В Ливане сегодня мир. А завтра? - Политическая ситуация в Украине. Новости, обзоры, аналитика, эксклюзивы. - zn.ua

В Ливане сегодня мир. А завтра?

23 мая, 2008, 15:29 Распечатать

«Если не договоритесь, то не возвращайтесь», — такими лозунгами провожали ливанцы в столицу Катара представителей правящей коалиции и оппозиции на заседание по урегулированию политического кризиса в Ливане...

«Если не договоритесь, то не возвращайтесь», — такими лозунгами провожали ливанцы в столицу Катара представителей правящей коалиции и оппозиции на заседание по урегулированию политического кризиса в Ливане. Договоренность была достигнута, но приведет ли она к долгожданной стабильности, пока неизвестно. Слишком велики ставки региональных игроков на ливанскую карту (США, Запад, Саудовская Аравия, Египет с одной стороны и Иран с Сирией — с другой), а политические силы Ливана чрезвычайно уязвимы для внешнего вмешательства.

Видимое отчаяние и одновременно решительность населения маленькой ближневосточной страны вполне оправданны. За последние 18 месяцев она не раз оказывалась на пороге конфликта, а в начале мая с.г. открытого вооруженного столкновения избежать не удалось. Стрельба на улицах ливанских городов и жертвы (по разным данным, от 70 до 80 человек) оживили картины гражданской войны 1975—1990 гг.

Решительности ливанцев покончить с кризисом политики не разделяли. В течение всего «национального диалога» они пытались демонстрировать оптимизм, но, несмотря на это, вся атмосфера заседания была исполнена безысходностью. Надежды возлагались не на результаты работы, а на авось, на последний момент. Ведь накопилось слишком много проблем, кажущихся неразрешимыми из-за диаметрально противоположных позиций самих ливанских политических лагерей и внешних сил, стоящих за ними. Кроме того, коалиция и оппозиция в Ливане уже давно испытывают серьезное недоверие друг к другу.

В эту среду после шести дней напряженной работы за закрытыми дверями гостиницы «Шератон» в Дохе наступил момент истины. Глава посреднической миссии Лиги арабских государств (ЛАГ), премьер-министр и министр иностранных дел Катара шейх Хамад бин Джасим бин Джабер Аль Тани объявил, что правящая коалиция «Движение 14 марта» и оппозиция во главе с «Хезболлой» достигли соглашения по выходу из кризиса. Обстановка в Ливане сразу же заметно разрядилась. Население не скрывает радости, а на центральных площадях Бейрута начали демонтировать палаточный городок оппозиции, который стоял там с декабря 2006 года. Однако, как показывает опыт, соглашения остаются лишь на бумаге до того, пока не будут выполнены их пункты. Намеченный путь выхода из кризиса совсем не означает, что путь этот будет пройден и приведет к желаемому результату. А потому политические перспективы Ливана продолжают оставаться туманными.

Сложно согласиться с генеральным секретарем ЛАГ Амром Мусой, что решение ливанского уравнения базируется на принципе «без выигравших и проигравших». Наверное, если бы эта формула существовала, не возникла бы такая сложная борьба, вплоть до демонстрации силы. В нашем случае оппозиция диктовала правила, методично добиваясь поставленных целей. С самого начала кризиса в ноябре 2006 года, когда из состава нынешнего правительства Фуада Ас-Сеньйоры вышли шесть министров-оппозиционеров, ее основным требованием было изменение пропорций власти. Оппозиция желала сформировать правительство национального единства и получить в нем так называемую треть плюс один министерский портфель, что позволяло бы ей использовать право вето против любого решения кабинета. Коалиция сначала и слышать не хотела о подобных заявлениях. Тактика «майдана», уличной борьбы хоть и оказала давление на правительство, но, видимо, недостаточное, чтобы оно пошло на уступки оппозиции.

Ситуация накалилась, когда в ноябре 2007 года пришло время избирать президента. «Хезболла» и ее союзники, шиитское движение «Амаль» и христианское Свободное патриотическое движение смогли получить дивиденды и здесь. Воспользовавшись тем, что коалиция не может самостоятельно выбрать своего кандидата (по конституции в выборах главы государства необходим кворум минимум в две трети депутатов, а коалиция имеет 71 место в 128-местном парламенте), они хоть и не смогли провести свою кандидатуру, но добились согласования компромиссной фигуры коман­дующего армией генерала Мишеля Сулеймана. Согласно первому пункту договоренности в Дохе, последнего могут избрать президентом уже в это воскресенье. Но до диалога в Катаре оппозиция явно не спешила избирать главу государства, чья должность остается вакантной с ноября 2007 года. Блокирование и ставшее перманентным 19-й разовое перенесение голосования было важным фактором давления на правящее большинство.

Ситуация, казалось бы, вышла из-под контроля 5 мая, когда правительство попыталось ликвидировать коммуникационную сеть «Хезболлы» и снять с должности лояльного группировке руководителя службы бейрутского международного аэропорта. В ответ «Хезболла» инициировала боевые акции, которые впоследствии из столицы распространенились на другие города. Премьер-министр, опасаясь последующего расширения конфликта, вынужден был отменить решения своего кабинета, и стороны противостояния вернулись к ситуации, существовавшей до начала вооруженного противостояния.

После подобной демонстрации силы во время «национального диалога» в Катаре вопрос предоставления оппозиции блокирующей трети голосов в правительстве национального единства был уже не основным. Он был решен практически заранее. Впоследствии его закрепили вторым пунктом соглашения в Дохе: 16 министров представляет коалиция, 11 — оппозиция, три — президент. Основная дискуссия уже разворачивалась вокруг нового закона о парламентских выборах, который приобретает особую актуальность в свете запланированных на следующий год в Ливане выборов в парламент. Стороны диалога в последний момент договорились принять закон о парламентских выборах на основе закона от 1960 года со специальными изменениями по избирательным округам в Бейруте.

Подводя итоги сказанного, можно констатировать, что «Хезболла» смогла использовать возросшую после конфликта с Израилем летом 2006 года народную поддержку в новой расстановке политических сил в Ливане. Она стала если не ведущим игроком ливанской политики, то во всяком случае игроком таким, от которого многое зависит. Это влияние еще более существенно, учитывая ее союз с другими оппозиционными партиями. Одновременно можно констатировать, что в Ливане закрепилось влияние Тегерана и Дамаска. Они выиграли этот раунд за Ливан. Игнорировать «Хезболлу» уже не получится, а значит, необходимо будет сотрудничать с ней. Мало того, постоянно искать с ней компромисс, поскольку теперь в ее распоряжении есть право вето. В этом, пожалуй, и кроется основная загвоздка и проблема последующего развития ситуации в Ливане. Достигнутое соглашение — мелочь по сравнению с необходимостью ежедневной совместной работы в команде. Ведь после «национального диалога» идеология и платформа ни у правящей коалиции, ни у оппозиции не изменилась. И, что более важно, изменений не наблюдается в позициях внешних сил. Ливанское правительство национального единства, если оно будет сформировано, при решении принципиальных вопросов окажется под угрозой раскола.

Одним из таких принципиальных вопросов может стать оружие «Хезболлы». С одной стороны, последние вооруженные стычки показали, что имидж оружия «Хезболлы», которое может быть использовано только против Израиля, хоть и пошатнулось, но все же является серьезным сдерживающим фактором против его применения внутри страны, а потому в какой-то мере и гарантией невозможности гражданской войны. Боясь показать, что оружие сопротивления опасно для самих ливанцев и потерять таким образом основную часть своего имиджа, «Хезболла» попыталась применить силу по минимуму, и при первой возможности завершила конфликт с активистами коалиции. Хотя и сделанных выстрелов было достаточно, чтобы обвинить боевиков оппозиции в применении силы для достижения политических целей. Во избежание повторения подобных событий в дохийском соглашении подчеркивается требование об отказе противоборствующих сторон от использования оружия для достижения политических целей. Но кто может гарантировать выполнение этого пункта в дальнейшем, тем более что прецеденты были? В этом контексте стоит вспомнить и не столь давнюю неудачную попытку объединения палестинцев соглашениями в Мекке. Правительство национального единства в Палестинской автономии просуществовало недолго. Политические разночтения и противостояние региональных игроков в конечном счете привели к расколу между «Фатхом» и «Хамасом». В результате исламисты захватили контроль над сектором Газа. А некоторые арабские СМИ теперь проводят аналогии между «Хамасом» и «Хезболлой», ставя вопрос, когда же последние решатся на захват Ливана?

И хотя неизвестно, приведет ли соглашение в Дохе к желанной стабильности в Ливане, несомненным позитивом является то, что политические силы нашли в себе смелость сесть за один стол и разрядить обстановку в стране. Впервые за много месяцев на лицах ливанцев появились улыбки и надежда, что все будет хорошо, пусть даже только завтра. Традиционное для арабского Востока отсутствие четких рамок и уверенности в будущем не дает их и нам, а потому стоит ожидать очередных напряженных моментов в ливанской истории.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно