В НАДЕЖДЕ НА ЕДИНСТВО ПРАВЫХ

15 сентября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №36, 15 сентября-22 сентября

Украинские правые напоминают одного из героев пьес в жанре абсурда — Го-До. Помните, все герои (а вместе с ними — и зрители) находятся в постоянном ожидании Го-До, а тот все не приходит и не приходит...

Украинские правые напоминают одного из героев пьес в жанре абсурда — Го-До. Помните, все герои (а вместе с ними — и зрители) находятся в постоянном ожидании Го-До, а тот все не приходит и не приходит. Точно так же в постоянном ожидании находятся адепты правого движения. Вот-вот правые должны объединиться. Вот-вот правые должны выступить единым движением и единой силой. Вот-вот правые смогут одолеть левых...

Последний тезис заставляет с еще большей заинтересованностью наблюдать за правыми силами, поскольку деятельность администрации Президента в последнее время направлена на откровенное размывание и дробление левого лагеря. Все силы (как и 150 лет назад) ополчились против призрака коммунизма. Так, словно коммунисты — главный враг Украины. Но на этом фоне украинские правые выглядят еще более привлекательными: если бьют левых, значит наступает время правых сил.

Действительно, на протяжении нескольких последних лет немало разговоров ведется вокруг того, смогут ли украинские правоцентристы объединиться в единую партию. В 1998 году возник блок Народного руха Украины и партии «Реформы и порядок». В 1999 году к этому блоку присоединился Конгресс украинских националистов. Правда, в этом году Рух раскололся на удовенковскую и костенковскую части, при этом костенковский Украинский народный рух заявил о блоке с партией «Батьківщина», которая все больше и больше переходила из левого лагеря в правый.

2000 год примирил оба блока и свел их деятельность к общему знаменателю. И этим общим знаменателем оказалась фигура Виктора Ющенко — все правоцентристские партии (классические, не олигархические) заявили о поддержке курса правительства и о преданности идее реформ. Именно поддержка программы правительства стала причиной того, что отдельные фракции парламента, оппозиционно настроенные к Президенту, в начале года согласились на участие в парламентском большинстве. Они шли на этот шаг ради создания проправительственного большинства, в то время, как другая часть — СДПУ(о), «Трудовая Украина», НДП, ПЗУ и «Возрождение регионов» видели это большинство откровенно пропрезидентским. И сейчас происходит процесс раздела большинства на проправительственное и пропрезидентское.

Время идет. Оно стирает немало разногласий. Забываются старые обиды. И вот уже из костенковского Руха вышли такие одиозные (с точки зрения удовенковцев) фигуры, как Олег Ищенко или Богдан Бойко. Юрий Костенко находит в себе силы подать руку дружбы Геннадию Удовенко. Игорь Бакай, на которого едва ли не молились отдельные руководители «Реформ и порядка», занимает надлежащее ему место в «Возрождении регионов», а Юлия Тимошенко не возникает в воображении пээрпистов в образе какой-то полугарпии-полувалькирии. Наступает время общего сближения представителей правого движения. И это сближение продиктовано давлением со стороны президентских структур на правительство Ющенко. Все понимают: для того, чтобы Ющенко мог превратиться из реформатора-одиночки на лидера общеукраинского масштаба, ему нужна политическая сила, которая могла бы его поддержать. И эта сила необходима уже сейчас — так как критика Ющенко со стороны президентских структур и лично Леонида Кучмы участилась. Нападки на правительство тоже стали обычным явлением — особенно в официальных средствах массовой информации. Хорошо проинформированные люди называют даже несколько вероятных фамилий преемников Ющенко, среди которых Виктор Медведчук и Николай Азаров. Воплощение какого-либо из четырех вариантов свидетельствует о том, что а)реформаторская политика заканчивается и б)власть переходит в руки людей, склонных решать проблемы силовым путем. В Украине и так сложилась олигархическая система. Подкрепить ее репрессивным аппаратом и силовыми методами — это то же самое, что дать обезьяне бомбу.

И поэтому объединение правоцентристских сил выглядит более чем естественным именно в таких условиях. Если не удастся удержать Ющенко в премьерском кресле, то нужно хотя бы сохранить его для роли потенциального лидера широкого политического движения, которое бы не дало Украине превратиться во вторую Беларусь.

В начале сентября консультации об объединении трех партийных организаций в единую начали руководящие структуры Украинского народного руха, Народного руха Украины и партии «Реформы и порядок». На сегодняшний день 2/3 руководства УНР и такое же количество руководства ПРП готовы к объединению. В НРУ консультации и дискуссии продолжаются.

Что же мешает объединительным процессам? Рассмотрим различные факторы.

ФАКТОР ПРП

Партия «Реформы и порядок» постоянно делает акцент на необходимости объединения всех правоцентристских сил в единый блок. Более года назад вышла в свет брошюра народного депутата Тараса Стецькива «Наш выбор», в которой он достаточно оптимистично высказывался об объединительных процессах в среде правоцентристов (национал-демократов): «Всем отрицательным явлениям современной жизни можно противопоставить лишь одно — единую, объединенную среду, реальным выражением которой должна стать политическая партия. По нашему глубокому убеждению: как только появится минимальная возможность это сделать — нужно немедленно идти на объединительный процесс. Мы не имеем права допустить еще одну ошибку, потерять уникальный шанс, которого может больше и не быть».

Тем не менее в партийной среде есть несколько течений — пусть и не таких заметных, как, например, в НРУ. Партийный водораздел, который никак не удается отправить в прошлое, проходит по линии так называемых «новых» и «старых» партийцев — то есть тех, которые создавали партию, и тех, которые пришли в ПРП вследствие объединительных процессов 1999 года. «Старые» партийцы — частично представители бывшей комсомольской элиты, частично — романтики-идеалисты. «Новые» партийцы — это выходцы из так называемой «неформальной» среды конца 80-х. Но «старые» партийцы (кроме, возможно, Виктора Пинзеника) не успели «запачкаться» об власть в условиях независимости — в отличие от своих «новых» коллег. Именно благодаря тому, что «не успели», «старые» пээрписты уж очень стремятся к власти — в отличие от «новых», которые раз обжегшись на молоке (в среде НДП) и ныне дуют на холодную воду. Вот поэтому-то «новые» члены партии, в отличие от «старых» коллег, более динамичны и бескомпромиссны. Они знают, что терять им уже нечего: с Кучмой они поссорились раз и надолго, и даже если бы они хотели, то прощения так легко не получат. А вымаливать любовь Президента эти молодые амбициозные политики считают ниже своего достоинства.

Несмотря на молодость и энергию, у ПРП уже есть немалый опыт политической работы. Тем более, что ПРП — достаточно удачный вариант партии-представителя определенной среды и определенной идеологии в правоцентристской части политического спектра. Поэтому можно предположить, что именно ПРП исполнит роль сердцевины и катализатора объединительного процесса.

ФАКТОР УНР

Украинский народный рух несет на себе первородный «грех» раскола единой руховской среды в 1999 году. Правда, на протяжении последнего года в этой среде произошли значительные изменения. Юрий Костенко проиграл президентские выборы. И хотя его рейтинг был на несколько десятых процента выше рейтинга его оппонента, Геннадия Удовенко, тем не менее все равно говорить об успехе было нельзя. Из партии ушел один из инициаторов раскола — Олег Ищенко, который вдруг оказался в среде социал-демократов. С должности председателя «Нефтегаза Украины» ушел Игорь Бакай — который опосредственно также стал одной из причин раскола. Вне границ партии оказались Роман Зварич (возвратившийся в удовенковскую среду), Богдан Бойко и Георгий Филипчук. Костенко почувствовал определенные тенденции — особенно это заметно на схеме, предложенной Юлией Мостовой в «Зеркале недели», где близкий соратник Костенко, Олекса Гудыма, изображен в окружении Григория Суркиса. Сейчас Гудыма активно критикует правительство, в котором, кстати, работают его однопартийцы Иван Драч и Иван Заец, и предлагает приватизировать газотранспортную систему Украины в пользу России.

На протяжении последнего года УНР также попробовал подвязаться под акции Юлии Тимошенко и «Батьківщини». И союз с тимошенковцами пока удерживает Костенко и его партию в фарватере Ющенко. Но надо подумать и о будущем. Рух Костенко — не игрок на нынешнем политическом поле. Здесь есть сильные и интересные личности, но им не хватает динамизма (не от термина «динамиты» и не от названия известного спортивного клуба) и — в особенности — денег. Поэтому УНР будет искать союзников и безболезненно может согласиться на слияние с НРУ — в случае если почувствует шаги навстречу и будет знать, что он пойдет на объединение не один, а с другими партиями. По крайней мере, можно предсказать, что против будет Олекса Гудыма и незначительная часть «непримиримых». Но сейчас их в партии — меньшинство (соотношение 1:3). И это вселяет надежду.

ФАКТОР НРУ

Народный рух Украины тоже пережил несколько пертурбаций. Если во время раскола единого Руха в 1999 году здесь были четыре основные части (бывшая номенклатура, те, кто хотел бы стать номенклатурой, «идейные» и бизнесмены), то вследствие раскола партию покинули представители экс- номенклатуры и часть бизнесменов. Отошла и часть «идейных» партийцев — без них невозможно создание и функционирование партии — конечно, если партия не олигархическая.

В партии образовалась амбициозная часть тех, кто стремился к власти, незначительный слой бизнесменов и большое количество «идейных» членов. Из «номенклатурных товарищей» осталось очень мало людей — разве что Геннадий Удовенко и Юрий Ключковский. Вскоре к ним присоединился и Ярослав Кендзёр, которому Леонид Кучма «высочайше разрешил» (или повелел?) вести расследование злоупотреблений Александра Ткаченко. Дело откровенно неблагодарное: мертвых, как правило, не очень приятно трогать. Даже если смерть — лишь политическая. Фактически, эта часть руховской элиты очень близка к улице Банковой.

Из серьезных бизнесменов в Рухе осталось мало людей, и эта часть будет не сильно противиться объединительным процессам. Да и выбор у бизнесменов не настолько велик: или защищать свой бизнес в политических окопах бок о бок с командой Ющенко, или идти на поклон с покаянной головой к Кучме — со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Часть руховской элиты пошла на сближение со средой СДПУ(о). Естественно, что эта часть тоже не будет толерировать вероятного сближения партий центристского направления.

Наконец, остаются «идейные» политики. Эта среда представлена прежде всего «руховским патриархом» (не по возрасту, а по фактическому статусу) Михаилом Косивым. На президентских выборах Косив позволил вовлечь себя в грязную кампанию, направленную против отдельных представителей избирательного штаба Е.Марчука. Но это был лишь эпизод, который, в принципе, не подорвал его репутации. Летом 2000 года среда «идейных» руховцев усилилась благодаря избранию в депутаты Верховной Рады Тараса Черновола — ярого романтика от политики. Тяготение Черновола к среде ПРП (ведь именно на плечи Львовской областной организации «Реформ и порядка» и киевского секретариата партии легла основная нагрузка по избирательной деятельности Тараса Черновола) создает благоприятные условия для сдвигов в объединительном процессе. Недавно позиции «идеалистов» усилились — в партию возвратился Олесь Лавринович — человек, который может быть лидером «идейных» и способный привлекать на сторону партии представителей бизнеса.

Геннадий Удовенко неоднократно заявлял о своем желании уйти в отставку с поста лидера Руха. В самом деле, он понимает, что в этой роли оказался случайно. Удовенко не вяжется с ролью оппозиционера (жить в одном доме с Президентом и выступать с критикой Президента — это как-то не по-соседски). Поэтому уже сейчас можно спрогнозировать начало борьбы за место Удовенко — на случай, если Геннадий Иосифович отойдет от политических дел на почетную эмеритуру. Слаженная деятельность триумвирата Косив — Черновил — Лавринович и достижение ими общих договоренностей относительно распределения ролей смогут обеспечить и максимально безболезненный объединительный процесс, и сохранение роли Руха в единой партии.

ФАКТОР «БОЙКОВСКОГО» РУХА

Чувствуя опасность объединения политических сил в единую партию, администрация Президента уже сейчас, похоже, готовит превентивные меры. Так, в Тернополе Богдан Бойко начал говорить о возможности создания «объединенного» Руха: формально — третьей силы в межруховском конфликте, а фактически — «троянского коня» в правоцентристском лагере. Тернопольчане говорят, что идея у господина Бойко созрела после посещения Президента и часового разговора с глазу на глаз.

Острословы уже окрестили новый Рух «бойковско-лемкивским», хотя правильнее было бы назвать его «бойковско-буковинским», поскольку основные роли в нем играют Богдан Бойко и Георгий Филипчук (один из ведущих буковинских политиков). Любопытно, но оба они принадлежат к так называемой «руховской номенклатуре»: оба они успели попробовать вкус власти и оба остались в хороших отношениях с Президентом.

Вполне возможно, что если новая объединенная партия присвоит себе название «Рух» (в любой комбинации), то Рух имени Бойко сознательно будет вносить путаницу в политическую деятельность нового образования.

ФАКТОР «БАТЬКІВЩИНИ»

Блоковая связь УНР со средой «Батьківщини», а также близкое расположение Юлии Тимошенко к премьер-министру могут создать интересный прецедент: новой партии придется определяться с отношением к «Батьківщине» и ее лидеру. Любопытно, но НРУ Юлию Тимошенко на первых порах откровенно не воспринимал, считая ее «тенью Лазаренко». ПРП к госпоже Тимошенко приглядывалась, не говоря «да» или «нет» (и часть руховцев, и часть пээрпистов были связаны — прямо или опосредственно — с Бакаем и его окружением — то есть с оппонентами Юлии Владимировны; кроме этого (см. выше о связи представителей партийных элит с другими оппонентами Тимошенко) УНР нашел в себе возможность и смелость протянуть Юлии Тимошенко руку дружбы — не считаясь с отсутствием единогласия в партийных рядах. Сейчас ситуация изменилась. Юлия Тимошенко и политики с ПРП — НРУ — УНР оказались по одну сторону политических баррикад.

Хорошо известно, что Тимошенко нужна Кучме лишь до того момента, пока не состоится имплементация результатов референдума в стенах Верховной Рады. 34 депутатских мандата фракции «Батьківщина» плюс 21 мандат фракции УНР могут существенно повлиять на расстановку сил и могут обеспечить конституционное большинство. Юлия Тимошенко это также хорошо понимает, и поэтому попытается действовать по-своему. А она уже доказала, что способна мыслить и действовать неординарно. Например, она попробует создать проправительственную фракцию в парламентском большинстве, лишь затем, чтобы показать Президенту, кто есть who. И потом, имея на вооружении эту силу, диктовать определенные условия.

То, что такая группа может быть сформирована, продемонстрировали результаты голосования за проект Александра Мороза относительно трансляции пленарных заседаний VІ сессии Верховной Рады, состоявшегося в первый день работы сессии. Любопытно, что депутаты разделились на две группы: против проекта А.Мороза голосовали «Возрождение регионов», «Трудовая Украина», НДП, Зеленые, СДПУ(о). Но проект одобрили не только левые парламентарии — фракции КПУ и СПУ, но и такие фракции, как НРУ, УНР, «Реформы-Конгресс», «Батьківщина», «Солидарность». Кучме продемонстрировали, что в среде большинства существует группа, которая будет голосовать в зависимости от расклада и веяний на властном Олимпе. «Будет Ющенко (читай — будет Тимошенко) — будет имплементация. Но затяжная. А не будет Ющенко — можешь разгонять парламент, объявлять выборы. Но помни, что Совет Европы вторично подобного рода произвола не допустит», — как будто говорили Президенту результаты голосования.

«Батьківщина» и «Солидарность» фактически играют роль «новых олигархов», которые хотят изменить расстановку сил в сфере бизнеса лишь с тем, чтобы самим занять ниши свергнутых представителей промышленно-финансовых и политических кланов.

Поэтому едва ли Юлия Тимошенко и ее партия готовы прийти в объединенную среду и едва ли их там примут как равных. Скорее всего, это будет тактический союз — и с «Батьківщиною», и с «Солидарностью».

Также тактический союз будет заключен со средой Конгресса украинских националистов. Последние довыборы и политическая деятельность этой партии показали, что всерьез рассчитывать на КУН как на политическую силу не приходится. Существует принцип традиционализма, и ради этого принципа стоит идти на сближение с Конгрессом — но не более. КУН не проявляет способности продуцировать новые идеи и ценен преимущественно как символ.

ФАКТОР ЛИДЕРСТВА

Основная проблема, которая может появиться перед объединенной партией — это вопросы лидерства. Конечно, можно предложить институт сопредседательства, формально избрав сопредседателями, например, Виктора Пинзеника, Тараса Черновола и Юрия Костенко. Тем не менее сопредседательство не является эффективным в условиях созидания мощной партии — и опыт нескольких партий (раннего Руха или умершей ПДВУ) свидетельствует о нецелесообразности такого шага.

Тем более, стоит вспомнить прошлогодние дискуссии вокруг объединительного процесса в ПРП. Группа членов НДП, когда вела переговоры с Виктором Пинзеником о вступлении в партию, выдвинула условие: сопредседательство Пинзеника и Матвиенко. Пинзеник отказался и предложил Матвиенко пост первого заместителя и руководителя парламентской фракции. Матвиенко заупрямился — лишь сопредседатель. Вследствие этого часть экс-эндепистов все-таки не пошла на компромисс: Анатолий Матвиенко, Константин Сытник и несколько других политиков решили создать партию «Собор», которая сразу же понеслась куда-то вправо — почти на край и уже точно на маргинес...

История с «Собором» свидетельствует, что вряд ли отцы-основатели партии согласятся на сопредседательство.

Вместе с тем главой партии может стать полностью неожиданная и даже компромиссная фигура. Возникает мысль: не ради ли будущего председательства в партии возвратился в ряды Руха Олесь Лавринович?

Все может быть. Поживем — увидим.

Главное, что объединение трех близких сил возможно и целесообразно. На небосводе украинской политики появится новая партия. Но она не будет еще одной среди ста других. Она реально уменьшит число существующих партий и качественно увеличит вес правоцентристского лагеря. Виктор Ющенко реально получит политический оплот для своей деятельности. Люди, разочаровавшиеся в украинском политикуме, получат реальную надежду.

В общем, позитивов множество. Но смогут ли украинские политики ими воспользоваться?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно