Украина—ЕC—НАТО: мифы и реалии

16 октября, 2009, 16:15 Распечатать Выпуск №40, 16 октября-23 октября

В последнее время в информационном пространстве Украины активизировалась дискуссия о внешнеполитических приоритетах Украины...

В последнее время в информационном пространстве Украины активизировалась дискуссия о внешнеполитических приоритетах Украины. Часть политикума утверждает, что интеграция в Европейский Союз и НАТО — панацея от всех бед страны. Другая доказывает, что это ошибочные цели, которые следует пересмотреть. По нашему мнению, европейская интеграция, задекларированная как стратегическое направление развития Украины, является не только внешнеполитическим вектором, но и ориентиром ценностей для всего украинского общества. Именно европейские ценности — демократия и подотчетность власти, уважение к правам и свободам человека, справедливая и доступная судебная система, плюрализм и толерантность, высокие социальные стандарты, успешно функционирующая экономика, системное противодействие коррупции, эффективное местное самоуправление, развитая инфраструктура, обеспечение безопасности каждого гражданина и обороноспособности государства — являются тем центром притяжения, который способен объединить всех украинских граждан, все регионы нашего государства.

Ведущиеся дискуссии не в последнюю очередь вызваны порождением мифов вокруг тематики европейской и евроатлантической интеграции, самые распространенные из которых мы попробуем проанализировать с проекцией на европейские и евроатлантические реалии.

Европейская интеграция

Миф 1. ЕС находится в перманентном институционном кризисе.

Все чаще звучит мнение, что последние две волны расширения Евросоюза в 2004-м и 2007 году и события вокруг утверждения Евроконституции — Лиссабонского договора ставят под сомнение будущее расширение и эффективное функционирование ЕС. Усиливается критика нынешней системы управления в ЕС, которая якобы не обеспечивает адекватного реагирования на вызовы современности.

Трудно согласиться с такими утверждениями. Действительно, ЕС начал осуществление реформ, связанных с необходимостью адаптации к качественно новым отношениям его государств-членов. Этот процесс действительно проходит с определенными осложнениями. Тем не менее сегодня уже 26 из 27 стран завершили внутригосударственные процедуры, связанные с вступлением в силу Лиссабонского договора. 2 октября в Ирландии на повторном референдуме свыше 67% процентов граждан поддержали одобрение договора, после чего под законом о ратификации наконец-то поставил свою подпись и президент Польши Качиньский. Остается Чехия, устами своего премьер-министра пообещавшая, что это будет сделано до конца 2009 года. Фактически зеленый свет дальнейшему реформированию ЕС включен.

Важным фактом, свидетельствующим о привлекательности Евросоюза и его готовности к дальнейшему расширению, является появление новых кандидатов на вступление в ЕС: Албании, Боснии и Герцеговины, Македонии, Черногории, Хорватии. На очереди Сербия и другие страны. Отголосок финансово-экономического кризиса вынудил даже традиционно нейтральную Исландию постучать в дверь объединенной Европы.

Вместе с тем геоэкономические и геополитические реалии заключаются в том, что, по сравнению с существующими официальными кандидатами на членство в этой структуре, только вступление Украины в Европейский Союз способно реально усилить роль последнего в современном мире.

Миф 2. Зона свободной торговли с ЕС: крах украинской экономики.

Формирование общего с ЕС рынка является стратегической целью Украины. Это предусматривает реализацию четырех свобод в рамках общего экономического пространства — свободного движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы. Создание зоны свободной торговли с ЕС будет способствовать преодолению нетарифных ограничений в торговле, развитию сферы услуг, приближению к европейским правилам в сфере конкуренции, корпоративного управления и рыночного регулирования, созданию условий для привлечения инвестиций.

Сам по себе этот процесс непростой и длительный. Однако для Украины приоритетом является качество достигнутых договоренностей, их внутреннее содержание, а не стремление как можно скорее подписать документ.

Переговоры проходят динамично. Вместе с тем можно услышать заученный штамп: «Зона свободной торговли разрушит отрасли отечественной экономики». Такое утверждение является безосновательным. Все новые государства — члены ЕС прошли этот путь, и не бедствуют. На самом деле вопрос заключается в надлежащей подготовке всех экономических операторов к новому формату отношений с объединенной Европой. Не секрет, что часть отечественных секторов экономики не приспособлена к современным требованиям Евросоюза и требует модернизации, прежде всего аграрный сектор. Однако опыт наших западных партнеров свидетельствует: задача достижения значительного прогресса во всех сферах экономики вполне реалистична, необходимо только эффективно внедрять реальные реформы и согласовывать с ЕС соответствующие переходные периоды. В любом случае создание ЗСТ даст возможность украинским экспортерам полностью интегрироваться в один из крупнейших рынков мира, унифицировать технические стандарты и требования, присоединиться к транспортной, энергетической и инфраструктурной сетям ЕС. В будущем от этого выиграют все — государство, бизнес и каждый гражданин Украины.

Миф 3. Восточное партнерство ЕС не несет для Украины «добавленной стоимости».

Именно от Украинского государства зависит, чтобы новая политика Восточного партнерства ЕС оказалась действенным механизмом. Особый интерес для нашей страны должны представлять такие элементы Восточного партнерства, как всеохватывающая программа институционного развития; способствование региональному развитию на основе политики регионального выравнивания; создание интегрированной системы управления границами согласно стандартам ЕС; углубление интеграции в сфере энергетической безопасности.

Будущие проекты в рамках инициативы следует наполнить реальным содержанием. Сегодня Еврокомиссия дорабатывает концепции этих проектов и в ближайшее время предоставит их на рассмотрение Украины. И именно от нас будет зависеть, станет ли Восточное партнерство средством внедрения реформ и усиления социально-экономического развития нашей страны.

* * *

2008—2009 годы были наиболее продуктивными в отношениях Украины с Европейским Союзом:

1) согласован вопрос о заключении нового соглашения об ассоциации с ЕС вместо Соглашения о партнерстве и сотрудничестве. Еще два-три года назад о подобном можно было только мечтать;

2) вместо Плана действий Украина—ЕС согласована Повестка дня ассоциации Украина—ЕС, являющаяся принципиально новым инструментом, который де-факто вводит механизм ассоциативных отношений и базируется на принципах политической ассоциации и экономической интеграции, совместного участия, ответственности и оценки;

3) завершились переговори об условиях присоединения Украины к Энергетическому сообществу. Это даст возможность адаптировать законодательство Украины к законодательству ЕС в энергетической сфере, ускорить переход к использованию энергоэффективных технологий и будет способствовать прозрачности в сфере энергетики;

4) с целью восстановления традиционно тесных контактов между людьми заключено соглашение о правилах местного приграничного движения с Венгрией, Польшей, Словакией, совершенствуется взаимодействие в рамках Соглашения об упрощении оформления виз, набирает обороты визовый диалог, результатом которого должна стать подготовка дорожной карты к внедрению безвизового режима;

5) завершаются переговоры о заключении соглашения о совместном авиационном пространстве — по сути, беспрецедентного документа, по которому украинская авиационная отрасль будет полностью интегрирована во внутренний рынок Европейского Союза;

6) в этом месяце ожидаем утверждения Советом ЕС проекта договора между Украиной и Европолом.

В последнее время в Украине утвердилось понимание того, что европейская интеграция — это преимущественно внутренняя политика, а не только внешняя. Происходит институционное укрепление механизма обеспечения европейской интеграции в Украине. Однако это только первые шаги. Заключение соглашения об ассоциации потребует системных решений на законодательном уровне для создания действенной системы, призванной обеспечить соответствие страны критериям членства в Евросоюзе. Важно без лишнего пафоса продолжать кропотливую работу по наполнению отношений с ЕС реальным и прагматичным содержанием с учетом прежде всего национальных интересов Украины. Вместе с тем не стоит попусту тратить время на дискуссии о временных рамках вступления Украины в ЕС: нужно понять, что ключи от членства в Европейском Союзе — в руках самой Украины, и именно ей следует задуматься над тем, как этими ключами воспользоваться.

Евроатлантическая интеграция

Миф 1. Бухарестский саммит НАТО — крах евроатлантической перспективы Украины.

В 2008 году в Бухаресте было принято единогласное решение о том, что Украина в будущем станет членом НАТО. Такая позиция была согласована впервые за 60-летнюю историю этой организации. Подобных заявлений альянс не делал в отношении ни одного из государств бывшего коммунистического лагеря, ставших его членами в 1999-м, 2004-м и 2009 г. Таким образом, Украина фактически получила политические гарантии своего будущего членства в Организации Североатлантического договора. Впервые Киев получил четкие евроатлантические перспективы: государства — члены НАТО впервые признали на самом высоком политическом уровне принадлежность Украины к европейскому и евроатлантическому политическому пространству безопасности.

Бухарестский саммит не решил вопрос о приглашении Украины присоединиться к Плану действий относительно членства в НАТО. Однако союзники по альянсу приняли компромиссное решение предоставить Украине такой механизм подготовки к будущему членству в НАТО, который был бы лишен негативного шлейфу политической конъюнктуры, — были введены годичные национальные программы (ГНП). Таким образом созданы условия для практической работы над выполнением задач, определенных евроатлантическим курсом. ГНП содержит продуманный план мероприятий, направленных на осуществление первоочередных реформ в нашей стране, повышающих обороноспособность и вместе с тем приближающих к стандартам евроатлантического сообщества. Таким образом обеспечено фактическое продвижение Украины в направлении достижения критериев членства в НАТО, а также сведено к минимуму политическое противостояние вокруг болевых точек, от которых сегодня трудно избавиться и которые не имеют решающего влияния на осуществление в государстве необходимых реформ.

В течение последних нескольких месяцев информационные пространства Украины, России и других стран были переполнены различными интерпретациями тех или иных заявлений и высказываний официальных представителей НАТО, России и некоторых государств — членов НАТО о будущем отношений Украины с НАТО. Логическим завершением всех этих дискуссий стало подчеркивание представителем и генеральным секретарем НАТО того, что никакие обстоятельства «не повлияют на принятые в Бухаресте решения» и «поддержка Украины… будет продолжаться».

Миф 2. НАТО теряет свою роль в системе международной безопасности.

НАТО является единственной системой международной безопасности, которая уже в течение многих десятилетий доказывает свою эффективность. Учитывая это, именно интеграция в альянс является для многих государств евроатлантического региона оптимальным инструментом гарантирования собственной безопасности. Даже исторически нейтральные европейские страны государства пользуются преимуществами системы коллективной безопасности, формирующейся благодаря НАТО. В конце концов НАТО является единственной организацией по безопасности, в которую с первых лет ее существования и по сей день стоит очередь из кандидатов на членство и к ним выдвигают очень высокие требования. Ни одно государство — член альянса никогда не подвергалось вооруженному нападению со стороны других держав. Все государства — члены НАТО в своих стратегических концепциях определяют альянс в качестве основы собственной безопасности и обороны.

Как и Евросоюз, НАТО является организацией, открытой для обновления и реформирования. Важным элементом процесса трансформации альянса стал отход от чисто оборонительного характера организации к превращению ее во многофункциональную. В частности, это связано с тем, что перечень современных угроз и их формы стали значительно разнообразнее и выходят далеко за рамки опасности вооруженного нападения.

Безусловно, деятельность этой структуры не проходит без внутренних разногласий, однако это является свидетельством ее демократического устройства. Ведь голос США при принятии союзнических решений не сильнее, скажем, эстонского, а, например, одно государство-член может заблокировать невыгодное для его национальных интересов решение в противовес мнению 27 других участников. В таких условиях порой сложно находить общий язык, однако, как свидетельствует история, такая система побуждает все страны организации к поиску консенсуса и в подавляющем большинстве случаев его находят.

НАТО исповедует прозрачность в своей деятельности, не скрывая от общественности своих неудач и просчетов. Об этом свидетельствует недавнее решение альянса о новой Стратегической концепции НАТО: разработка документа поручена не действующим политикам и военным чинам, а уважаемым в мире экспертам, опытным политикам и интеллектуалам, объединенным в так называемую группу мудрецов во главе с бывшим госсекретарем США Мадлен Олбрайт. К обсуждению проекта этого документа, который должен определить для НАТО задачи на будущее, приглашены страны — партнеры альянса, включая Украину, Россию, другие государства нашего региона, а также мировую общественность.

Миф 3. Вступление Украины в НАТО нанесет вред отношениям стратегического партнерства с Россией.

На сегодня НАТО и Россия являются союзниками по многим чувствительным вопросам международной безопасности, партнерами в ряде миссий и операций альянса. Также стороны реализуют широкую программу сотрудничества. Так, Россия является единственным государством из всех партнеров НАТО, которая имеет право голоса по отдельным вопросам деятельности альянса. Россия проводит значительно больше, чем Украина, общих мероприятий с НАТО, в частности военного характера. Например, российская сторона прагматично утвердила пятилетний план общих военных учений с НАТО. А Верховная Рада Украины, в основном из-за политических соображений, не утвердила план совместных с альянсом мероприятий даже на текущий год, в результате чего, по словам одного из заместителей министра обороны США, «Украина утратила возможность улучшить стандарты своей армии».

Поэтому сложилась парадоксальная ситуация: сама Россия всячески развивает и углубляет свое сотрудничество с НАТО, а углубление отношений между Украиной и НАТО преподносится отдельными украинскими политиками и экспертами как прямая угроза российским интересам. Считаем, такие политики и эксперты должны были бы объяснить, какие именно российские интересы они имеют при этом в виду.

Наконец, мы убеждены, что усиление взаимодействия между Украиной и альянсом не противоречит интересам России. Ведь, исходя из исторических связей и традиционной взаимосвязи наших государств, НАТО с Украиной в своем составе значительно лучше будет понимать и учитывать российские интересы и обеспокоенность. Украина как будущий член НАТО станет гарантом предотвращения тех действий и решений со стороны альянса, которые потенциально могли бы иметь несправедливую и неадекватную антироссийскую направленность.

Миф 4. Вступление Украины в НАТО не соответствует воле ее народа.

В период наиболее активной антинатовской пропаганды, пришедшейся на 2008 год, уровень поддержки украинским населением членства государства в этой организации вырос более чем на 10%. Сегодня мы видим углубление этой тенденции: в соответствии с результатами ряда социологических опросов, будущее членство Украины в НАТО поддерживает уже свыше трети населения.

Основательное осмысление и профессиональная оценка преимуществ и недостатков как членства в НАТО, так и альтернативных вариантов обеспечения потребностей безопасности Украины — единственный мудрый путь для принятия судьбоносного решения.

Чтобы определить настоящую волю народа относительно вступления в НАТО (не имеет значения, в его пользу или против), следует дать украинским гражданам возможность сравнить различные позиции, услышать разные аргументы и понять все последствия того или иного решения. Только после этого можно ставить вопрос о референдуме и вести речь о принятии взвешенного решения нации о своем будущем, в частности в измерении безопасности. В то же время проведение референдума в ситуации, когда, например, в Харькове в июне этого года только 8% опрошенных граждан дали утвердительный ответ на вопрос о том, владеют ли они полной информацией о НАТО, будет просто подменой понятий и фактически лишит украинцев сознательного выбора.

Стоит отметить, что за 60 лет существования альянса из 28 его членов только четыре государства проводили — Испания, Венгрия, Словакия и Словения — консультативные референдумы относительно вопроса членства в этой организации. Наиболее показателен в этом случае опыт Испании, которая, вступив в альянс в 1982 году, имела только 18% поддержки такого шага со стороны своего населения. Тогдашняя социалистическая оппозиция активно оппонировала правительству в реализации евроатлантической интеграции, а придя к власти в 1986 году, организовала референдум по поводу сохранения членства в НАТО. Результат был впечатляющим: 52,5% проголосовали за сохранение членства в организации.

Можно также вспомнить и о том, как менялась ситуация в странах — претендентах на вступление в НАТО после проведения откровенного профессионального диалога в обществе по этому вопросу. В Словакии в 2000 году идею присоединения к альянсу поддерживало 42% населения, а два года спустя — уже 61. В Литве в 1999 году общественная поддержка аналогичного процесса составляла 36%, а в 2002-м достигла 75. Аналогичная тенденция имела место и в других странах Центральной и Восточной Европы.

Такой опыт свидетельствует о необходимости объективного и взвешенного подхода к формированию в Украине общественного мнения относительно евроатлантической интеграции страны на основе прежде всего достоверной информации, лишенной политической конъюнктуры.

* * *

В завершение хотели бы заметить, что, несмотря на все мифы и стереотипы, стратегический курс Украины на вхождение в европейское и евроатлантическое пространство определен историей и сформирован украинским народом еще в начале 90-х годов прошлого века, а в дальнейшем закреплен на законодательном уровне. Следовательно, сегодня должен вестись диалог о качественном наполнении уже определенного курса конкретным содержанием, об определении приоритетов и о надлежащем институционном обеспечении. При этом стоит помнить, что у европейской и евроатлантической интеграция есть во главе угла немало общего, поэтому их практическая реализация должна быть скоординированной и взаимодополняющей.

Безусловно, современный мир меняется. Но интеграция Украины в европейское и евроатлантическое цивилизационное пространство с одновременным развитием динамических отношений с другими мощными мировыми игроками — Россией, Японией, Китаем, Индией, Бразилией поможет нашей стране адаптироваться к происходящим изменениям и занять достойное место на мировой арене. Только достижение стандартов государства, достойного стать членом ЕС и НАТО, предоставит Украине реальную возможность обеспечить национальную идентичность и не стать жертвой глобальных мировых сдвигов.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно