УКРАИНА–ГРУЗИЯ. В ОДНОЙ ОБОЙМЕ

26 января, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №4, 26 января-2 февраля

Грузия, без преувеличения, является одним из самых близких партнеров Украины. Вместе с Азербайджа...

Грузия, без преувеличения, является одним из самых близких партнеров Украины. Вместе с Азербайджаном это государство составляет стержень ГУУАМ — международной организации, которая в марте текущего года должна получить официальный статус и с которой Киев связывает немало надежд.

 

Проблемы Украины и Грузии во многом сходны. Для обоих государств с распадом СССР вопросы самоидентичности и национальной целостности занимали не последнее место. Оба государства своей внешнеполитической стратегией избрали интеграцию в западные структуры. На территориях обеих стран оказались военные базы России, наличие которых как Киев, так и Тбилиси относят к дестабилизирующим факторам. Наблюдатели не исключают, что именно последнее наряду с экономическими интересами подтолкнуло два молодые государства к объединению в рамках ГУУАМ. И именно сегодняшние реалии вынуждают и Киев, и Тбилиси серьезно заниматься реформой военной сферы.

Интересно, что в некоторых вопросах Тбилиси явно дает фору Киеву. Например, Грузия уже вступила в ВТО, а Украина только собирается. В начале января Госдепартамент США высоко оценил экономический прогресс в Грузии и объявил о распространении на ее товары недискриминационного режима.

Налицо успехи и в оборонной сфере. Возможно, параллели тут неуместны, но, имея армию в 20 раз меньшую, чем Вооруженные силы Украины, Грузия в этом году сократит ее почти настолько же, насколько и Украина — на 3 тыс. чел. Притом, что только в январе завершилось сокращение личного состава Вооруженных сил Грузии с 27 до 20 тысяч. Тбилиси не только максимально учел рекомендации Запада в области реформы оборонной сферы, но и постарался сделать так, чтобы партнеры в Брюсселе и Вашингтоне знали об этом. В частности, речь о миссии американского командования в Европе, которая проанализировала состояние военной организации Грузии и, исходя из возможностей согласования со стандартами западных стран, сделала соответствующие выводы-рекомендации относительно развития оборонной сферы. Кроме того, для Тбилиси группой известных в Европе офицеров под руководством британского генерала Гарри Джонсона был подготовлен пакет документов по развитию Вооруженных сил. Уже сегодня в Минобороны Грузии около 40% гражданских управленцев, из четырех заместителей министра обороны два также гражданских.

Хотя, безусловно, и проблем хватает. Сегодня Тбилиси сложно выплатить восьмимесячные оклады сокращенным офицерам, а задолженность по денежному содержанию порой колеблется от четырех до пяти месяцев. Бюджет на национальную оборону в минувшем году составил лишь 0,18% ВВП, что явно недостаточно. (Тут у Киева дела обстоят несколько лучше — в прошлом году военный бюджет составил около 1,41% ВВП.) Хотя это не помешало Тбилиси купить 16 танков Т-55 у Праги. Правда, по бросовой цене — за 320 тыс. долл.

Есть и потери. Это визовый режим с Россией, который в одностороннем порядке ввела Москва. А также перебои с поставками российского газа, что, безусловно, можно квалифицировать как карательные санкции.

В какой-то степени отношения военных отражают и общую картину взаимоотношений двух государств, поэтому в интервью с чрезвычайным и полномочным послом Грузии в Украине Григолом Катамадзе автор сознательно акцентировал внимание на военной и военно-технической сфере.

— Господин посол, как сегодня можно охарактеризовать сегодняшние украинско-грузинские отношения в военной сфере?

 

— Прежде всего хотелось бы отметить, что в целом очень чувствуются особые отношения Грузии и Украины. Такие же теплые отношения сложились и между военными ведомствами, как, к слову, и личные взаимоотношения их руководителей.

А если конкретно, то надо упомянуть, что именно Украина оказалась одним из первых государств, с которым были подписаны межправительственные соглашения о военно-техническом сотрудничестве, что открыло широкую дорогу для развития отношений военных ведомств двух государств. В 1998 году министерства обороны Грузии и Украины впервые подписали годовой План сотрудничества в военной сфере и с тех пор эта практика продолжается. При этом Украина также была одним из первых государств, с которыми Грузия подписала такие планы. Украина также оказалась одной из первых стран-партнеров, где Грузия открыла военный атташат. К слову, государств, где есть грузинские военные атташе, очень немного. Сегодня это США, Турция и Украина. Есть еще военный представитель Грузии при НАТО, а также решается вопрос открытия атташата в России. В Тбилиси уже работает второй военный атташе Украины, и об особом уровне отношений Киева и Тбилиси красноречиво свидетельствует и тот факт, что оба украинских военных представителя являются генералами.

В апреле 1999 года на территории Грузии состоялись совместные трехсторонние учения с участием Грузии, Украины и Азербайджана, во время которых были отработаны вопросы охраны и обеспечения жизнеспособности трубопровода, а также действия при его повреждении. Украинское подразделение, без сомнения, играло лидирующую роль в этих учениях. На лето 2001 года запланированы многонациональные учения в рамках Программы «Партнерство во имя мира» — «Cooperative Partner-2001», в которых, мы надеемся, примут участие и военнослужащие Сухопутных войск и Военно-морских сил Украины. Есть желание на двусторонней основе провести совместные с украинским подразделением учения горных стрелков — в составе Нацгвардии Грузии мы имеем горнострелковый батальон, значительную поддержку в создании которого оказали наши партнеры из США. Официального предложения Грузия пока не передавала, но, думаю, это дело обозримого будущего.

— Вы упомянули о соглашении в военно-техническом сотрудничестве. А есть реальные результаты ВТС? Кроме того, было бы интересно узнать, почему так и не была реализована предварительная договоренность о приобретении Украиной у Грузии нескольких самолетов Су-25 от Тбилисского авиазавода?

 

— Начну со второй части вопроса. Действительно, существовали намерения Украины приобрести по бартеру несколько боевых самолетов Су-25, такой тип воздушной машины имеется в ВВС Украины. Однако самолеты Су-25М, которые выпускаются Тбилисским авиационным объединением, являются несколько иной модификацией, и при их приобретении пришлось бы существенно модернизировать инфраструктуру. Поэтому намерения и не были реализованы.

В 1999—2000 гг. минобороны Грузии в меру возможностей оказывало содействие авиаобъединению, и ныне в планах этого предприятия совместная работа с израильской фирмой IAI (Israel Aircraft Industries. — Авт.) по модернизации самолетов Су-25, что предполагает полную замену авионики на оборудование натовских стандартов. Практически с января этого года дан старт новому проекту, который должен реализоваться летом этого года показом в международном авиасалоне в Ле Бурже нового варианта модернизации Су-25.

Что же касается ВТС с Украиной, то уже ныне реализовывается ряд контрактов, заключенных с государственным посредником госкомпанией «Укрспецэкспорт». Так, на ремонтных судоверфях Украины осущесвляется ремонт четырех кораблей грузинского флота, один из которых был сдан еще до конца прошлого года, а ремонт еще двух должен закончиться в конце января текущего года. В течение прошлого года на Севастопольском авиаремонтном заводе выполнялся ремонт семи боевых вертолетов ВВС Грузии, из которых пять на этот момент отремонтированы.

Есть возможность говорить и о перспективах ВТС. В частности, в Грузии скопилось огромное количество различного вида боеприпасов и ракетного топлива, представляющее определенную угрозу экологии. С другой стороны, Украина имеет значительный опыт утилизации боеприпасов. Грузия заинтересована в сотрудничестве в этой области, и, насколько мне известно, уже проведен ряд соответствующих переговоров на эту тему.

Еще одной очень перспективной темой грузинско-украинского ВТС является восстановление инфраструктуры грузинской системы противовоздушной обороны. Тут есть полное взаимопонимание обеих сторон, и Украина имеет все необходимые мощности для проведения таких работ.

— Речь может идти лишь о восстановлении инфраструктуры или и о модернизации самих комплексов ПВО?

 

— Сегодня сложно сказать однозначно. Но вообще это не исключено — когда мы планируем ремонт в доме, то порой и не предполагаем, что замена обоев может повлечь еще и, к примеру, смену полов.

Можно лишь подчеркнуть, что Грузия очень заинтересована в проведении таких мероприятий. Когда, например, после ряда нарушений воздушных границ Грузии самолетами Российской Федерации главком ВВС России Анатолий Корнуков заявил, что грузинская сторона должна доказать пересечение грузинских воздушных границ, предоставив, в частности, зафиксированную радарами информацию и подтвердив, что в воздух была поднята истребительная авиация, то... Как профессионал своего дела он хорошо осведомлен, что осталось на территории Грузии после выхода российских войск, поэтому мы расцениваем такие заявления как некорректные.

— Не так давно Тбилиси заключил весьма солидный контракт с американской Lockheed Martin на 105 млн. долл. Связан ли контракт с военно-техническим сотрудничеством?

 

— Реализация этой сделки связана с модернизацией гражданской авиационной инфраструктуры и не пересекается с теми проектами, которые намечаются с Украиной в области военно-технического сотрудничества.

— Ныне готовится соглашение о ВТС с Россией. Как можно прокомментировать этот документ и не означает ли он, что Тбилиси будет получать оружие от Москвы?

 

— Дело в том, что подписанное в 1994 году рамочное соглашение с Российской Федерацией, до сих пор не ратифицировано Госдумой. Поэтому мы предложили подписать соглашение уже с учетом новых реалий. Например, много изменений произошло в связи с саммитом в Стамбуле в 1999 году, согласно которому две военные базы России должны быть закрыты до 1 июля 2001 года. По поводу двух остальных — Ахолкалаки и Батуми — о сроках и условиях их вывода ведутся переговоры. С другой стороны, мы не хотим связывать новое соглашение о ВТС с военными базами — это два параллельных процесса. Россия имеет большой опыт в сфере реализации ВТС и мощную инфраструктуру, поэтому Грузия заинтересована в развитии равнопартнерских взаимоотношений в этой области. Что касается российских вооружений, конечно, если Россия проявит добрую волю и как-то компенсирует Грузии выведение в одностороннем порядке тех вооружений, которые находились на нашей территории, естественно, Грузия будет это приветствовать. Мы считаем, что Грузия имела права на те вооружения и технику, которые находились на ее территории до распада СССР.

— Как видится руководству Грузии дальнейшее развитие ГУУАМ и какое отношение, в частности, к решению проблем безопасности в рамках этой организации?

 

— Мы не должны забывать, что организация ГУУАМ была сформирована благодаря сходным позициям и взглядам государств-участниц, прежде всего в экономической сфере, и не является альтернативой какой-либо другой организации. Грузия уже передала партнерам по ГУУАМ проект создания в рамках организации зоны свободной торговли. У нас есть большие надежды, что к саммиту ГУУАМ в Киеве соглашение о зоне свободной торговли будет подготовлено к подписанию. Вообще, сегодня мы исходим из того, что улучшение экономической ситуации в странах ГУУАМ как раз является одной наиболее важных составляющих безопасности каждого из участников этого объединения. Но, конечно, ГУУАМ имеет и другие перспективные составляющие, например, транспортную, научную, ну и, естественно, военную, которая, безусловно, занимает не последнее место.

— В таком случае готова ли Грузия к тому, чтобы грузинские миротворцы, появились, скажем, в Нагорно-Карабахской области? Разумеется, вместе с миротворцами других государств-членов ГУУАМ.

 

— Во-первых, Грузии пока рано говорить о создании отдельного подразделения в рамках ГУУАМ. Мы имеем весьма скромные возможности в плане финансирования и оснащения такого подразделения. Ныне Грузия имеет только взвод миротворцев, принимающих участие в урегулировании косовского кризиса, и при этом Минобороны страны оплачивает только жалование военнослужащим этого подразделения — его подготовка и оснащение были бы очень сложны, если бы не активная помощь нашего партнера и доброго соседа — Турции. ВС Грузии еще только осваивают миротворческую функцию. Что же касается проблемы Нагорного Карабаха, как, впрочем, и Абхазии, политическое руководство Грузии уверено, что решать их надо исключительно мирным путем. Кстати, в этой связи можно напомнить, что в 1999 году по инициативе Грузии в Тбилиси впервые прошла встреча руководителей соответствующих министерств трех государств — Грузии, Азербайджана и Армении, посвященная поиску компромиссов в названной вами проблеме.

— Как относятся в Тбилиси к возможности появления новых государств в составе ГУУАМ?

 

— Мы все — представители государств — членов ГУУАМ — надеемся на структурное оформление ГУУАМ в этом году в Киеве. Сегодня у ГУУАМа еще много нерешенных вопросов, и нам всем надо хорошо поработать. ГУУАМ открыт для сотрудничества с другими государствами, и я уверен, что после реализации намеченных проектов он станет намного привлекательнее для потенциальных новых членов.

— В прессе довольно часто мелькают намеки на то, что Грузия готова предоставить свою территорию для военных баз НАТО. Так ли это и велись ли по этому поводу соответствующие переговоры с руководством альянса?

 

— Я не знаю, откуда появляются такие публикации, но могу заявить следующее. Во-первых, существует решение руководства государства о недопущении использования территории для военных формирований иностранных государств. Во-вторых, я не помню ни одних переговоров, на которых бы вообще обсуждался вопрос использования территории Грузии для военных баз НАТО. Грузия никогда не предлагала этого. С другой стороны, мы действительно стараемся расширить сотрудничество с Североатлантическим альянсом во всех сферах, включая военную. И если, к примеру, в 1996 году в рамках Программы «Партнерство ради мира» Грузией было реализовано лишь два мероприятия, то в 1999 году — уже более 120. В мае прошлого года впервые 60 грузинских военнослужащих приняли участие в учениях НАТО в Лиссабоне.

— Скорее всего, северный сосед Грузии не в восторге от ее внешней политики, откровенно ориентированной на Запад? Не связывает ли Тбилиси введение Россией виз с расплатой за прозападность внешнеполитического курса?

 

— Грузия старается поддерживать дружеские отношения со всеми соседями. Но, честно говоря, трудно найти логичную причину для введения визового режима. Мы расцениваем этот шаг со стороны Российской Федерации как политический. И, кстати, шаг назад в наших отношениях. Больше мне нечего добавить к сказанному.

— Сегодня западные военные эксперты довольно высоко оценивают успехи Грузии в области гражданского контроля в оборонной сфере...

 

— Грузия старается уделять этим аспектам как можно больше внимания — мы понимаем, что без гражданского контроля над военной сферой трудно построить современную армию. В ВС Грузии немало проблем: своевременная выплата денежного содержания, сокращение военных формирований, решение целого блока социальных проблем. Сами Вооруженные силы получают далеко не 2% ВВП, что, по нашим подсчетам, позволило бы активно реформировать армию. Но даже на фоне этого в прессе нет запрещенных тем об армии. Есть и парламентский контроль. Хотя назначение силовых министров — прерогатива главы государства, парламент может отклонить предложенную президентом кандидатуру любого, в том числе и силового министра. Например, при утверждении последнего правительства парламентом были отклонены кандидатуры министра связи и сельского хозяйства.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно