В поисках честного Архивариуса. Кто защитит украинские архивы от «красного комиссара» и «черных» дилеров?

4 апреля, 2008, 15:22 Распечатать Выпуск №13, 4 апреля-11 апреля

На прошлой неделе первый заместитель председателя Государствен­ного комитета архивов Украины Геннадий Боряк по собственному желанию был освобожден от должности...

На прошлой неделе, а именно 26 марта, распоряжением № 528-р Кабинета министров первый заместитель председателя Государствен­ного комитета архивов Украины Геннадий Боряк по собственному желанию был освобожден от должности. Причиной увольнения стало его принципиальное несогласие с главой комитета Ольгой Гинзбург (квота Коммунистической партии Украины еще в правительстве Виктора Януковича) по поводу методов управления системой государственных архивов. Кстати, эту должность Геннадий Боряк занимал с августа 2006 года — с тех пор как антикризисная коалиция «попросила» его сменить кабинет председателя Госкомархивов на кабинет первого заместителя.

Эта «архивная история» имеет много наслоений, так что без знания механизмов политической кухни и некоторых нюансов функционирования государственных архивов в последние годы, граничащих со статьями Уголовного кодекса, в ней разобраться невозможно.

Геннадий Боряк Фото: nbuv.gov.ua
Геннадий Боряк Фото: nbuv.gov.ua
Начнем с политической составляющей. Геннадий Боряк сразу после освобождения обратился к своим «коллегам и друзьям» с открытым письмом, в котором совершенно искренне признался, что считает «для себя неприемлемым участвовать в лицемерном фарсе, разыгрываемом ныне на архивной сцене под названием «политическая целесообразность». По его мнению, вполне обоснованному, в Госкомархиве происходит «процесс выдавливания профессионалов и порядочных людей».

Этот «процесс», в частности, нашел яркое подтверждение в ситуации с профильным журналом «Ар­хіви Ук­раїни». Журнал должен выходить в свет шесть раз в год, но в последнее время, за неимением средств, выходит только раз в полугодие. Послед­ний номер (№ 1—3 за январь—июнь) вышел в 2007 году. Номер «Архівів України», который должен было венчать второе полугодие прошлого года, в лучших традициях коммунистической власти цензуровали уже на этапе оригинал-макета, после чего в конце концов он так и не вышел. Под нож пошел некролог памяти Надежды Свитлычной, оставившей Украине колоссальный фоноархив. Кроме того, комиссары-«архивисты» с партбилетами КПУ изъяли материал, посвященный покойному Омеляну Прицаку — первому зарубежному члену НАН Украины, основателю Института украинских исследований Гарвардс­кого университета, и подборку докумен­тов, рассказывающих о трагической судьбе известного украинского писателя, актера, режиссера и искусствоведа Гната Хоткевича (казненного по приговору «тройки» в 1938 году).

Цензуре был подвергнут и официальный веб-портал Госкомархива: соратники О.Гинзбург изъяли с интернет-выставки «Оккупация. 1941–1944: Неизвестная война. Неизвест­ная жизнь» раздел «Между двумя тоталитаризмами: Идеологическая пропаганда на оккупированной территории». Не говоря уж о том, что Госкомархив профинансировал панегирическое — посвященное Советс­кой империи — издание «Страна, которой нет, или О том, что было и больше может не быть» с предисловием лидера КПУ товарища Петра Симоненко. Ольга Гинзбург в интервью «5 каналу» совершенно недвусмысленно сказала, что намерена засекретить архивные документы, связанные с преступлениями коммунистической власти. По ее мнению, возвращение исторической памяти «может навредить потомкам».

Так что Геннадия Боряка, как он пишет в обращении, «подпольная работа при демократическом правительстве не устраивает, это же не времена оккупации». Не вызывает сомнения, что он, по мере своих сил, сопротивлялся идеологическим коррективам новоявленных «архивистов». Слава Богу, им не так уж и просто прово­дить свою политику — архивная система не позволяет решать вопросы кавалерийским наскоком. На местах работают директора архивов, которым все-таки удается (хотя и не всегда) включать внутренние факторы оппозиции. Но время уходит. Можем ли мы быть уверены, что завтра какие-то документы не будут изъяты, препарированы или засекречены?

Обеспокоены сложившейся ситуацией и историки диаспоры. Так, один из самых уважаемых специалистов, исследователь эпохи тоталитаризма профессор Роман Сербин спрашивает:

1. Какое министерство обладает юрисдикцией назначать и увольнять председателя Госкомархива? От кого конкретно зависит это решение? (От Министерства юстиции и, бесспорно, главы правительства – Ред.).

2. Что на самом деле стоит за тем, что новое правительство до сих пор не назначило на эту важную должность профессионала? (Напомним, что
О.Гинз­бург в 1981 году окончила Сумской филиал Харьковского политехнического института; имеет диплом инженера-механика, специальность «Технология машиностроения». — Ред.)

3. Что в связи с этим предпринимают лидеры демократических партий, ведь среди них есть и бывшие профессиональные историки?

4. Почему эту ситуацию спокойно воспринимает украинский научный мир, а в первую очередь украинские историки, для которых архивы являются источником их существования в профессии?

Теперь — ко второй части материа­ла. Неприятной, кстати. И тут уже не политика выходит на первый план.

Более трех лет продолжается расследование (или «закапывание»?) некогда нашумевшего дела по поводу беспрецедентных хищений документов во Львовском архиве (подробнее см.: «ЗН», № 33 — 2005, Я.Фе­дорук, «Львовские архивы в водовороте новейшего времени»; «ЗН», № 30 — 2005, Ю. Олийнык, «Держите вора!»). Возникает воп­рос: кому выгодно скрывать правду? Как ни прискорбно, но едва ли не главными фигурантами по этому делу стали именно Геннадий Боряк и директор Львовского архива Диана Пельц. Противостоят им представите­ли львовской интеллигенции: писательница Ирина Калинец, историк Ярослав Дашкевич, архивисты с мно­голетним стажем Иван и Галина Свар­ныки и другие. Г.Боряк и Д.Пельц постоянно акцентировали внимание на том, что дело расследуется, что утраченные документы (а это как минимум 300 дел, десятки тысяч документов, широкий массив фотодокументов и т.п.) не такие уж ценные... Напомним, что тщательную инвентаризацию выпотрошенного главного архива Галичины провели после того, как тогдашний премьер-министр Виктор Янукович подарил (через вице-премьера «гуманитария» Дмитрия Табачника) столичному На­циональному музею якобы купленные за рубежом письма Михаила Грушевского к И.Кревицкому. Разразил­ся скандал, поскольку оказалось, что письма должны храниться в архиве во Львове. Замять дело не удалось: объем и размах хищений просто поразил следователей. Служба безопасности Украины, Министерство внутренних дел должны наконец-то поставить последнюю точку в этой весьма неприглядной истории, которая не лучшим образом отразилась на имидже Украины в мире.

…Возвращаясь к Геннадию Боряку, уволившемуся по собственному желанию, согласимся, что произошла метаморфоза (не столь уж и удивительная, учитывая «нужное» голосование «верных ленинцев» в парламенте): уже более 100 дней у власти находится оранжевое правительство Юлии Тимошенко, а Госкомархив Украины по-прежнему возглавляет человек, имеющий принципиально антиукраинские взгляды на прошлое государства и нации. Только ленивый не заметил вопиющей некомпетентности О. Гинзбург. Как тут не вспомнить ленинское — «и кухарка может управлять государством». И в самом деле, почему человек, прошедший путь от рабочего, техника-конструктора, секретаря парткома до заместителя директора Конотопского арматурного завода, по логике вождей КПУ, не может возглавлять всего-навсего Госкомархив Украины?

Первой реакции президента Украины на увольнение Геннадия Боряка (а также на присутствие в правительстве «людей Медведчука») мы дождались 3 апреля: «Представитель КПУ злоупотребляет своим служебным положением для препятствования государственной политике установления исторической справедливости, а из Госкомархива вынуждены уходить опытные профессионалы. Неужели КПУ является частью коалиции, что ее представитель так уверенно чувствует себя на правительственной должности?» Между тем заявлению главы государства не хватает искренности: пропрезидентские (или, как их называют, «птенцы гнезда Балоги») депутаты от «НУ—НС», недавно сформировавшие эдакое «болото» под названием Единый центр, очень часто голосуют против воли большинства коалициантов.

Юлия Тимошенко не стала медлить с ответом. Глава правительства пообещала президенту учесть критику, но все-таки напомнила, что именно она отвечает за результат. И потому формирует команду, которая в состоянии обеспечить результат: «Я думаю, что охоту на ведьм устраивать в стране абсолютно неуместно. Нужно смотреть, как человек работает и каков его вклад в развитие государства».

Как видим, Геннадий Боряк стал жертвой закольцованной ситуации, когда лидер БЮТ и глава правительст­ва просто вынуждена – из-за противо­действия ЕЦ – обращаться к коммунистам за помощью в решении многих политических вопросов и при­нятии решений в Верховной Ра­де. Среди последних — нашумевшее решение о переизбрании киевского мэра Леонида Черновецкого и назначении внеочередных выборов городского головы столицы и Киевсо­вета. Именно штыки коммунистов пригодились при мощнейшей поддержке Черновецкого секретариатом президента.

Понятно, что ввиду отсутствия внутреннего контроля (поскольку далеко не все директора архивов в областях готовы защищать свою профессиональную репутацию) Ольга Гинз­бург может наломать еще немало дров. А потому архивы Украины требуют присутствия третьего лица. Между тем эта проблема пока что не получила надлежащего внимания ни со стороны Виктора Ющенко, ни со стороны Юлии Тимошенко. Судя по всему, президент не будет искать управу на Единый центр, а премьер-министр не откажется от голосов комму­нистов, которые, ясное дело, будут защищать человека, прошедшего на должность по их квоте. О борьбе за историческую память можно забыть...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно