнять. Не исключено, что нас ждут новые инициативы о переходе к парламентской либо парламентско-президентской модели. Тем более что в последнюю неделю об этом заговорили и в стане оппозиции.

Возможно, кто-то считает, что по своей сути парламентская республика может быть демократичной. Но, по-моему, не только и не столько форма государственного правления определяет степень демократичности общества. А для страны, переживающей переходный период, президентская модель управления является более эффективной. В первую очередь, в сфере экономики. Другой вопрос, что в украинских реалиях кресло президента стало монаршим троном, хозяин которого обладает неограниченными правами. Этот дисбаланс нужно менять, следующий президент должен таки уступить часть своих полномочий правительству. И предпосылки для этого уже созданы. Готовы ли авторы возможной реформы привести серьезные аргументы в пользу парламентской модели в конкретных украинских реалиях? Кто просчитает последствия и риски этой конституционной революции? Вопрос риторический. В Украине нет практики открытой дискуссии касательно судьбоносных для страны решений. Напротив, продолжается политика нагнетания страстей и формирования образа врага. Не случайно в последнее время участились разговоры о том, что выборы 2004 года приведут к дестабилизации, что новая власть не удержится от соблазна расправиться со своими оппонентами.

«Охота на ведьм» и разгул реваншизма — это страшилки из арсенала власти, которая таким способом хочет убедить часть политической элиты, что лучше нынешний постылый, но привычный режим, чем новые правила игры. Убежден: подведение черты под периодом первоначального накопления капитала — традиционно мрачной эпохи в истории любой страны — необходимо для будущего Украины. Ради него стоит не только подавить жажду мести, но и приглушить желание немедленно исправить несправедливость. Нынешняя власть — эпизод в истории страны, который близится к завершению. Ради Украины нам нужно перевернуть эту страницу, извлечь из нее уроки и не позволить прошлому определять будущее, довлеть над нами.

В бизнес-среде уже сформировалась здоровая прослойка, которая хочет работать в нормальном правовом поле, а не зависеть от лояльности к президенту. В политической среде также есть понимание того, что успешный и честный предприниматель — это идейный союзник власти, а не ее «кошелек». Он работает на власть, создавая новые рабочие места, выплачивая налоги. Поэтому актуальной является не тема реванша, а проблема отделения бизнеса от политики.

Прогнозируя проходимость того или иного варианта реформы, власть рассчитывает и на поддержку части оппозиции. Она вынуждена искать все новых союзников, чтобы решить проблему дефицита политической поддержки в парламенте. Лето было использовано администрацией Президента для наведения мостов со вчерашними непримиримыми оппонентами. И последняя пресс-конференция Петра Симоненко и Александра Мороза показывает, что усилия главы АП были не напрасны.

Похоже, наши коллеги готовы сыграть свою партию в чужой игре и собственными руками наделить новыми властными полномочиями вчерашних политических оппонентов. В результате в Украине установится неприкрытая кланово-олигархическая модель, которая будет носить сладкое для кого-то название «парламентская республика». А на практике это будет сдача демократии, республики, украинского суверенитета. Это будет крест на украинской перспективе. И ответственность за потерянный исторический шанс стать частью демократической Европы будет лежать на конкретных политиках, конкретных политических силах.

С коммунистами все достаточно просто. Вероятно, пусть и с заметно урезанным представительством, они попадут и в следующий парламент как удобный, прогнозируемый и привычный спарринг-партнер в игре «власть — оппозиция».

Сложнее с социалистами. Я с уважением отношусь к позиции СПУ, которая считает установление парламентской республики своей программной целью и возводит эту модель в некий абсолют. Но олигархическая модель никуда не исчезнет, если завтра будет провозглашена парламентская республика. Проблема лежит в другой плоскости, а потому «новые украинцы» не скупятся на то, чтобы протолкнуть сценарий так называемой реформы. Очевидно, СПУ непросто удержаться от соблазна принять из рук данайцев дар, кажущийся им реализацией своей стратегической цели. Но хотелось бы, чтобы украинские политики не руководствовались сиюминутными решениями, не действовали по принципу «враг моего идейного оппонента — мой друг». Чтобы они мыслили интересами страны и при этом четко просчитывали собственные политические перспективы. Очевидно, что Александр Мороз и его партия могут быть для нынешней власти только ситуативными союзниками.

29 марта на Форуме демократических сил, инициированном «Нашей Украиной», зал аплодировал призыву Александра Александровича не вступать в игру с политическими шулерами. Думаю, сегодня этот призыв еще более актуален для наших партнеров в СПУ.

Хочется верить, что украинские депутаты в конечном итоге, взвесив все за и против, не дадут ходу этой псевдореформе. Тем более что еще вчера оппозиционеры были едины во мнении: эта власть не имеет морального права на масштабные конституционные изменения.

Хочу напомнить пример Франции: генерал де Голль не раз прибегал к референдуму — не просто как к способу привлечения граждан к принятию судьбоносных для страны решений, но и как к тесту на доверие к власти. И когда в апреле 1969 года 52% французов не поддержали его идею о региональной реформе, на следующий день «отец» Пятой республики ушел в отставку. Политик мирового масштаба, даже в тот драматический для него год имеющий серьезную поддержку миллионов французов, воспринял это голосование как личное поражение, как колоссальное недоверие. Как может украинская власть — непопулярная, непрофессиональная, не имеющая поддержки среди подавляющего большинства украинцев, претендовать на роль реформатора? Ведь в любой реформе главным остается вопрос доверия.

«Нашу Украину» обвиняют в том, что она не заинтересована в политической реформе, так как уверена в президентских перспективах своего кандидата. Это утверждение не выдерживает критики: во-первых, именно наша фракция предложила Договор о совместных действиях, который по сути и является продуманным, стратегически выверенным планом политической реформы. А во-вторых, сами оппоненты признают, что «Наша Украина» и на следующих парламентских выборах будет в числе лидеров как политическая сила, наиболее поддерживаемая избирателями. Но речь идет не о перспективах отдельно взятой политической силы, а о стране. Мы действительно готовы и способны играть и выигрывать при любых, даже постоянно и стремительно меняющихся правилах. В отличие от ныне правящей верхушки, которая, проигрывая своим оппонентам, в самом финале принялась судорожно менять правила игры.

При любой политической системе «Наша Украина», оставаясь самой крупной политической силой, не откажется ни от одной из своих целей. Мы готовы последовательно завоевывать все политические институты и инструменты, необходимые для реализации своей программы.

Наша фракция намерена отстаивать в политике те правила — сводом каковых по сути и является Конституция, — которые мы считаем оптимальными для страны. Чтобы Основной Закон заработал в полную силу, нет нужды его переписывать. Во-первых, Конституцию нужно просто выполнять, а во-вторых, необходимо принять ряд конституционных законов. Этот процесс намеренно блокировался властью, привыкшей управлять страной в ручном режиме. Ведь только закон о выборах на пропорциональной основе ветировался Президентом восемь раз. Между тем именно этот закон должен стать началом политической реформы. Я категорически не согласен с поклонниками мажоритарной системы, пугающими народ тем, что в случае пропорционалки будет утеряна связь депутата с регионами. Во-первых, депутат — не лоббист интересов конкретного жэка или завода, это слишком упрощенный взгляд на миссию народного избранника. Он представляет народ, миллионы избирателей. А чтобы избежать «консервации» партийного списка, я выступаю за так называемый открытый список, когда избиратель голосует не только за определенную партию, но и отмечает в бюллетене того представителя этой политической силы, кто, по его мнению, наиболее достоин быть депутатом. Такая система не только способствует здоровой конкуренции среди политиков, но и стимулирует партийное строительство. Подобная модель действует во многих европейских странах, в частности в Германии, Польше, Британии.

Среди законопроектов, которые необходимо принять в ближайшее время, я вновь и вновь называю законы о президенте, об импичменте президента, о Кабинете министров и прокуратуре. Все эти законодательные акты должны стать серьезным фундаментом для эффективной власти, ее политической ответственности.

12 лет назад независимость дала Украине шанс стать демократической страной, приблизиться к европейским стандартам. Но за эти годы Украина только отдалилась от ЕС. Сможем ли мы стать ближе к Европе на 13-м году независимости? Уверен, что да. Но при одном условии: если политики будут демонстрировать ответственную проукраинскую политику.

Сегодняшняя Украина мечется не только в поиске своего места в мире, она находится на пути к своей украинскости. За 12 лет независимости не было сформировано то, что должно нас идентифицировать как нацию, как народ. Что заставило бы граждан гордиться своей страной и помогло нашим соседям с интересом и уважением смотреть в сторону Киева. Похоже, нынешнюю власть, которая и во внешней, и во внутренней политике руководствуется только инстинктом самосохранения, уже мало интересуют эти проблемы. А значит, мы должны в первую очередь создавать фундамент для честных и открытых выборов. Которые, я твердо в этом убежден, состоятся в октябре 2004 года. И победит на них кандидат от демократических сил.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно