Украина—Грузия: будущее, полное неопределенности

25 марта, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №11, 25 марта-1 апреля

На смену Году Польши в Украине пришел Год Грузии. Специально приехавший для этого в Киев грузинский лидер открыл его в пятницу...

На смену Году Польши в Украине пришел Год Грузии. Специально приехавший для этого в Киев грузинский лидер открыл его в пятницу. Теперь следует ожидать, что в Грузии будет объявлено десятилетие Украины, как это шутя пообещал Михаил Саакашвили. Впрочем, за этой шутливой фразой кто-то может услышать и беспокойство.
Сегодняшний день двух стран это, прежде всего, хорошее отношение друг к другу украинцев и грузин. После революций наши народы близки эмоционально, а государства — политически (не случайно в январе появилась Карпатская декларация лидеров двух стран). Но для будущего украинско-грузинских отношений этого мало: связи между странами, лишенные экономической составляющей и постоянных контактов между людьми, обречены на выхолащивание. С учетом нынешней ситуации именно это как раз и грозит таким стратегическим партнерам, как Украина и Грузия.
В последние десять лет официальный Тбилиси больше интересуют политические контакты между странами, нежели экономические. Что вполне объяснимо: грузинское руководство нуждается в союзниках не только для того, чтобы устоять перед давлением со стороны Москвы, но и восстановить контроль над Южной Осетией и Абхазией, которые постепенно интегрируются в Россию. «Грузино-российские отношения сегодня строятся на шантаже, использовании силы, сепаратизме, вмешательстве России во внутренние дела Грузии. Москва делает все, чтобы остаться на Кавказе», — говорит президент Грузинского фонда стратегических и международных исследований Александр Рондели. Интерес Тбилиси к нашей стране не ограничивается проектом ГУУАМ, которому сегодня пытаются придать второе дыхание. Для грузинской политической элиты Украина не просто государство, претендующее на региональное лидерство, а, по словам Михаила Саакашвили, это «локомотив в европейские структуры».
Роль, которую правящая грузинская элита отводит в своих планах Украине, может польстить. Но к сотрудничеству в политической сфере, даже если речь идет о Грузии, надо подходить прагматично. Как и Варшава, выступающая адвокатом нашей страны в Европейском Союзе и Североатлантическом альянсе, Киев в своей европейской политике готов стать промоутером Грузии. Но какой прок Киеву от того, что он активно войдет в процесс урегулирования южноосетинского и абхазского конфликтов? И здесь речь не идет о призрачном «увеличении политического веса в южнокавказском регионе» или «поднятии имиджа страны». Вопрос в том, какие экономические бонусы достанутся Украине. Будут ли ценой политической поддержки мандарины или же платой станет приватизация украинским бизнесом грузинских предприятий?
Так жестко ставить перед Тбилиси вопрос Киев имеет право по нескольким причинам. Украинское руководство не может не волновать будущее торгово-экономических отношений наших стран, поскольку они являются предпосылкой сохранения долговременного интереса друг к другу. Конечно, в последние годы произошел серьезный рост товарооборота. В 2004 году он составил почти 158 млн. долл., причем Украина имеет положительное сальдо в 127 млн. Однако анализ украинского экспорта (структура которого состоит из продукции черной и цветной металлургии, химической промышленности, сельского хозяйства), равно как и грузинского импорта (представляющего собой в основном сельскохозяйственную продукцию), дает все основания утверждать, что в таком виде украинско-грузинские экономические отношения не имеют будущего. Ведь Украина не присутствует ни в банковской, ни в транспортной, ни в энергетической сферах Грузии, а уровень промышленной кооперации крайне слаб.
Переломить ситуацию может активная экспансия украинского бизнеса в Грузию. Еще несколько лет назад наши предприниматели не имели для этого никаких серьезных предпосылок. Сегодня у них достаточно средств и амбиций. К тому же в последние месяцы у украинских компаний наметился интерес к Грузии. И не только у промышленной группы «Интерпайп».
Не нуждающийся в представлении «Индустриальный союз Донбасса» готов приватизировать Руставский металлургический комбинат. Украинская компания по разливу минеральных вод «IDS» и моршинский завод минеральных вод «Оскар» объединились в единую бизнес-группу с грузинской компанией Georgian Glass and Mineral Water. Последняя известна тем, что занимается производством минеральной воды «Боржоми». Помимо прочего, для украинского бизнеса может представлять интерес и приватизация грузинских объектов в сфере коммуникаций (в частности, ООО «Грузинская электросвязь»), аэропортов, Маднеульского завода по обработке золотой руды, туристических комплексов, Батумского судоремонтного завода, аренда терминалов в портах Поти и Батуми.
Экспансия украинских компаний на грузинский рынок должна поспособствовать Киеву в решении еще одной стратегической задачи. Грузия во многом интересна Украине именно потому, что является транзитной территорией. Тбилиси, равно как и Киев, активно задействован в таких транспортно-энергетических проектах, как INOGATE и TRACECA. И в контексте этого Украина крайне заинтересована в приватизации объектов портовой инфраструктуры, в допуске к газотранспортной системе Грузии. Но заинтересовано ли в этом руководство последней?
Грузинские политики и бизнесмены в один голос повторяют, что страна нуждается в украинских инвестициях. Однако первая попытка приватизации грузинских предприятий украинским бизнесом закончилась неудачей: в январе 2005-го промышленная группа «Интерпайп» проиграла тендер по приватизации комбината «Чиатурмарганец», АО «Ткибулиуголь» и каскада «Варцихе ГЭС». Собственником этих объектов стал российский «ЕвразХолдинг». Кроме того, у этой компании вполне реальные перспективы приобрести Зестафонский завод ферросплавов.
Официальный Тбилиси утверждает, что «ЕвразХолдинг» выиграл потому, что россияне предложили большую цену и лучшие условия. «Мы болели за Украину. Но тендер был открытым и прозрачным. И мы не скрывали, что тот, кто больше предложит, тот и заберет «Чиатурмарганец», — так прокомментировал ситуацию Михаил Саакашвили. Между тем, по кулуарной информации, в этой сделке свою роль сыграли такие факторы, как коррупция в Грузии и стратегические интересы России. В этой связи можно вспомнить известное высказывание Егора Гайдара, суть которого сводится к тому, что если Грузия чем-то и интересна России, так только тем, что на ее территории находится Чиатурский марганцевый комбинат.
Госминистра Грузии по экономическим реформам Каху Бендукидзе, который обещал «продать все, кроме чести и совести», часто обвиняют в том, что он лоббирует интересы российского бизнеса. Возможно, небезосновательно. Россияне действительно постепенно скупают Грузию. В начале нынешнего года они сделали первый серьезный шаг: Внешторгбанк купил контрольный пакет акций Объединенного грузинского банка. (Любопытно, что теперь уже Объединенный грузинский банк намерен приобрести один из украинских банков!) Ранее россияне уже стали собственниками энергораспределительной компании «Тэласи», «Air Zena — Грузинские авиалинии», «Электровозостроителя». У российского бизнеса не меньший интерес вызывают и такие объекты, как газотранспортная система, порты в Поти и Батуми, Кутаисский автомобильный завод, Руставский металлургический комбинат, Океанская судоходная компания (бывшее Грузинское морское пароходство) и т.д.
Среди грузинских политиков и экспертов существуют опасения, что такая широкомасштабная экспансия российского капитала сделает Грузию еще более зависимой от России. «Мы слишком либерально относимся к продвижению российского бизнеса в грузинскую экономику», — констатирует Александр Рондели. Посему Тбилиси объективно заинтересован в том, чтобы российский капитал в Грузии «разбавляли» инвесторы из других стран. Однако (с учетом стратегических интересов) готов ли официальный Тбилиси принять политическое решение и предоставить преференции, в частности, украинским компаниям?
Эксперты полагают, что грузинское руководство должно принять специальные меры, чтобы заинтересовать Украину. Михаил Саакашвили утверждает: «Я не верю в никакие преференции, никакой протекционизм, никакие особенные льготы. Для нас главное не создавать искусственные барьеры на таможне, какие-то тарифы, какие-то искусственные вещи. Необходима свобода торговли. Свободная торговля сама позволяет развивать рынок и добиваться успехов».
Что ж, звучит недвусмысленно. Однако насколько такая позиция обоснованна в грузинских реалиях? Ведь Грузия до сего времени остается страной с повышенным риском для инвестиций: центральное правительство до сих пор не контролирует значительную часть своей территории, в стране все так же распространена коррупция, а у населения отсутствуют деньги. Хорошей иллюстрацией к сказанному служит история с Луганским авиационным ремонтным заводом.
Это предприятие Министерства обороны Украины, в частности, занимается тем, что производит ремонт вертолетных редукторов. В прошлом году оно приобрело у Кутаисского авиационного технического завода оборудование для ремонта и испытания редукторов ВР-8А. Причем контракт был изучен министерством экономического развития Грузии. Когда оборудование уже было готово к отправке в Украину из порта Поти, груз неожиданно, без всяких пояснений арестовали. По нашей информации, несмотря на вмешательство украинского внешнеполитического ведомства, проблема до сего времени так и не решена…
Впрочем, будущее отношений двух стран зависит не только от экономики. Большинство представителей грузинской политической элиты в прошлом — выпускники киевского института международных отношений. Сегодня в Украине не так много студентов из Грузии. По данным украинских дипломатов, в прошлом году в наши вузы отправилось только шесть человек: молодые люди предпочитают украинским европейские или американские университеты. Надо сказать, в послед­ние годы сократились межличностные контакты между украинцами и грузинами. А их отсутствие не могут заменить ни театральные представления, ни открытия памятников деятелям культуры. И если грузины в поисках лучшей жизни еще приезжают в Украину, то украинцы практически не посещают Грузию: разоренная страна мало привлекает туристов. В результате точек соприкосновения остается все меньше. И потому хотелось бы, чтобы Год Грузии был наполнен не только событиями культуры. Для будущего украинско-грузинских отношений необходимы дела, которые оживят контакты между людьми, а экономические отношения станут более богатыми. В противном случае Украине и Грузии грозит разочарование друг в друге.

Автор благодарит Журналистский фонд Национального союза журналистов Украины за организацию поездки в Грузию.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно