Украинский враг — минимализм

20 мая, 2011, 15:20 Распечатать Выпуск №18, 20 мая-27 мая

Нынешние власть имущие самим только фактом своего существования, не говоря уже об их затеях, вынуждают все большую часть думающих украинцев размышлять над глубинными причинами всего, что с нами происходит.

© moltat.ru

Нынешние власть имущие самим только фактом своего существования, не говоря уже об их затеях, вынуждают все большую часть думающих украинцев размышлять над глубинными причинами всего, что с нами происходит. Публично полемизируя, интеллектуалы пытаются заглянуть немного глубже, зайти далее в лабиринты менталитета, поднять неосвоенные пласты первопричин нынешнего позора и национальной трагедии.

Правда, мы должны быть признательны нынешним вождям. Они настолько ускорили движение нации к экзистенциальной пропасти, что инстинкт самосохранения подтолкнул многих искать способ спасения нации и, следовательно, — себя самого.

Наши проблемы зарождались не вчера и не позавчера, они формировались под влиянием многих факторов, поэтому элементарной развязки не будет. Линейная модель перетасовки элит при власти не даст качественно нового результата.

Рецепт спасения требует осмысления существенных недостатков, системных дефектов, не позволяющих успешно запустить механизм проекта «Украина» без сбоев или остановок. Проблема проблем, лежащая на поверхности, — коррупция. Да, без ее решения мы дальше не пойдем. Она уничтожает каждый светлый почин. Но злоупотребление служебным положением с корыстной целью — не причина, а следствие неправильной работы системы. Ее дефекты надо искать глубже.

Размышляя на досуге и сопоставляя разные факты нашей истории, пришел к выводу: мы — нация минималистов. Этот недостаток проявлялся в разные периоды нашего коллективного бытия. Мы довольствуемся малым, не претендуем на большее, нам надо ровно столько, сколько нам надо. Разве не отсюда такие популярные поговорки: «Лучше синица в руках, чем журавль в небе» или же «Моя хата с краю — ничего не знаю». Нас интересует только узкая территория нашего материального бытия, а за ее пределом — пусть происходит что угодно.

Большинству из нас безразлично, как их называют: хохол или украинец. Разве это что-либо изменит в моей повседневной жизни — оправдывает свою идейную уступчивость хохол-минималист.

Мы — народ, добрая половина которого разговаривает на языке соседей. Все из-за того, что, в отличие от французов, мы не требовательны ни к себе, ни к собеседнику. Наше роковое самоограничение — во фразе: «А какая разница, лишь бы человек был хороший».

Украинцы никогда не ставили перед собой сверхзадач. Походы украинских войск в эпоху больших завоеваний Средневековья и в период новой истории были в большинстве своем направлены на то, чтобы обессилить противника, надоедавшего своими набегами. В те времена маленькие Нидерланды захватывали в разных уголках мира колонии, которые по общей площади территорий в десятки раз превосходили площадь самой метрополии.

Растрачивание больших усилий на междоусобицы — также проявление нашего минимализма. Самореализация внутри общины за счет друг друга не вызывала потребности задумываться над расширением общего блага за счет чужестранцев.

Мы кардинально отличаемся от россиян. Их совершенно не интересует сильный беспорядок и разгардияш у себя на крыльце, зато они обязательно будут совать свой нос в ваш дом и осуждать ваших предков. Рядового русского слесаря не беспокоит, что в Зауралье полно китайцев, но его непременно будет волновать судьба политического режима в Никарагуа или геополитические последствия гражданской войны в Судане. Все потому, что они, в отличие от нас, — максималисты. Ими овладевают большие идеи и целы. Конечно, у этой нации есть проблемы с несоизмеримостью амбиций и возможностей. Современный русский писатель Виктор Ерофеев говорит о постоянных больших и неосуществленных целях его народа, на алтарь которых положены сотни тысяч или даже миллионов жизней самих россиян. Но это их сущность, они не станут другими, потому что они — максималисты.

Наш минимализм — во всем и всегда. В любом райцентре страны вас будут осуждать, если вы не умеете держать в руках сапку или лопату. Даже если вы являетесь носителем уникальных и полезных для нации знаний. Все потому, что каждый украинец из провинции видит в своих детях земледельцев-кормильцев для себя на старости лет. Он не видит в них светочей нации, потому что не стремится к большим целям.

То же самое касается и наших элит. Пребывая на гребне волны в 90-х, национал-демократы даже не ставили перед собою задач, не предпринимали никаких потуг провести люстрацию. Мы не сделали так, как сделали прибалты или почти вся Восточная Европа. Удовлетворились малым.

Известие о недавних волнениях в Греции заинтриговало меня. Просто оторопел от настойчивости и максимализма нации. Греки, требующие в прошлом году улучшения жизни, сейчас протестуют против того, что оно будет происходить за счет кредитов МВФ... Можете ли вы представить себе украинцев, которые, получив железные гарантии восстановления социальных стандартов, будут беспокоиться о том, за чьи деньги и каким способом это будет делаться? Мне трудно в такое поверить, потому что мы — минималисты.

Наша неприхотливость дала о себе знать и в 2004 году. Венцом наших мечтаний был приход на президентский пьедестал Ющенко.

Даже наши олигархи, и те мыслят как минималисты. Кто из них вкладывает в стратегии, в послезавтрашние технологии? Они примитивно «косят» то, что лежит на поверхности, не хотят подождать сегодня и завтра, чтобы послезавтра получить в сто крат больше. Украинские олигархи — также минималисты. Их абсолютно не волнует то, что они выпадают из мировых трендов. В роскоши технологий, информации и услуг постиндустриального мира они — люди вчерашнего дня со своей энергоемкой металлургией или химией. Живут сегодняшним днем, им не нужно завтра.

Минималистическое удовлетворение сегодняшними благами ослепило и власть. Властные структуры утратили мироощущение, потеряли желание думать о будущем, не замечают явных угроз, которые породили своими же неконтролируемыми удовольствиями от мгновенной благодати.

Оппозиция ничем не лучше. Ввязываясь в суетливые дрязги с властью, она очень мелко борется за выживание. Идейная девальвация и отсутствие стратегий. Ни одного интеллектуального самоусовершенствования, мелочность и будничность — вместо концептуальной альтернативы власти. Цель одна — вернуться за канцелярский стол. В общем, скучный минимализм.

Объяснения нашего патологического удовлетворения малым — очевидно, в своеобразном прошлом. О чем мог мечтать человек, который ежедневно боролся за физическое выживание? Какие высокие цели мог перед собой ставить, если стоял вопрос, что дать на ужин детям? О каких далеких перспективах могла идти речь, если каждую минуту надо было отстаивать жизненное пространство?

Наша генетическая непретенциозность, объясняющая наши неурядицы, от того, что мы — люди, настроенные защищать, а не приобретать. Романтический авантюрист Эней Ивана Котляревского — не о нас. К сожалению, это только желаемый, а не реальный архетип украинца. Очевидно, дает о себе знать то, что материнский образ Энея писался Вергилием — представителем Римской империи.

Не будет никаких изменений, пока мы не станем обращаться с властью по принципу «Все или ничего!», пока нас будет успокаивать уволенный с работы, а не посаженный за решетку казнокрад.

Они — наше alter ego. Мелкие душой люди будут на властных высотах до тех пор, пока каждый из нас не перестанет быть минималистом.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 21 сентября-27 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно