…Увяли розы?

28 января, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №3, 28 января-4 февраля

Михаила Саакашвили знают в Страсбурге хорошо. Коммуникабельный, прекрасно владеющий английским и французским языками, он много лет возглавлял грузинскую делегацию в Парламентской ассамблее Совета Европы...

Михаила Саакашвили знают в Страсбурге хорошо. Коммуникабельный, прекрасно владеющий английским и французским языками, он много лет возглавлял грузинскую делегацию в Парламентской ассамблее Совета Европы. Как и Виктор Ющенко, после революции роз и последующих президентских выборов, Саакашвили первым делом приехал сюда — без заезда, правда, в Москву. И, конечно же, был принят на ура. На минувшей неделе грузинский президент посетил Совет Европы вновь. Но «ура» уже не было. «Постреволюционная ситуация не должна становиться оправданием для непродуманных решений и пренебрежения стандартами демократии и прав человека», — это из принятой ПАСЕ резолюции, касающейся исполнения Грузией обязательств, взятых при вступлении в Совет Европы. Это, по сути, обвинение в адрес Михаила Саакашвили.

За год с лишним, прошедший после грузинской революции, ассамблея впервые детально проанализировала ситуацию в этой стране. Получается она достаточно неутешительной для грузин и не может не настораживать пребывающих в постреволюционной эйфории украинцев. «Мы видели ту революцию и энтузиазм на улицах, — заявил во время выступления один из содокладчиков мониторингового комитета ПАСЕ по Грузии венгр Матиаш Йорши. — Очевидно, что когда царит такая эйфория, ожидания огромны. Мы все знали, что невозможно для такой страны, как Грузия, оправдать такие ожидания за год. И если быть честным, то, как мы и отметили в докладе, не все хорошо в Грузии. Но было бы также нечестно утверждать, что не происходит ничего хорошего». Другой содокладчик, болгарин Евгений Кирилов, был более конкретен: «Существует тенденция централизации власти, позволяющая всему зависеть от узкого круга людей… Мы понимаем, что борьба с коррупцией может означать сосредоточение большей власти в одних руках, но грузинское руководство должно понимать, что как друзья мы обеспокоены тем, что людям начинает нравиться иметь слишком много власти». В резолюции ПАСЕ общая политическая ситуация в Грузии описана так: «Революция роз и двое последующих выборов, в целом оцененные международными наблюдателями как честные и свободные, привели к созданию очень сильного правительства, что могло бы быть ценным в решении политических, экономических проблем и проблем безопасности — при условии, что такое правительство сопровождается сильной и функционирующей системой сдерживаний и противовесов. Но этого не случилось. Сегодня Грузия имеет полупрезидентскую систему с очень сильной властью президента, слабой парламентской оппозицией, слабым гражданским обществом, недостаточно независимой и функционирующей судебной системой, слаборазвитой или отсутствующей местной демократией, самоцензурой в медиа и неудовлетворительной моделью автономии Аджарии. Поэтому ассамблея просит грузинское руководство создать условия для появления и функционирования эффективной системы демократических сдерживаний и противовесов. Власть должна быть положительно настроена на диалог и быть открытой для советов и во время дискуссии прислушиваться к критическим голосам. В сегодняшних условиях это одно из ключевых требований для проведения успешных реформ».

Ассамблея выдвинула Тбилиси длинный список требований. В частности, ратифицировать ряд конвенций Совета Европы, пересмотреть существующую модель автономии Аджарии (она сегодня, как заметил один их докладчиков мониторингового комитета, автономией на самом деле не является), принять законы относительно реституции собственности или компенсации за нее тем, кто потерял таковую вследствие конфликтов 1990—94 годов, провести административную и территориальную реформы, завершить реформу судебной системы, прокуратуры и полиции в соответствии со стандартам Совета Европы и в тесном сотрудничестве с ее экспертами, проконсультироваться с экспертами до вступления в силу недавних изменений в Конституцию, касающихся назначения судей Верховного и Конституционного судов — они, опасаются в Страсбурге, могут привести к подконтрольности этих органов президенту. Проверку выполнения всего этого ПАСЕ намерена сделать в октябре. Но уже сейчас совершенно очевидно, что провести такие изменения можно лишь при очень сильном желании, наличии политической воли грузинского руководства и осознанию им грузинских проблем.

Михаил Саакашвили приехал в Страсбург на следующий день после дискуссии по грузинскому вопросу. Он выступил перед ассамблеей и говорил красиво — не ответив, однако, на обвинения в чрезмерной концентрации власти и сделав акцент на проблемах с Южной Осетией. «Я бы хотел, чтобы Парламентская ассамблея стала домом не только для защиты демократии и прав человека в Грузии, — заявил он. — Прежде всего, этот зал, эти члены и эта институция должны стать постоянным домом для пропаганды прочного мира в Грузии». Что касается политической ситуации в стране, то, послушав грузинского президента, за его страну остается только порадоваться, недоумевая по поводу резолюции ПАСЕ. «Если что-то из революции роз и продолжает резонировать сегодня, то это голос свободы, напоминающий нам об исторической возможности и гигантской ответственности, которую мы несем, чтобы создать более процветающую, более справедливую и более мирную Грузию — сейчас и для всех последующих поколений…Для нас самым важным в революции роз было то, что она позволила нам вернуть себе наше достоинство, которое является фундаментом нашей приверженности демократии… Я уверен, что это то, без чего мы не смогли бы достичь так много в течение прошлого года и удивить многих скептиков. Потому что мы решительны и потому что мы честны, мы достигли большого прогресса, уменьшив коррупцию в структурах полиции, борясь с отмыванием денег, положив конец религиозной нетерпимости. Потому что мы дисциплинированны и потому что мы понятны, мы утроили государственный бюджет, удвоили государственные пенсии и возвратили десятилетние долги. Потому что мы прозрачны и потому что мы нейтральны, мы учредили первое общественное телевидение в нашем регионе — на пепелище государственного контроля и цензуры».

«Потому что» нам знакомо хорошо. Но не только это наводит на аналогии с недавними украинскими реалиями, а и стремление к концентрации власти, и критический тон резолюций ПАСЕ, и перечисление достижений в ответ на критику. Вспоминается апрель 2000 года, дискуссия в ассамблее по поводу «так называемого» всеукраинского референдума. Тогда, будучи еще членом ПАСЕ, Михаил Саакашвили в своем выступлении тоже красиво рассказывал о больших заслугах Леонида Кучмы, о том, как много он сделал для европейской интеграции Украины (кстати, так же страстно защищали во время той дискуссии антидемократические украинские процессы и некоторые господа из недавней оппозиции, претендующие сейчас на высокие должности). Трудно, конечно, поверить, что постреволюционная Грузия может пойти по пути кучмовской Украины. Однако то, что революция отнюдь не является волшебной палочкой, автоматически приводящей во власть устойчивых к искушению ею людей, грузинский случай доказывает убедительно.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно