В НОВУЮ ЕВРОПУ СО СТАРЫМ «ЗАГРАНПАСПОРТОМ»? - Политическая ситуация в Украине. Новости, обзоры, аналитика, эксклюзивы. - zn.ua

В НОВУЮ ЕВРОПУ СО СТАРЫМ «ЗАГРАНПАСПОРТОМ»?

22 августа, 2001, 00:00 Распечатать

Накануне больших юбилеев обычно принято не только подсчитывать и воспевать достижения и победы, не только строить грандиозные планы на будущее...

Накануне больших юбилеев обычно принято не только подсчитывать и воспевать достижения и победы, не только строить грандиозные планы на будущее. Многие считают не менее важным, перед тем как шагнуть в следующее десятилетие, избавиться от всего ненужного и устаревшего, провести инвентаризацию и переоценку ценностей.

Если основательно порыться в законодательных архивах Украины, то можно обнаружить там немало пожелтевших и припавших пылью страниц, содержание которых не только уже не отвечает сегодняшним реалиям, но, порой, и не всегда увязано с Основным Законом нашего государства.

Уже достаточно давно некоторые эксперты твердят о том, что принятые в июле 1993 года Основные направления внешней политики Украины в значительной степени устарели, многие поставленные в них задачи уже выполнены, и поэтому необходимо разработать и утвердить новый документ. Тем более что нынешние Основные направления были приняты постановлением Верховной Рады, а Конституция (ст.92, п.9) требует, чтобы «основы внешних сношений» определялись «исключительно законами Украины».

И дело не только в том, что многие задачи, поставленные в 1993 г., уже выполнены. Документ устарел морально. Описанная в нем международная обстановка, место Украины в мире и стоящие перед нашим государством цели во многом не отвечают реалиям начала XXI века.

 

Вот, например, во вступительной части документа современные международные отношения характеризуются «возникновением новых независимых государств», «появлением новых региональных центров силы», «исчезновением военно-политического и идеологического противостояния в Европе». Сегодня новые государства на нашем континенте уже не возникают, что же касается «региональных центров силы», то в будущем документе (если за него все-таки кто-то когда-то возьмется) стоит уделить достаточное внимание расширению Европейского cоюза и НАТО, а также все усиливающейся тенденции превращения США в главный экономический, силовой и гуманитарный «полюс» мира. Понятно, что в документе 1993 г. ничего не говорится и о том, что мир входит в эру глобализации и информационного общества. А вот с «исчезновением военно-политического и идеологического противостояния в Европе» разработчики Основных направлений, увы, несколько поторопились. Безусловно, нынешнюю ситуацию никак нельзя сравнивать со временами «холодной войны», но не стоит забывать и о том, что вместо Варшавского договора теперь появился Ташкентский блок, а НАТО не только продолжает существовать, но и расширяет свои ряды при резко негативной реакции России.

Авторы Основных направлений то ли были оптимистами и романтиками, то ли не успели тогда еще избавиться от советской «сверхдержавной» психологии и записали в документ утверждение, что «Украина может и должна стать влиятельным мировым государством». Утверждение, безусловно, ласкает слух и тешит национальную гордость, но, согласитесь, на сегодняшний день особых оснований под собой не имеет. Давайте будем реалистами: Украина, по мировым меркам, государство среднего размера и вряд ли когда-либо будет иметь существенное и глобальное влияние на характер развития мирового сообщества. Во всяком случае, давайте вернемся к обсуждению упомянутой формулировки через десять, а еще лучше — через двадцать лет.

А пока бегло пройдемся по разделам Основных направлений внешней политики Украины. На протяжении всего времени существования документа его критиковали за расплывчатость и отсутствие конкретики, особенно хорошо заметные в разделе «Национальные интересы Украины и задания ее внешней политики», из которого вряд ли кому удастся узнать, в чем же эти интересы заключаются. Авторы лишь классифицировали их на три основные группы:

— стратегические и геополитические, связанные с обеспечением национальной безопасности Украины и защитой ее политической независимости;

— экономические, связанные с интегрированием экономики Украины в мировое хозяйство;

— региональные, субрегиональные и локальные, связанные с обеспечением разнообразных специфических потребностей внутреннего развития Украины.

Соответственно и «наиглавнейшие» задания внешней политики при таком определении нацинтересов звучат общо. Кроме того, половина из них, как заявлялось на высоком уровне, уже выполнена (в частности, утверждение Украины как независимого государства, обеспечение стабильности ее международного положения, сохранение территориальной целостности и неприкосновенности границ; хотя на наш взгляд, эти задания хоть и утратили свою приоритетность, но будут существовать всегда). Остальные задания явно требуют конкретизации и обновления.

А вот большинство положений из раздела «Основы внешней политики Украины», на наш взгляд, можно было бы перенести и в новый документ, поскольку базируются они на общепринятых нормах международного права и, думается, были бы приемлемы для любого европейского государства. Кроме того, сохранение актуальных и прошедших проверку временем положений Основных направлений стали бы свидетельством последовательности и предсказуемости внешней политики нашего государства, что по достоинству было бы оценено в мире. Кроме того, и в самой Украине сегодня многим было бы полезно вспомнить, например, что «в современных условиях соблюдение прав человека не является лишь внутренним делом отдельных государств». А также, что «Украина выступает против присутствия вооруженных сил других государств на украинской территории».

 

Раздел «Направления, приоритеты и функции внешней политики Украины», пожалуй, с большим нетерпением ожидает мусорная корзина. Судите сами, разве таким должен быть сегодня список «главных направлений»:

1. Развитие двусторонних межгосударственных отношений.

2. Расширение участия в европейском региональном сотрудничестве.

3. Сотрудничество в рамках Содружества независимых государств.

4. Членство в ООН и других универсальных международных организациях.

Пожалуй, только формулировка первого пункта может быть сохранена, однако содержание этого подраздела должно быть переписано заново. В начале «эры многовекторности» украинской внешней политики авторы «внешнеполитической Библии» отнесли к «приоритетным» и «стратегическим» направлениям развитие отношений с

а) приграничными государствами;

б) западными государствами — членами ЕС и НАТО;

в) географически близкими государствами;

г) странами Азии, АТР, Африки и Латинской Америки,

то есть, по сути, со всем миром.

Что касается приграничных государств, то первоочередные задания в этой сфере давно уже выполнены: полномасштабные договора о добрососедстве и сотрудничестве заключены со всеми соседями Украины. Думается, что в будущем документе уже не стоит все соседние государства причислять к стратегическим партнерам Украины, поскольку отношения с большинством из них уровню стратегического партнерства не соответствуют. Не стали бы мы и называть в документе отношения с Россией «доминантой отношений» с приграничными государствами. И, конечно же, не только потому, что в принятой год назад концепции внешней политики РФ об Украине нет ни слова (зато там вспоминаются и США, и основные западноевропейские государства, и даже Таджикистан с Киргизстаном). А хотя бы потому, что за последние годы настоящим стратегическим партнером Украины стала соседка Польша, о которой в старых Основных направлениях нет ни одного упоминания (хотя нашлось место, например, для Индии, Египта, Израиля и др.).

Авторам будущего документа напомним: сегодня уже не модно называть Украину «мостом» между Россией и странами Центрально-Восточной Европы, тем более, что история с обходным газопроводом показала, что далеко не все и не всегда желают этим «мостом» пользоваться.

Отношениям со странами ЕС и НАТО в документе 1993 года уделен самый маленький и очень расплывчатый подраздел. Понятно, что в нем ничего не сказано о европейской интеграции Украины и о том, что страны ЕС представляют первоочередной интерес для нашего государства. В этот же раздел «засунуты» и три строки об отношениях с Соединенными Штатами, причем к стратегическим партнерам Украины авторы это государство не относят.

В подразделе, еще раз демонстрирующем крайне неудачную классификацию — «Географически близкие государства» — вскользь говорится о балканских странах и совсем не отражена сегодняшняя роль Украины в этом регионе. Гораздо больше внимания в контексте участия нашей страны в Евро-Азиатском транспортном коридоре заслуживают и страны Кавказского региона. Что касается государств Азии, АТР, Африки и Латинской Америки, безусловно, важных для Украины, но не представляющих сегодня для нее первоочередной интерес, то вряд ли стоит уделять им так много места и в будущем документе. Также не стоит выделять целый раздел и «сотрудничеству в рамках Содружества независимых государств», поскольку в Киеве давно уже относятся к этому объединению и его будущему с изрядной долей скептицизма. (Лучше посвятить несколько лишних строк ГУУАМ, о котором, по понятным причинам, в старом документе нет ни слова). Если же и в новом «руководстве по внешней политике» выделять отдельный раздел «ООН и универсальным международным организациям», то, как минимум, необходимо выписать его гораздо конкретнее, а для «обеспечения первоочередных торгово-экономических интересов» страны обозначить целью членство не в международной морской организации, а в ВТО (которая в старом документе не упоминается вообще).

И, в принципе, у новой «внешнеполитической Библии» должна быть совсем иная структура, поскольку и цели, и приоритеты внешней политики сегодня иные, чем в 1993 г. Еще раз их на днях повторил Президент, выступая на Форуме украинцев: стратегическая цель — интеграция в Европейский Союз, основные стратегические партнеры — Россия и США. Особо стоит отметить, что, по мнению высшего руководства страны, «в треугольнике Украина—США—Польша наше государство может быстрее и успешнее решать ряд своих проблем, в частности, связанных с реализацией своих евроинтеграционных намерений».

Разумеется, главный раздел будущего «руководства по внешней политике» должен быть посвящен европейской интеграции Украины (кстати, стратегическая цель нашего государства до сих пор законодательно, практически, не закреплена). В старом же документе говорится лишь о «региональном сотрудничестве в Европе», многие задачи которого давно выполнены: наша страна вступила в Совет Европы и присоединилась ко многим конвенциям под его эгидой, стала членом ЦЕИ и ОЧЭС, подписала Соглашение о партнерстве и сотрудничестве с Европейским cоюзом.

Произошла и некоторая переоценка Киевом роли в европейских процессах ОБСЕ. В документе 1993 г. деятельность в рамках тогда еще Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе называется «приоритетным региональным направлением внешней политики Украины» и упоминается первым, в то время как сотрудничеству с ЕС отводится место только в конце раздела. Но не так давно в Киеве прозвучала мысль о том, что «превращение ОБСЕ в действенную модель будущего паневропейского сосуществования возможно только при условии эффективного реформирования этой структуры».

Думается, было бы вполне резонно закрепить в будущих Основах и новое видение официальным Киевом (недавно озвученное украинским министром иностранных дел) концепции новой Европы, «в основе которой стоят Европейский cоюз, Совет Европы и Организация cевероатлантического договора». Именно эти институции считаются теперь «ключевыми столпами европейского курса Украины».

Серьезной переработки требует и раздел об обеспечении национальной безопасности нашей страны. Во-первых, Украина давно уже выполнила свое обещание стать безъядерным государством. Во-вторых, расширение НАТО и создание Ташкентского блока создали новые условия на континенте. Кроме того, в 1993 г. в Украине не только еще никто и мечтать не мог о подписании с Североатлантическим альянсом Хартии об особом партнерстве, но даже участником программы «Партнерство ради мира» наша страна тогда еще не была.

Однако одну весьма важную и полезную деталь, о которой определенные силы в Украине стараются сегодня не вспоминать, предусмотрительные авторы Основных направлений в документ внесли. В нем, в частности, говорится о том, что «провозглашенное в свое время Украиной намерение стать в будущем нейтральным и внеблоковым государством должно быть адаптировано к новым условиям и не может считаться препятствием ее полномасштабному участию в общеевропейской структуре безопасности». Эта структура, сказано в документе, должна быть создана на базе существующих международных институтов, таких как СБСЕ (ныне ОБСЕ), ССАС, НАТО, ЗЕС. «Непосредственное и полное членство Украины в такой структуре будет создавать необходимые внешние гарантии ее национальной безопасности», — утверждают Основные направления внешней политики Украины. Как показывают реалии, в 1993 г. их авторы мыслили куда смелее, чем нынешнее руководство нашей страны. Ведь если расшифровать последнюю цитату, то, по сути, в документе перед Украиной ставится цель стать членом НАТО, поскольку очевидно, что членство во многосубъектной структуре можно реализовать лишь оформив членство в каждой организации, входящей в эту структуру.

Наверное, было бы правильным сохранить и развить эти положения в новых Основных направлениях, а часть экспертов вообще призывает, наконец, определиться и открыто назвать членство в НАТО одной из задач нашей внешней политики. Что, впрочем, в ближайшее время вряд ли будет сделано по многим общеизвестным причинам. Однако в новом документе старые формулировки вполне можно было бы дополнить фразами о чрезвычайной заинтересованности Украины в углублении формулы особого партнерства с альянсом и дальнейшем укреплении его механизмов (о чем уже вслух говорил официальный Киев), а также подтвердить, что Украина не рассматривает расширение НАТО как угрозу ее национальным интересам, а напротив, считает, что этот процесс способен принести ей дополнительные гарантии безопасности. Подобное отношение, думается, облегчило бы и сделало более реальным участие Украины в формировании как общеевропейской структуры безопасности вообще, так и совместной внешней политики и политики безопасности Европейского cоюза, в частности, что в значительной степени способствовало бы дальнейшему сближению нашей страны с ЕС.

 

* * *

 

Наверняка кто-то скажет, что разработка новых Основных направлений внешней политики Украины сегодня далеко не самая важная задача, стоящая перед нашей страной. И что сегодня достижение каких-либо серьезных целей на внешней арене невозможно без радикальных внутренних преобразований. Все это, безусловно, так. Но, наверное, стоит прислушаться и к мнению тех, кто уверен, что сделанный вовремя и исторически правильно выбор государством внешней ориентации может быть определяющим для перспектив развития страны.

Борис ТАРАСЮК, один из авторов Основных направлений внешней политики Украины,
экс-министр иностранных дел Украины, директор Института евроатлантического сотрудничества:

 

— Мне, как и другим разработчикам Основных направлений, никогда не было стыдно за его содержание. Конечно, читая сегодня этот документ, можно найти немало положений, не отвечающих реалиям сегодняшнего дня, сформулированных, возможно, несколько наивно. Однако нужно помнить, в какое время они писались. Необходимо также учитывать, что начало разработки Основных направлений совпало с возрождением нашей независимости и государственности: мы приступили к работе над этим документом в начале 1992 г., а принят он был в июле 1993 г. Я считаю, что на то время это был один из наиболее важных документов Украинского независимого государства: он систематизировал взгляды на украинскую внешнюю политику и определил ее задачи, основы и принципы. В 1993 г. был достигнут консенсус между исполнительной и законодательной ветвями власти относительно основных приоритетов, основ и целей внешней политики, что было очень важно и стало невозможным уже через несколько лет, а, возможно, и по сей день.

Необходимо отметить, что за эти годы Украина сделала очень много в плане развития внешнеполитической инфраструктуры. Я без преувеличения могу сказать, что Украина заслуживает занесения в Книгу рекордов Гиннесса за темпы, с которыми это было сделано: за семь-восемь лет мы открыли около 90 заграничных учреждений при мизерном финансировании и критической нехватке квалифицированных специалистов.

Сегодня с уверенностью можно говорить, что разработчики Основных направлений смотрели в будущее: еще в 1993 г. членство в Европейском союзе определялось как перспективная цель украинской внешней политики, тогда еще только шла работа над Соглашением о партнерстве и сотрудничестве с ЕС, а мы уже записали в документ, что выполнение СПС станет первым этапом продвижения к ассоциированному, а затем и полному членству в этой организации. Ныне членство в Евросоюзе — наша стратегическая цель. Я с иронией воспринимаю сегодня некоторые серьезные рассуждения (в том числе и наших соседей) о том, что Украина должна идти в Европу через Россию либо через страны ЦВЕ, что они будут нашим «мостом». Не нужен нам этот «мост». Мы вполне самодостаточное государство для того, чтобы самостоятельно и непосредственно развивать отношения с кем угодно. И мы тоже не должны в будущем документе называть себя каким-либо «мостом» — в 1993 г. это была просто «детская болезнь» роста.

В то время авторы Основных направлений также не могли предположить, насколько сильно разовьются наши отношения с Соединенными Штатами.

С другой стороны, в документе приоритетными называются некоторые страны, где у нас до сих пор даже посольств нет (например, Сингапур), или мы только начинаем развивать с ними серьезные отношения (например, с Австралией).

Сегодня уточнения и развития требует раздел отношений Украины с НАТО и ЕС — нашими основными партнерами.

После того как наша страна стала безъядерным государством, должно быть четко сформулировано отношение Украины к ядерному оружию в целом с учетом сегодняшней обстановки в мире.

Актуальными и доказавшими свою правильность остаются формулировки Основных направлений, касающиеся отношений в СНГ. Определив эти принципы, Украина фактически не позволила России превратить СНГ в инструмент восстановления своего доминирования на просторах бывшего СССР, в наднациональную структуру, которая бы поглотила все новые независимые государства и стала бы прототипом нового Советского Союза с доминирующей ролью России.

Много что нужно конкретизировать в разделе сотрудничества с региональными организациями: ОЧЭС, Советом стран Балтийского моря, Организацией экономического развития и сотрудничества, членом которой Украина должна стать в перспективе. Тогда мы смотрели на это иначе, а сегодня членство в этой организации, по моему мнению, должно быть нашей целью.

Думаю, требуют большей конкретизации и положения, касающиеся развития наших отношений с международными финансовыми институциями.

А в вопросах безопасности мы должны, наконец, конкретно обозначить нашу цель. Наша неопределенность ставит в довольно неудобное положение наших партнеров, которые для себя никак не могут определить, куда же все-таки направляется Украина. Я отношусь к сторонникам перспективы членства Украины в НАТО. Нет ни одной серьезной соседней страны Восточной и Центральной Европы, которая бы не ставила перед собой цели членства и в ЕС, и в НАТО. Наша власть должна выработать четкие приоритеты и суметь донести их до общества.

Очень важными и не утратившими своей актуальности остаются многие основы и принципы внешней политики. Вы вспоминаете тот из них, который гласит, что соблюдение прав человека не является лишь внутренним делом отдельных государств. Это не изобретение Украины, а на то время один из новых принципов международного права. И если сегодня кто-то очень устал от напоминаний Совета Европы по поводу выполнения наших обязательств в этой области и считает их «вмешательством в наши внутренние дела», то подобное мнение противоречит одному из основополагающих принципов внешней политики Украины.

Снова и снова перечитывая этот документ, я прихожу к мнению, что он во многом не утратил своей актуальности. До формирования нового большинства в Верховной Раде я был оппонентом любых попыток пересмотреть Основные направления внешней политики Украины. И основным мотивом для меня была существовавшая опасность того, что документ вследствие изменений может стать хуже (вспомним тогдашнюю расстановку сил в парламенте), чем он есть, и может откинуть назад Украину в определении приоритетов и стратегии ее внешней политики. Сегодня ситуация в ВР в принципе изменилась (даже если учесть произошедшие с нынешним большинством метаморфозы): левые потерпели сокрушительный удар и уже не будут иметь большинства. И сегодня я сторонник постановки на повестку дня вопроса о принятии нового концептуального документа по вопросам внешней политики. Более того, я сейчас работаю над таким документом. Я считаю, что произошедшие в мире и Европе изменения и то место, которого Украина в нем добилась за десять лет независимости, требуют пересмотра этого документа, постановки новых приоритетов, целей, конкретизации. Новый документ, возможно, и не будет принят этой Верховной Радой, но однозначно должен появиться до конца полномочий нынешнего состава парламента. Должна начаться работа над новыми Основами внешней политики Украины, которые, согласно Конституции, необходимо принять законом Украины. То есть правовая основа для принятия нового документа существует. Существуют и требующие этого внешнеполитические реалии. Другое дело, имеется ли необходимая для этого политическая воля? Такой политической воли на сегодня, к сожалению, нет. И у исполнительной власти, и, боюсь, что не найдется ее и у законодательной. Но, прежде всего, проблема — в исполнительной ветви.

Михаил ГОНЧАР, Александр МОСКАЛЕЦ, Международный фонд «Стратегия-1»

 

«Наша страна должна из третьеразрядной превратиться на второразрядную, а потом перейти в первый ряд и, в конце концов, стать ведущим государством мира», — это формула японской исторической поступи, сформулированная еще в ХІХ столетии. Очевидно, она имеет все основания стать определяющей для Украины в ХХІ веке. Но начать воплощать эту формулу в жизнь, наверное, сможет только поколение, лишенное атавизмов советского менталитета. Это те, кто появились на свет в начале 90-х — ровесники независимости. Но это станет происходить где-то после 2020 года… Как быть до этого?

С одной стороны, несомненно, что документ подлежит изменению. Однако проблема состоит в том, будет ли новый лучше старого? С учетом того, что консенсус внутри общества отсутствует, вряд ли стоит питать иллюзии. Документ будет хуже. Примером тому есть законопроекты, подготовленные ранее, когда основы внешней политики пытались пересмотреть левые в Верховной Раде, возглавляемой Александром Ткаченко. Появление парламентского большинства в свое время давало хорошую возможность для быстрого принятия пакета основополагающих законодательных документов — Концепции национальной безопасности, Военной доктрины, Основ внешней политики. Однако для ведущих политических сил решение стратегических задач государства оказалось вовсе не приоритетным. Такая ситуация сохраняется и по-видимому будет сохраняться в дальнейшем. Столь же проблематичным является и достижение вожделенного консенсуса в обществе. Не способствует внешнеполитическому самоопределению и неистребимое желание постсоветского руководства Украины усидеть на двух стульях «стратегического партнерства» одновременно.

Украина всегда пыталась выглядеть «своей» и на Западе, и в СНГ. Но реально ее и там, и там воспринимали как «чужую». Если проблема политической и оборонной самоидентификации не будет решена, страна обречена на внешнеполитическую ситуацию, когда все — и «стратегические» партнеры, и нестратегические, и просто соседи — ее будут воспринимать как «чужую среди своих». А нейтралитет Украины, целесообразность которого уже сейчас нашим «главным стратегическим партнером» ставится под сомнение, станет просто бутафорией для внутриполитического употребления.

Поэтому лучше оставить на ближайшее время все как есть. Тем более что принятие Верховной Радой «правильного документа», как показывает практика, еще не означает неукоснительного его исполнения. Если экономическое возрастание Украины будет системным и продолжительным, через 2—3 года это побудит (и даже заставит) сформулировать более четко внешнеполитические цели. Но движение вперед будет медленным, если гирями на ногах будут висеть нерешенные проблемы минувшего 10-летия:

— односторонняя энергетическая зависимость;

— иностранное военное присутствие;

— хаотичность информационного пространства;

— отсутствие политической и оборонной самоидентификации.

Не решив эти проблемы, не только украинская внешняя политика, но и Украинское государство в целом обречены на хуторянское существование в центре стремительно меняющейся Европы.

Анатолий ГРИЦЕНКО, президент Центра Разумкова

 

Если следовать формальной логике, то после десяти лет независимого развития, на рубеже тысячелетий следовало бы разработать новые Основные направления внешней политики Украины и принять их в виде отдельного закона. Нынешний документ, введенный в действие постановлением Верховной Рады от 2 июля 1993 г., далеко не в полной степени отвечает новым условиям. Во-первых, за восемь лет произошли серьезные изменения в мире, в Европе и в непосредственной близости от границ Украины: соседние страны стали членами НАТО, они готовятся к вступлению в ЕС и закрывают свои границы; образованы Союз России и Беларуси, Евразийское экономическое сообщество; расширяется Европейский союз; осуществляется институциональное оформление ГУУАМ. В значительной степени изменилась и сама Украина. Во-вторых, ряд актуальных для того периода задач уже выполнен: Украина лишилась ядерного оружия, заключила широкомасштабные договоры с соседними государствами, подписала соглашение с Европейским союзом, Хартию с НАТО, стала членом Совета Европы. Реализованы и другие положения упомянутого документа.

Если же следовать логике сложившихся в Украине политических реалий, то, в принципе, документ можно оставить в покое — при нынешней системе власти в стране внешняя политика формируется и реализуется Банковой, независимо от содержания подобного рода документов. Тем более при известном отношении главы государства к парламенту и парламентариям, при известной степени влиятельности правительства и МИД. Кроме того, новые Основные направления должны согласовываться с новой Концепцией (основами политики) национальной безопасности Украины. Как известно, 15 ноября 2000 г. Президент Л.Кучма подписал указ №1237, которым определил срок подготовки проекта Концепции — 1 июля 2001 г. На улице уже август, но документа нет. Думаю, он не появится ни в сентябре, ни в декабре, ни в марте следующего года (указов у нас издается много, но выполняются далеко не все и не в полном объеме). А после парламентских выборов — новые расклады, новые люди, новые структуры, новые приоритеты; затем новые выборы — президентские… Так что политических и организационных предпосылок для подготовки и принятия новых Основных направлений сегодня нет. Парламент не сможет принять новый документ, даже если его разработают, к примеру, неправительственные аналитические центры либо отдельные фракции, а президентской команде он не очень-то и нужен.

Александр СУШКО, директор Центра мира, конверсии и внешней политики Украины

 

Основные направления... устарели как содержательно, так и функционально, поэтому принятие нового документа формально необходимо. С другой стороны, в политико-правовой трактовке это — специфический документ, логику появления и видоизменений которого нужно рассматривать в контексте конкуренции за влияние на процесс принятия государственных решений.

Что касается устарелости как таковой, то обращает на себя внимание потребность не только изъять из текста задачи, формально решенные (подписание соглашений о сотрудничестве с соседними государствами, договора о сотрудничестве и партнерстве с ЕС, вступление в Совет Европы, обретение безъядерного статуса и т.п.), но и наполнить документ понятийно-смысловым аппаратом, адекватным современным направлениям развития международного сообщества. Скажем, в документе совершенно отсутствует такое понятие, как «глобализация» (а соответственно, нет и попытки определить стратегию Украины относительно этого господствующего явления современности); термин «интеграция» употребляется только для определения связей между странами СНГ в контексте поиска новых ее форм, тогда как отношения с Евросоюзом рассматриваются лишь как «сотрудничество», «партнерство». Понятие «национальных интересов» Украины не претерпело в документе качественной конкретизации, и это дало простор для излишне широких, нередко противоречивых толкований.

С другой стороны, Основные направления... нужно рассматривать как специфический образец отечественного нормотворчества, рожденный эпохой становления государственных институтов, отражающий борьбу за верховенство полномочий в период утверждения президентско-парламентской модели. Верховная Рада, которой принадлежит ключевая роль в процессе инициирования и правового оформления независимости Украины, став ареной столкновения диаметрально противоположных взглядов на внешнюю политику, постепенно теряла влияние на нее. Основные направления... были попыткой достичь хоть какого-то консенсуса. Нынешняя активизация дискуссий вокруг перераспределения сфер ответственности между Президентом, правительством и парламентом создает дополнительные мотивы для принятия нового концептуального документа в области внешней политики.

Следовательно, о необходимости создания новых Основных направлений внешней политики свидетельствует как моральная, концептуальная и содержательная устарелость самого документа, так и интересы обновленной парламентской элиты, открыто или осторожно готовящей почву для эволюции в сторону парламентской модели власти.

В новом документе обязательно должны быть определены:

1. Стратегические внешние национальные интересы Украины (чего мы хотим от мира)

2. Имеющиеся внешнеполитические ресурсы Украины (что мы можем предложить миру)

3. Конкретные цели на кратко-, средне- и долгосрочную перспективу.

Игорь ОСТАШ, председатель комитета Верховной Рады по иностранным делам

 

Сегодня основным документом, в котором очерчены принципы внешнеполитической деятельности Украины, являются одобренные Верховной Радой в июле 1993 года Основные направления внешней политики Украины. Этот документ довольно основательный — в нем хорошо изложены многие фундаментальные «вечные» принципы, на которых должна базироваться внешняя политика любого ответственного демократического государства. Однако мир меняется и Украина тоже не стоит на месте.

Значительная часть положений Основных направлений уже реализована. Это касается, в частности, обретения Украиной членства в Совете Европы, ЦЕИ, ОЧЭС, подписания Хартии об особом партнерстве между Украиной и НАТО и т.п. Подписано и вступило в силу Соглашение о партнерстве и сотрудничестве между Украиной и ЕС, принята Общая стратегия ЕС относительно Украины, наша страна приглашена к участию в Европейской конференции.

В мире произошли события, также требующие определенной коррекции нашего внешнеполитического курса. Так, соседние с Украиной государства стали членами НАТО, образован Российско-белорусский союз, Евразийское экономическое сообщество, расширяется Европейский союз, идет процесс институционного оформления ГУУАМ и пр.

Учитывая изложенное, многие положения Основных направлений требуют пересмотра и конкретизации.

Если говорить о реформировании основ внешней политики Украины, следует прежде всего отметить необходимость четкого определения ее главного вектора. Им, безусловно, должна стать евроатлантическая интеграция. Пока мы жестко не зафиксируем наш европейский выбор, до тех пор нас никто не будет серьезно воспринимать как государство, будущего полноправного члена европейских и евроатлантических структур. Сегодня же мы вместо этого видим лишь активную имитацию желаемого процесса.

В этом контексте надо отметить, что ни в одном — как внутреннем, так и международном — документе за Украиной четко не закреплен нейтральный и внеблоковый статус. Наоборот, в Основных направлениях 1993 года подчеркивается стремление стать полноправным членом общеевропейской структуры безопасности, которая должна быть создана «на базе существующих международных институтов, таких, как СБСЕ, РПАС, НАТО, ЗЕС». Конституция Украины и Концепция национальной безопасности 1997 года также определяют стратегический курс на европейскую и евроатлантическую интеграцию. Однако многие политики почему-то говорят о нейтральной и внеблоковой Украине как о свершившемся факте. Поэтому следует еще раз подчеркнуть необходимость максимально четко зафиксировать наш европейский и евроатлантический выбор.

Разумеется, в Основные направления нужно закладывать приоритетность развития взаимовыгодных отношений с нашими непосредственными соседями — Россией, Польшей и пр. Безусловной является необходимость упора на региональном сотрудничестве в рамках таких объединений, как ОЧЭС, ГУУАМ, ЦЭИ и др. Здесь потенциал Украины вполне достаточен, чтобы стать региональным лидером.

Следует обратить внимание на крупнейшие центры силы как современные, так и будущие, — США, Китай, Японию и страны АТР. Но для этого вовсе не обязательно провозглашать всех подряд стратегическими партнерами.

Кроме того, учитывая энергетическую зависимость Украины, на современном этапе крайне важна диверсификация источников снабжения энергоносителями. Это должно стать одним из приоритетов. Поэтому не нужно забывать и о возможных странах-партнерах.

Также следует подчеркнуть, что внешняя политика призвана защищать интересы прежде всего граждан Украины, ее предприятий, помогать им находить рынки для собственной продукции, защищать экономические интересы нашего государства — именно это должно стоять на первом плане. Ведь в современном мире мощь государства чаще измеряется не военной силой, а уровнем экономического развития и размером ВНП. Провозгласив такой приоритет, мы должны наконец прекратить приносить в жертву экономические интересы в пользу политических (у нас же это довольно часто делается в пользу политических интересов отдельных лиц).

Таким образом, сохранив основополагающие принципы внешней политики Украины, их следует несколько конкретизировать и модернизировать в соответствии с изменениями, произошедшими в мире за пройденный период. Кроме того, нужно выработать более прагматичный подход к самой сути внешнеполитической деятельности и, соответственно, очертить ее более прагматичные принципы.

Однако совершенно очевидно и то, что новый документ, над которым сейчас работает специальная рабочая группа Комитета по иностранным делам, будет принят уже следующей Верховной Радой.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №14, 14 апреля-20 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно