Упрямство по-французски

31 марта, 2006, 00:00 Распечатать

Три миллиона французов вышли в этот вторник на улицы, чтобы выразить протест против реформы трудового права, устанавливающей специальные правила приема на работу для молодежи...

Три миллиона французов вышли в этот вторник на улицы, чтобы выразить протест против реформы трудового права, устанавливающей специальные правила приема на работу для молодежи. По оценкам и полиции, и организаторов, общенациональная забастовка собрала в этот раз рекордное число участников. Больше протестантов выходило на улицы только в 1995 году, когда страна пробойкотировала реформу системы социальной защиты, также предложенную правыми.

Новинкой политического сезона-2006 является то, что демонстрации сопровождались массовыми арестами. Полиция задержала более 800 человек, среди которых не оказалось ни студентов, ни преподавателей.

«Орды вандалов» — так определил один из заместителей министра внутренних дел вооруженных железными прутьями и булыжниками молодых людей, которые примешиваются к толпам митингующих и ломают все, что попадается: витрины магазинов и замки на сумках идущих в колоннах людей, чужие руки и чужие окна... Этот очень агрессивный, практически неуправляемый элемент просто пользуется демонстрациями как поводом пошарить по карманам и победокурить.

Борьба против контракта по первому найму длится полтора месяца. Все это время «орды вандалов» уверенно паразитируют на движении: жгут машины, блокируют входы в учебные заведения, грабят прохожих... По загадочным причинам, до недавнего времени этот очевидно опасный контингент только рассеивали в пространстве, но не арестовывали. Хотя явно было за что. Почему? Похоже, сказались близкие президентские выборы и выгода от накаленной обстановки в обществе практически для всех крупных политических сил страны.

Левые раскручивают движение протеста, так как нуждаются в эффектной победе над правительством. Правящая партия «Союз за народное движение», которую до недавнего времени на официальном уровне представлял премьер-министр Доминик де Вильпен, демонстрировала своему традиционному электорату несгибаемость и жесткость в диалоге с левыми. Чем хуже выглядят протестные мероприятия в поддержку левых лозунгов, тем больше будут возмущаться избиратели, поддерживающие правых. Источники, близкие к министерству внутренних дел, объяснили «ЗН», что примерно так строился расчет, когда министр внутренних дел, он же лидер партии Николя Саркози, давал негласное указание полицейским разгонять хулиганов-разрушителей, а арестовывать их только в исключительных случаях.

Доходило до курьезов. В одном профессионально-техническом лицее в пригороде Парижа с полсотни молодых людей с железными прутьями в руках заблокировали вход в здание. Внутри как в ловушке оказались с полсотни лицеистов и десяток преподавателей. Выходить под страхом избиения они боялись. «Осада» длилась несколько часов.

Ее организаторы успели — средь бела дня! — сжечь три припаркованные возле лицея машины, разбить почти все окна на первом этаже учебного заведения. Подоспевшая полиция лишь попыталась разогнать «вандалов» — сначала дубинками, затем резиновыми пулями, позже подоспела в помощь поливальная машина и, наконец, утихомиривать бесчинников прибыл отряд жандармов (то есть представители регулярной армии). При этом никто не был арестован; уверенные в своей дальнейшей безнаказанности хулиганы разбежались по соседним подворотням.

Возмущенные родители учеников лицея обратились в комиссариат за разъяснениями и узнали, что, оказывается, «арестовывать разрушителей смысла не было, так как наказать их невозможно: хулиганам явно меньше 16 лет». Таков французский закон от 1945 года. Отечественные законодатели не считают нужным его пересматривать, потому что судейский и адвокатский корпуса в большинстве своем уверены, что защита детства состоит в гарантиях от заключения в тюрьму или колонию молодых людей младше 16. Провести соответствующую политическую кампанию, необходимые социологические и другие исследования по этому вопросу видится делом сложным и хлопотным. И политики как правые, так и левые, предпочитают не рисковать популярностью.

В заложниках оказываются простые граждане — они же, кстати, избиратели. Которые отправляют утром детей в школу и не знают, доберутся ли те без проблем до учебной парты. Граждане, которым без причины могут сжечь машину, припаркованную где-нибудь на улице. Которые чувствуют себя покинутыми на произвол судьбы как правыми, так и левыми, мечтающими о власти и выборах.

Однако последняя неделя изменила многое. «Орды вандалов» разгромили несколько престижных магазинов и офисов в самом центре Парижа — в двух шагах от усыпальницы Наполеона, перепугали насмерть и ограбили немецких студентов, избили подвернувшихся под руку прохожих. Министр Николя Саркози — второй человек в правительстве — выступает за «приостановку» злополучного закона, за который так отчаянно борется премьер-министр. Он решается на достаточно рискованный с точки зрения стандартов политического поведения шаг: позиционирует себя иначе, чем премьер-министр, то есть, не уходя в отставку, публично критикует позицию своего прямого начальника.

В то же время Николя Саркози дает указание полиции «защищать участников демонстраций от вандалов». Тысячи полицейских в гражданской одежде были рассеяны в колоннах демонстрантов и при необходимости профессионально отсекали хулиганов. Впервые в этот вторник полиция не только отбивала маргиналов от участников митингов, но и сотнями арестовывала нарушителей спокойствия.

Этот шаг не стоит переоценивать по сути — большинство задержанных, которым меньше 16 лет, через трое суток автоматически снова обретают свободу. Но эффект на избирателя и на массмедиа претендент на президентское кресло произвел.

Решаясь на свою игру в перспективе президентских выборов 2007 года, Николя Саркози выбрал достаточно провокационный коммуникативный стиль. Во вторник в интервью газете «Паризьен» он эпатажно согласился, что надеется приобрести поддержку ультраправого электората. Любое сотрудничество с ультраправыми является табу французского политического властного истеблишмента, несмотря на то что за Ле Пена на последних президентских выборах проголосовали 22 % избирателей. В то же время он фактически поддерживает акции протеста против контракта по первому найму, за которым преимущественно стоят левые политические партии и профсоюзы. Ему также по-своему выгодно усиление протестных акций: на фоне молчания Ширака и несгибаемого упрямства де Вильпена Саркози уверенно консолидирует свою группу поддержки.

Протесты продолжают нарастать. В среду 12 профсоюзов договорились провести еще одну общенациональную забастовку и привлечь еще больше участников. Ее запланировали на вторник, 4 апреля. Все больше поступает обращений к президенту Жаку Шираку с требованиями не подписывать закон и, пользуясь 10-й статьей конституции, вернуть его парламенту на переголосование. Среди сторонников отступления на этой неделе оказалось немало членов партии Ширака — близких Саркози политиков.

Так складывается, что чуть не каждую весну французы протестуют против планов своего правительства. В 2003 выступали против политической поддержки войны в Ираке, в 2004-м — против реформы пенсионной системы, в 2005-м — против реформы средней школы, сегодня — против реформы трудового права. Все предыдущие акции протеста, в принципе, заканчивались отступлениями власти. У нынешнего движения шансы на победу также достаточно высокие.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно