Узбекистан: выборы с прицелом на будущее

21 декабря, 2007, 18:15 Распечатать Выпуск №49, 21 декабря-28 декабря

В это воскресенье в Узбекистане выбирают президента. И хотя на пост главы государства претендуют несколько кандидатов, все же голосование — простая формальность...

В это воскресенье в Узбекистане выбирают президента. И хотя на пост главы государства претендуют несколько кандидатов, все же голосование — простая формальность. Имя победителя известно заранее — 69-летний Ислам Каримов не собирается уходить на покой, продолжая и далее цепко держаться за власть. Более того: созданная Каримовым политическая система не предусматривает, что еще при жизни президента будет назначен его преемник. И все же в Ташкенте, оглядываясь на события в соседнем Ашгабаде, уже давно задумываются о будущем преемнике, который не только не допустил бы в Узбекистане кровавый конфликт, но и не проводил репрессии против ближайшего окружения президента. Прежде всего против дочерей Каримова — Гульнары и Лолы.

Хотя в Узбекистане, как и в некоторых других странах Центральной Азии, несколько лет назад была проведена конституционная реформа, вся власть по-прежнему принадлежит одному человеку — президенту Исламу Каримову. Несмотря на реальную угрозу со сторо­ны исламских фундаменталистов, этот политик сумел сохранить целостность страны, продолжая и далее укреплять светскую власть, удерживая под контролем процессы, происходящие в узбекском обществе. И является гарантом стабильности в Узбекистане.

Но эта аграрная страна, располагающая серьезными запасами газа, поражает ужасающей бедностью, что способствует росту протестных настроений против власти Каримова. Когда-нибудь это недовольство может прорваться, угрожая смести существующий режим. Поэтому, как и в любой дру­гой авторитарной стране центральноазиатского региона, здесь сильны позиции репрессивного аппарата: из более чем 25 млн. граждан Узбекистана около 800—900 тысяч — это сотрудники МВД, Службы национальной безопасности (СНБ), таможни, прокуратуры, военнослужащие Министерства обороны.

Политическую систему Узбекистана отличает от прочих стран Централь­ной Азии несколько ключевых моментов. Первое: в стране, где все решения принимает президент, куда больше значит личная преданность Исламу Каримову, нежели происхождение из Самарканда, Ташкента, Джизака или Ферганской долины. Кланы объединены преимущественно экономическими связями, мало влияя на формирование политики. Между ними существует система сложных взаимоотношений и союзы среди кланов создаются в зависимости от ситуации. Второе: стабильность режима до недавнего времени сохранялась не столько благодаря сбалансированности влиятельных кланов во власт­ной вертикали, сколько противостоянием между силовыми структурами республики. Речь идет, прежде всего, о СНБ и МВД. Но сегодня ситуация выглядит несколько иначе: в ведомст­венной схватке верх одержала Служба национальной безопасности, во главе которой стоит всесильный Рустам Иноятов.

В настоящее время спецслужба установила практически тотальный контроль над всеми министерствами и ведомствами Узбекистана. Выходцы из СНБ становятся первыми замами, контролируя финансовые потоки и кадровые назначения, активно участвуя в межклановых интригах. Эта ситуация, несколько неестественная в условиях, когда Каримов проводит политику «разделяй и властвуй», сложилась после андижанских событий, когда в отставку был отправлен глава МВД Закир Алматов: на его место в июле 2005-го был назначен замес­титель директора СНБ Баходыр Матлюбов.

По мнению экспертов, доминирование Службы национальной безопасности стало возможным, поскольку Иноятов не проявляет амбиций занять должность президента, во всяком случае, не демонстрируя открыто честолюбивые планы. В отличие от того же Алматова, который своим поведением давал понять, что пост главы МВД — это только начало. Кстати, в Узбекистане многие полагают, что андижанские события стали следствием противостояния двух силовых ведомств и были спровоцированы СНБ для того, чтобы дискредитировать Закира Алма­това. Что ж, если это так, то цель была достигнута. Правда, побочным эффектом этой операции стало то, что Узбе­кистан разорвал союз с Соединенными Штатами и пошел на сближение с Россией, фактически проиграв борьбу за статус региональной державы.

Теперь, когда в высших эшелонах власти идет борьба за влияние на принятие политических решений, именно мнение Рустама Иноятова часто является решающим для Ислама Каримова. Впрочем, это не означает, что президент всецело доверяет главе СНБ. Наибольшее влияние на Каримова имеют все же не Иноятов или советники главы государства, а его собст­венные дочери.

Пока Гульнара и Лола Каримовы больше интересуются бизнесом. Считается, что старшая дочь — Гульна­ра — контролирует большой бизнес, включая крупнейшего оператора сотовой связи. Утверждают, что под ее контролем сейчас находится почти вся нефтегазовая отрасль Узбекистана. Будучи советником отца, она фактически является «человеком номер два» в узбекской экономической и политической вертикали власти. С ее именем связаны и несколько громких международных скандалов. Например, Гульнару Каримову напрямую связывают с задержанным российскими спецслужбами в Москве в 2004 году узбекским самолетом с 3,5 тоннами золота. Кроме того, она практически невъездная в Соединенные Штаты, поскольку забрала детей у своего бывшего мужа — американского бизнесмена узбекского происхождения Мансура Максуди, хотя тот в американском суде добился для себя единоличного опекунства.

Младшая дочь Лола начала вести дела недавно и сейчас больше занимается бизнесом в сфере развлечений. Очевидно, что интересы дочерей президента нередко перехлестывались с интересами кланов. Например, Гульнара Каримова враждует с криминальным авторитетом Гафуром Рахимовым. И в случае внезапного ухода Каримова из власти его дочерям все припомнят сполна. С учетом сказанного, можно сделать вывод, что Ислам Каримов сделает ставку на кого-то очень близкого. И в этой связи чаще всего называют имя Гульнары Каримовой.

Но существует ряд серьезных проблем, препятствующих реализации этого варианта. Прежде всего, Узбекистан — мусульманская страна, а узбекское общество — достаточно консервативно. Маловероятно, что узбеки в массе своей смогут принять женщину-президента: то, что они позволяют отцу, вряд ли сойдет с рук дочери. Ведь даже Дарига Назарбаева, похоже, уже не является преемницей своего отца Нурсултана Назарбаева. А ведь казахское общество куда либеральнее узбекского. Кроме того, существует еще и проблема того, как будет воспринята Гульнара Каримова узбекской политической элитой, кланами. Здесь возможны серьезные проблемы. Вплоть до начала военного противостояния. И в этой ситуации огромную роль будет играть Рустам Иноятов — глава наиболее влиятельной спецслужбы Узбекистана. Как показывают события в соседнем Туркме­нистане, именно роль силовиков в приходе к власти Бердымухамедова стала ключевой.

Президентские выборы продлят пребывание Ислама Каримова на президентском посту, по крайней мере, еще на семь лет. Очевидно, что это время он постарается эффективно использовать для укрепления позиции своей семьи, максимально ее обезопасив.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно