УМЕРТВИЕ

2 марта, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №9, 2 марта-8 марта

Инсульт разбил президента Черниговской региональной торгово-промышленной палаты (ЧРТПП) Ростислава Савченко у нас на глазах...

Инсульт разбил президента Черниговской региональной торгово-промышленной палаты (ЧРТПП) Ростислава Савченко у нас на глазах. Прямо во время интервью.

— Посмотрите, что у меня с лицом? — попросил он.

А правый угол его рта уже кривило в жутковатой гримасе, и речь стала вдруг нечеткой и неразборчивой — как бормотание спящего человека. Он еще пытался что-то добавить к записавшимся на диктофон фразам, а секретарша уже вызывала «неотложку»... Точка, поставленная в конце нашей статьи «Кто заплатит за базар?» («ЗН» №44, 2000 г.), обернулась зияющей пулевой пробоиной. Прямо скажем — ничего случайного в происшедшем не было. Незабвенный Салтыков-Щедрин называл такие вот «случайности» умертвием. Когда борьба ведется грязно, а правила и законы используются вместо щепоти махры, брошенной в глаза общественному мнению, — не так уж и важно, что случится с противником: суд ли засудит, машина ли переедет, сердце не выдержит? Главное — чтобы случилось... Смоделировать ситуацию такого рода для профессионалов, обладающих почти неограниченными возможностями, несложно. Достаточно знать уязвимые места контрагента. Здоров или болен, склонен или не склонен... А дальше — дело за добровольными помощниками. Савченко элементарно затравили. Может быть, он и не ангел. Но этот человек отстаивал свою правоту законными и явными средствами. Потому и к прессе за помощью обратился, что верил: дело его чистое, скрывать от людей нечего. Теперь игра сыграна, как говорится. Но уйти, унося на спине отблеск мигалки «скорой помощи» и насмешливый взгляд победителя, было бы стыдно. Вдвойне стыдно потому, что в процессе исследования ситуации мы наткнулись на факты, выводящие ее за рамки индивидуальной драмы, единичного конфликта гражданина и зарвавшейся местной власти. Последняя изо всех сил старалась никак не «проявиться» в скандальной истории. Но засветилась по самое «не могу» и выглядит теперь отвратительно.

...Чем глубже погружаешься в собранные по этой теме документы и магнитофонные записи — тем крепче уверенность: в этой истории много неясного. Можно точно определить дату, с которой все началось: 12 апреля 2000 года. (Именно в этот день Р.Савченко на общем отчетно-выборном собрании подавляющим большинством членов палаты был переизбран на свою должность. Альтернативный же, поддерживаемый Черниговской госадминистрацией кандидат не прошел.) Сравнительно легко восстановить цепочку последовавших за этим событий. Но чем очевиднее становятся факты, тем меньше в них верится. Ускользает главное: мотив. Для чего, кому все это понадобилось? Вопиющая несоразмерность затраченных усилий и достигнутых результатов расшатывает логику любых вразумительных объяснений, как картонную декорацию. И в какой-то момент начинаешь понимать: в кроссворде явно не хватает букв, чтобы сложилось слово. А тот, кто знает недостающие, — нипочем об этом не скажет...

Первая проверка, мотивированная якобы полученной налоговиками оперативной информацией, нагрянула в палату через две недели после еретического волеизъявления ее членов. Деятельность учреждения была практически парализована ревизорами. Информация не подтвердилась. А на крыльце уже топтались новые проверяющие. Листаем список контролирующих инстанций, воспылавших по отношению к палате внезапным служебным рвением. Налоговая администрация, управление юстиции, инспектор охраны труда, пожарные, городской архитектор («заморозивший» строительство административного помещения). Фамилии проверяющих, заковыристые названия должностей... Очевидно, большинство приходивших чиновников были порядочными людьми: того, за чем их посылали, — несуществующих нарушений и злоупотреблений, — не обнаружили. По-видимому, тот, кто координировал их действия, ни на что иное и не рассчитывал. Параллельно разрабатывался другой вариант: судебный. В бой было введено тяжелое вооружение — прокуратура.

...Признаться, поначалу мы думали: обычные аппаратные игры. Савченко «прессуют» из-за того, что кому-то, близкому к губернатору, приглянулось его непыльное место. Лишь теперь, задним числом, прикидывая объем проведенной его противниками работы, можно точно сказать: так и за более теплые места не дерутся. Это ведь все равно что стратегической авиацией мятежный хутор бомбить. Попробуйте в одночасье мобилизовать службы, которые вам впрямую не подчиняются, нажать на учреждения, давить на которые вы по закону и права-то не имеете... Прикиньте к тому же непоправимый ущерб репутации, неизбежное разрушение демократического имиджа региональной власти... (События приняли такой оборот, что утаить их стало почти невозможно. Кроме «Зеркала недели» ряд местных и столичных изданий предали огласке происходящее. Даже то, как уходил с апрельского собрания представитель облгосадминистрации Л.Подоляк, — хлопнув дверью и обозвав проголосовавших по-своему штрейкбрехерами, — в одной из всеукраинских газет описано.) Было в порыве, которым подняли на негосударственное, неприбыльное и, в сущности, маленькое учреждение всех, кого удалось мобилизовать, что-то отчаянное. Так, не считаясь с потерями, берут обычно господствующие высоты, ключевые позиции. Над чем господствующие? В чем ключевые?

Поверить в то, что протест по поводу отмены результатов апрельских выборов как незаконных областная прокуратура заявила из чистой любви к порядку и справедливости, может лишь человек, никогда не имевший с ней дела. Подвигнуть ее на расследование чреватого «глухарем» злодейства, сколь резонансным бы оно ни было, не просто. Даже самое громкое за всю историю Черниговщины ограбление Художественного музея не вызвало у нее интереса и поначалу досталось затюканному мелкой бытовухой горотделу милиции (для сравнения: в Москве похожее хищение коллекции западноевропейской живописи расследовали совместно прокуратура, МУР, ФСБ, с привлечением зарубежной агентурной сети, Интерпола и полицейских сил ФРГ, Великобритании, Греции).

Толчком к заявлению протеста послужило письмо из Черниговской облгосадминистрации за подписью заместителя ее главы Г.Панченко. Ясно, что не Панченко инициировал бумаготворчество: еще одно подобное письмо, но уже за подписью заместителя главы госадминистрации Черниговской области Л.Подоляка было направлено в Министерство юстиции Украины. Сразу оговоримся: основания признать выборы президента палаты недействительными были изысканы чисто формально. Речь не шла ни о каких подтасовках или о чем-то подобном. «Черную метку» президенту палаты предлагалось вручить на основании того, что не все голосовавшие на день выборов уплатили членские взносы (хоть число неплательщиков, даже если исключить их голоса, на итог собрания никак не влияло — и так и так Савченко побеждал альтернативного кандидата подавляющим большинством, по-спортивному говоря, нокаутом). Второй аргумент прокуратуры сводился к тому, что председательствующий на апрельском собрании был якобы избран незаконно. Но это утверждение еще более бездоказательно и спорно, чем первое. Видно было, что, не найдя ни серьезных фактов, ни весомых юридических доводов в пользу своей позиции, прокурорские чиновники сработали на авось, по принципу «чем богаты»... Однако черниговский суд Новозаводского района рассудил (простите за каламбур) иначе, результаты выборов отменив. Суд областной оставил это решение без изменений. К тому времени (не будем уточнять причины такого мировоззренческого перелома) среди членов палаты наметился раскол. Образовалась инициативная группа, лидер которой, Николай Петренко, выступал за переизбрание руководителя. Все это могло бы сойти за череду случайных, никак не связанных совпадений. Если бы не факты, упрямо свидетельствующие об обратном.

Министерство юстиции Украины, на которое Черниговская госадминистрация понадеялась было, как хозяин бара на вышибалу, отвергло аргументы в пользу нелегитимности палаты как несостоятельные. Более того, напомнило в письме за подписью заместителя министра Л.Ефименко, что, согласно статье четвертой закона Украины «Про торгово-промислові палати України», вмешательство государственных органов и их должностных лиц в деятельность торгово-промышленных палат не допускается.

Международная адвокатская компания Би-Ай-эМ и вовсе не оставила от прокурорских резонов камня на камне, отыскав в них юридические противоречия и несоответствия действующему законодательству (мы располагаем заключением Би-Ай-эМ на шести страницах).

Деятельность инициативной группы — будь таковая создана и вправду вследствие завала в работе палаты — очевидно, должна была опираться на конкретные факты, этот завал характеризующие. Ничем не аргументированная тяга к смене руководства — просто так, при удобном случае — всегда вызывает сомнения. Однако парадокс вот в чем: ЧРТПП, хоть Черниговская область невелика, обставила многие аналогичные учреждения других регионов (шестое место из 28 в палатном рейтинге) и при Савченко регулярно перевыполняла производственные платы (в январе текущего года выполнила на 123%). Это неплохо само по себе и отлично, если учесть, что большинство предприятий — потенциальных заказчиков ее экспертных услуг — находятся сейчас в полуживом состоянии.

Что-то здесь не срасталось, и крепко. Палата не стала работать хуже даже в экстремальных условиях вызванной проверками и судами нервотрепки. Но результаты прежних выборов были упразднены. Дата новых назначена. Повестка дня нового собрания предполагала выступление Савченко. Ему было что сказать. Однако существовал нюанс, без сомнения, его противникам хорошо известный: мозговые кровоизлияния случались у Савченко и раньше. Вероятность того, что — при определенном «разогреве» ситуации — он сломается и болезнь «доделает» процедурные и юридические недоработки, была высока.

Мы позвонили лидеру инициативной группы Н.Петренко в день собрания. (Савченко лежал в больнице. События шли без него своим чередом, как ни в чем ни бывало.) Петренко неожиданно обрадовался нашему звонку. Верящий, очевидно, в журналистскую объективность не более, чем в легенду о самураях, готовых за что ни попадя положить голову, и знающий то, чего не знали мы — что лично глава Черниговской госадминистрации примет в собрании участие, а кого не надо, туда просто не пустят, — он, кажется, истолковал наш звонок однозначно: как желание перейти в лагерь победителей. И даже не то, как враз изменилась интонация собеседника после первых заданных вопросов, поразило нас, а полная неготовность его — лидера внутрипалатной оппозиции! — объяснить логику возникновения инициативной группы и свое в ней участие.

— Николай Игнатьевич, из документов, которые мы тщательно изучили, следует, что торгово-промышленная палата функционировала вполне успешно: перевыполняла планы, давала прибыль... Можете ли вы опровергнуть эти данные?

— Я не знаю этих моментов. Если это действительно отвечает реалиям, то радует, что работает так палата. Если это не отвечает — ну что ж... Но просто я сегодня еще раз вам говорю, я не знаю этих моментов.

— Пожалуйста, постарайтесь объяснить нам целесообразность...

— Я интервью по телефону давать вам не буду.

— Последний вопрос: в Чернигове много предприятий, находящихся в критическом положении, худшем, чем ЧРТПП. Чем объяснить шквал проверок?

— Это не ко мне вопрос. Я в инициативной группе, я член торговой палаты, поэтому оценка шквала проверок — не моя компетенция.

На собрании нового президента палаты не выбрали, но назначили человека, временно исполняющего его обязанности. Коснувшись на следующий день ситуации с ЧРТПП во время своей очередной пресс-конференции, глава облгосадминистрации Николай Бутко сказал, что заслуг Савченко никто не отрицает, но как руководитель он устарел. У сегодняшнего дня новая конъюнктура.

...Среди вопросов, заданных нами Р.Савченко, прежде чем стал он оседать на пол кабинета, был прямой:

— За что? Что и с кем вы не поделили? Скажите правду! Мы не можем работать с завязанными глазами.

— Не знаю.

...Перебираем бумаги. Слушаем в который раз магнитофонные записи. Для того чтобы в начале XXI столетия затравить человека, пользуясь в общем-то не отвечающими духу эпохи обкомовскими методами, нужны основания более чем серьезные. Кажется, мы нащупали ключевую букву. Если подставить ее в кроссворд, то слово выйдет такое: экспертиза. Может быть, это и неверно. Но коли так, все сразу становится понятным. И важность разыгрываемой партии. И интересы сторон. И степень ожесточения.

...В круг задач ЧРТПП входила одна, не имеющая судьбоносного значения для государства, порядок в котором опирается на неукоснительное и всеобщее соблюдение законов. Но приобретающая неожиданный вес там, где диктатуры закона, как черт ладана, боятся не только карманные воры, но вполне благополучные, богатые, обремененные державными обязанностями люди. Экспертиза. Экспертиза количества и качества поставляемого в область сырья. Экспертиза импортируемого оборудования. Экспертиза контрактов (в том числе и с зарубежными партнерами) — на предмет выявления скрытых «подводных» камней, способных пустить на дно и без того не очень хорошо держащегося на плаву местного производителя. Экспертиза товаров, произведенных в регионе, на предмет соответствия декларируемых изготовителем параметров. Таможня может задержать несоответствующий документации груз. СБУ может арестовать мошенников, незаконно перегоняющих транзитом через пограничную Черниговщину несколько сотен цистерн с нефтепродуктами. Технологи местного предприятия могут прийти к выводу о непригодности купленного за валюту станка-автомата. Но окончательный, точный, имеющий юридическую силу вывод, характеризующий незаконный транзит, невыгодную покупку, мошенническую сделку, осуществляют только эксперты. Услугами специалистов региональной торгово-промышленной палаты пользовались и СБУ, и таможня. Крупинка к крупинке, бумажка к бумажке оседал в архивах ЧРТПП материал, списанный, вычеркнутый, забытый ведомственными заказчиками экспертиз. Не доведенные до конца дела, замятые скандалы, несостоявшиеся сенсации оставляли свой след в виде точных и объективных экспертных заключений. Люди, составлявшие их, были далеки от киношного образа героев-одиночек. Они просто честно выполняли свою работу. Результаты ее могли быть востребованы. Или не востребованы. Но они существовали в документальной форме. Вот в чем все дело... Поставьте себя на место регионального руководителя, который превратил свою область в полигон по испытанию сомнительных с точки зрения закона и эффективности социально-экономических проектов. Человека, который избрал себе в последние дни имидж ученого, далекого от политики, но способного латать экономические прорывы. Регионального лидера, рапортующего о небывалом экономическом росте и производственных успехах агонизирующего края. У многих может возникнуть интуитивное чувство недоверия к его словам. Но документально подтвердить или опровергнуть по крайней мере отдельные аспекты подобных выводов способны только специалисты. И в этом смысле от того, кто возглавляет их, зависит очень многое. Есть еще одно обстоятельство. Только за прошлый год по результатам проведенных ЧРТПП экспертиз заказчики сэкономили 400 тысяч гривен. Сумма не столь уж и велика. Но можно лишь представить себе масштаб убытков, которые несут недобросовестные деловые партнеры из-за срыва мошеннических сделок. С этой точки зрения интересы власти и криминала неожиданно сошлись в одном фокусе: существование неподконтрольной и даже строптивой инстанции, способной взвесить любую продукцию, любой договор, любой успех на аптекарских весах и выдать заказчику правильный результат — не допустимо. Во главе ее нужен свой человек. Неважно чей. Лишь бы только знал, что он чей-то и ничьим себя не считал.

Не будем клясться на Библии, что дело обстоит именно так и никак иначе. Но в этой истории действительно много неясного.

...А Савченко говорил — еще до того, как попал в больницу с инсультом, — что он едва не погиб. Иномарка сбила его с ног — касательным ударом, не травмировав сильно, — и скрылась на большой скорости. Обращаться по сему поводу он никуда не стал, хоть инциденту есть свидетели. Поначалу мы не всерьез отнеслись к его словам. Тоже решили, что совпадение. До сих пор не уверены, что это не так.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно