Украинский ОПК: положение между

21 ноября, 2008, 17:08 Распечатать Выпуск №44, 21 ноября-28 ноября

Месяц назад «ЗН» уже освещало двусмысленное положение украинского ОПК (№ 37, 4 — 10 октября 2008) между российским влиянием и западными оборонно-промышленными ориентирами...

Месяц назад «ЗН» уже освещало двусмысленное положение украинского ОПК (№ 37, 4 — 10 октября 2008) между российским влиянием и западными оборонно-промышленными ориентирами. Однако ситуация меняется настолько динамично, что не вернуться к этой теме невозможно.

С одной стороны, появился повод говорить о заметном позиционном успехе в области ВТС с западным оборонно-промышленным миром: многолетние переговоры по участию французской компании SAGEM в проекте модернизации украинских боевых вертолетов Ми-24 завершились контрактом, который может стать первым крупным военно-техническим проектом. Его значение может быть усилено развитием так называемой вертолетной инициативы, в рамках которой и другие винтокрылые машины будут совместно модернизированы под стандарты НАТО с целью использования в третьих странах. Есть и иные позитивные сигналы: по словам Чрезвычайного и Полномочного Посла Польши в Украине Яцека Ключковски, во время визита на прошедшей неделе министра обороны Польши в Украину переговоры были посвящены почти исключительно ВТС между Польшей и Украиной. Страны НАТО все чаще высказывают заинтересованность в развитии ВТС с Украиной, а число совместных проектов растет.

С другой стороны, национальный сектор безопасности деградирует угрожающими темпами — главным образом, вследствие неспособности власти выполнить принимаемые решения в этой области. За последний год еще более ощутимой стала разобщенность между ОПК и Вооруженными силами страны. Если ядро ОПК из двух десятков заводов уверенно развивается за счет оружейного экспорта, то остальные две с половиной сотни заводов, НИИ и КБ уповают на вечно ускользающий гособоронзаказ.

К этому можно добавить, что геополитическая обстановка в регионе заметно ухудшилась, причем явно не в пользу Украины. Страна, которая полтора десятилетия не занималась технической модернизацией сектора обороны, находится в числе аутсайдеров и явно ослабевших в военном отношении государств. Среди прочего 2008 год показал, что гарантии безопасности, данные ей США и Россией при ядерном разоружении, давно забыты.

Стоит честно признать, у Украины, которая находится в буферной зоне между НАТО и Россией, отказывающейся от ВТС в интересах Украины, есть два пути, чтобы усилить военную мощь: восстановить национальный сектор безопасности самостоятельно или активизировать военно-техническое сотрудничество с западными оборонными компаниями. Первый путь, несомненно, более привлекателен. Он связан с развитием оборонных технологий, привлечением частного и иностранного капитала в оборонный сектор, ростом оборонных производств и проектов. И самое главное, он предусматривает уменьшение критической зависимости в этой чувствительной сфере от любых иностранных государств. Но этот путь более чем сложен, он требует слишком много времени из-за слабости дезориентированного в течение многих лет ОПК и не обеспечивает создания полноценной системы национальной безопасности и обороны. Национальный ОПК в настоящее время способен удовлетворить лишь порядка 60% потребностей армии. Кроме того, есть смысл говорить и о частичной импотенции некоторых крайне важных направлений. Есть, например, большие сомнения в способности ОПК создавать современные разведывательные спутники (космические аппараты с разрешающей способностью 60 — 80 см), а в недалеком будущем такие сомнения возникнут и в отношении ракет. Если взять самый амбициозный проект — создание многофункционального ракетного комплекса (МФРК), в ходе его реализации за три года не появился даже эскизный проект. В таких условиях рассчитывать на создание неядерного ракетного щита в течение ближайших пяти-семи лет вряд ли стоит. Если принять во внимание, что оперативно-тактические ракетные комплексы в Украине создавались в течение целого десятилетия («Борисфен», «Гром» и проект МФРК, на самом деле, звенья одной технологической цепи), то опасения аналитиков станут более понятными. А ведь ценность этого проекта прежде всего в том, что он может быть на 100% национальным и напрямую связан с усилением обороноспособности. Можно дискутировать об эффективности применения оперативно-тактических ракет, но при стремительно разрушающейся системе ПВО государства это была бы первая система вооружения, реально усиливающая его военную мощь. Тут нелишне вспомнить, что примерно из 50 принятых за годы независимости образцов военной техники ни один невозможно отнести к усилению стратегических возможностей военной машины. Открыть список мог бы новый трехкоординатный радар 80К6 («Пеликан»), если бы обнаруживаемые им цели могли уничтожаться адекватными средствами поражения. Возвращаясь к МФРК, заметим следующее: на условиях анонимности представители Национального института стратегических исследований говорят, что эскизный проект ракеты практически готов, но главной проблемой является то, что никто из молодых инженеров никогда не участвовал в подобных разработках, а участники разработок пенсионного возраста просто не верят в серьезность намерений государства. Потенциал тает буквально с каждым днем. Не говоря уже о том, что никто в государстве пока не позаботился о налаживании производства одного недостающего ключевого компонента для этого оружия.

Наверное, общую ситуацию можно было бы изменить к лучшему резким увеличением темпов работ, для чего в равной степени необходимы и адекватное финансирование, и политическая воля. Но на сегодня государственная программа развития ВСУ на 2006—2011 гг. недофинансирована уже на 6 млрд грн. По мнению директора департамента военной политики и стратегического планирования Минобороны Украины Виктора Корендовича, сегодня финансирование оборонных потребностей составляет приблизительно 1,13 % ВВП, а перспектива на 2009 г. неутешительна и соответствует 1,1 % ВВП. С политической волей проблем не меньше: в стране, где отсутствует координатор ОПК, нельзя рассчитывать на гармонию между покупателями вооружений в лице Министерств обороны, внутренних дел, чрезвычайных ситуаций, СБУ и пограничного ведомства, и их производителей в лице Минпромполитики, Минобороны, НКАУ да еще нескольких десятков частных структур.

Прямым следствием замедленной реакции ОПК на вызовы времени стало рождение в недрах Минобороны идеи о необходимости осуществлять прямые закупки части вооружений и военной техники иностранного производства взамен многолетнего ожидания реанимации отечественных заводов. С одной стороны, только при помощи закупок иностранных технологий сегодня можно начать латать гигантские дыры в системе безопасности, с другой — невозможно оставить наедине с собой стремительно теряющий возможности ОПК. Даже крупные покупатели иностранного оружия, такие как Польша, заметную часть пирога припасают для собственной оборонки. В самый затратный, 2007 год Польша разместила заказы на собственных предприятиях (преимущественно принадлежащих группе компаний BUMAR) порядка 24 % систем вооружений, что составило более 400 млн. долл.

Именно на фоне этой дилеммы в стране разгорелся корветный скандал. В частности, Минобороны возвестило о намерении объявить тендер на строительство корветов в одном из иностранных государств. При привлечении порядка 40 украинских оборонных заводов в нем должны были участвовать Франция, Голландия, Италия и Германия. Главные аргументы военных чиновников — временные риски и принадлежность России основных кораблестроительных заводов на территории Украины. К примеру, если голландский Damen Shipyards Group предлагает построить четыре корабля за 4,5 года, то в Украине заводы будут реализовывать эту программу в два раза дольше. В то же время такой подход вызвал резкую критику в парламенте.

«Этот проект имел своей целью задействовать сеть предприятий и учреждений для того, чтобы Украина возобновила статус государства, которое строит военные корабли», — высказался глава профильного парламентского комитета Анатолий Гриценко. По его мнению, программа строительства корветов сорвана. «По состоянию на сегодня правительство даже не утвердило ее концепцию. Срываются сроки, а соответственно, ее финансирование не будет заложено в бюджет-2009. С учетом политической ситуации выполнение программы может откладываться до бесконечности. Министерство обороны самостоятельно принимает решение о том, чтобы корветы строились в других странах. Это категорически неприемлемо, потому что мы потеряем рабочие места в нашем оборонно-промышленном комплексе», — заявил А.Гриценко. С критикой такого подхода выступил и другой экс-министр и парламентарий Александр Кузьмук, назвав его недопустимым. В итоге парламентский комитет обратился к главе государства с предложением вынести обсуждение этого вопроса на СНБОУ.

Нельзя не согласиться, что претензии профильного комитета справедливы. Ибо если для реализации приоритетных программ перевооружения ВСУ необходимо активно привлекать передовые зарубежные технологии путем организации совместных предприятий, то новые высокотехнологичные производства должны появляться на территории Украины. Иные подходы будут убийственны для ОПК. Не является ли эта ситуация сигналом к проведению реалистичного анализа потребностей украинской армии по перевооружению? Более четкое определение намерений — быстрее залатать дыры обороноспособности или в первую очередь поддержать ОПК — должно позволить найти золотую середину. А может, и координатора по этим вопросам, желательно на уровне вице-премьер-министра. Ибо и тот же корвет, и 30 ежегодных танков «Булат» имеют столь же малое отношение к реальному усилению военной мощи страны, как и к формированию подходов по реанимации оборонно-промышленного комплекса.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно