УКРАИНА В ПРИДНЕСТРОВСКОМ КОНФЛИКТЕ: ОТ ВОЛОНТЕРОВ — К ДИПЛОМАТАМ

16 февраля, 1996, 00:00 Распечатать

Пожалуй, самое опасное в любом конфликте то, что к его наличию все очень быстро привыкают. Причем не только непосредственные участники, но и те, кто их окружают...

Пожалуй, самое опасное в любом конфликте то, что к его наличию все очень быстро привыкают. Причем не только непосредственные участники, но и те, кто их окружают. Современники, особенно те, кто помоложе, наверное, просто не могут представить себе, что десять лет назад город Сараево был столицей Олимпиады, а город Сухуми - приятнейшим местом отдыха. И то, и другое место ассоциируются теперь только с войной. С ней же по-прежнему ассоциируется и Приднестровье.

Но в отличие от первых двух мест Приднестровье, непосредственно граничащее с Украиной, сочетает в себе ряд факторов, непосредственно затрагивающих интересы ее национальной безопасности. Здесь и огромное количество достаточно слабо контролируемого вооружения, и тот факт, что на этих землях живут украинцы, причем уже лет этак 500 - 600. В приднестровском конфликте активно задействована Россия, преследующая собственные политические цели. Конфликт в настоящее время можно уподобить действующему вулкану: вроде все тихо, но в любую минуту может произойти новое извержение. Короче говоря, Украина самым прямым образом заинтересована в его прекращении. Думается, что Киев сыграл далеко не последнюю роль в появлении на свет трехстороннего заявления президентов Молдовы, России и Украины о необходимости ускорения разрешения конфликта. А поиски конкретной формы участия Украины в этом процессе стали основной задачей работы в Молдове украинской делегации во главе с замминистра иностранных дел страны Константином Грищенко, проведшей на этой неделе переговоры и консультации в Кишиневе и Тирасполе.

Одного желания посредничать мало, ибо согласие - продукт непротивления сторон. Недостаточно заявить о стремлении, надо, чтобы тебе доверяли все конфликтующие стороны. На Балканах удалось добиться того, что к Киеву одинаково хорошо относятся и в Белграде, и в Загребе, и в Сараево. Аналогичная ситуация складывается и в треугольнике Киев - Кишинев - Тирасполь. Здесь исключительно полезную роль сыграла та позиция, которую Украина заняла с самого начала, - решение возможно только при сохранении территориальной целостности Молдовы. Поэтому как с точки зрения международного права, так и в глазах политических лидеров, влияющих на развитие событий между Молдовой и Приднестровьем, Украина имеет все основания считать себя объективной стороной.

Для воздействия на события необходимо присутствие на месте, постоянный контакт со всеми сторонами и в первую очередь с теми, кто принимает решение. В ходе рабочего визита в Молдову было объявлено, что вскоре будет назначен представитель Президента Украины по приднестровским проблемам в ранге посла по особым поручениям. В помощь ему будут назначены два дипломата, один из которых будет заниматься консульскими вопросами.

Пока неизвестен конкретный механизм участия Украины в процессе урегулирования. Какие-то его параметры были наработаны еще до поездки, в ходе ее они были «обкатаны» как в Кишиневе, так и в Тирасполе. Пока не исключаются и такие формы, как направление миротворческих сил в зону конфликта, естественно, если в необходимости такого шага будет убежден Верховный Совет. Однако представляется, что основное направление работы будет вестись другими методами. Масштабная миротворческая операция не такое простое дело, даже если ее проведение приветствуется обеими сторонами конфликта. Для этого необходим соответствующий мандат, причем в данном случае вряд ли его сможет выдать ООН - ее бюджет просто не «потянет» еще одну миротворческую операцию. Следовательно, серьезные расходы будет достаточно сложно компенсировать, ибо ОБСЕ не располагает такими возможностями. Но дело даже не в этом. Постоянное присутствие иностранных войск, даже и в голубых касках, консервирует представление о том, что за ними - враги. Достижение прочного мира должно произойти на основе политического решения, с которым согласны оба участника конфликта. Хотя, естественно, просто для предотвращения возможных провокаций какое-то военное присутствие понадобится, но в ограниченных масштабах.

В ходе встречи в Тирасполе лидер Приднестровья Игорь Смирнов высказался за создание такого механизма со стороны стран-гарантов процесса урегулирования, который предусматривал бы введение строгого контроля за соблюдением уже существующих соглашений, вплоть до введения каких-то санкций по отношению к стороне, их нарушающей. Звучит достаточно привлекательно, однако проблема в том, что подразумевать под нарушениями. Тирасполь считает таковым, например, отказ Молдовы пропустить в регион напечатанные в Германии новые приднестровские купюры. В свою очередь, Кишинев вполне резонно рассматривает это как очередной шаг к еще большему отдалению ПМР от Молдовы. Рассмотрение конфликтов, подобных этому, может тянуться месяцами.

Поэтому более перспективным представляется активный поиск такой формулы соглашения, которая снимала бы максимальное количество недоразумений. Эта задача не представляется бесперспективной. К.Грищенко, отмечая наличие серьезных разногласий в позициях сторон, уверен, тем не менее, что путь, пройденный к достижению согласия, значительно больше, чем оставшийся отрезок. Принципиальным моментом может стать согласие Кишинева на включение в соглашение четкой формулировки права ПМР на отделение от Молдовы в случае изменения ее международного статуса - иными словами, в случае ее объединения с Румынией.

Судя по высказываниям лидеров Приднестровья, их задача - добиться гарантии того, чтобы трагедия 1992 года не повторилась. Иначе говоря, Приднестровье настаивает на сохранении собственной армии. Вопрос непростой, ибо армия - один из важнейших атрибутов государственности. Однако, думается, что и здесь соглашение возможно, скажем, по пути создания группировки войск, находящейся под общим командованием Кишинева, но сохраняющей пока собственную систему комплектации и командный состав.

Достаточно сложно будет решаться проблема согласования экономик. И.Смирнов уверен, что это вообще бесперспективно. Действительно, Молдова живет по средствам, проводя жесточайшую монетаристскую политику. И вследствие этого имеет одну из самых стабильных валют в СНГ. В Приднестровье, где слово «приватизация» считается ругательным, социалистическая система хозяйствования остается практически незыблемой. Эта система пока еще как-то работает, не в последнюю очередь, кстати, потому, что газ из России в регион идет практически бесплатно. Однако переход региона на лей - точнее, необходимость заработать его, а не напечатать, создаст, безусловно, дополнительные трудности населению, которое и так живет в среднем хуже, чем и в Молдове, и в Украине. Однако здесь существенное облегчение региону может оказать быстрое введение более благоприятного режима экономических отношений с Украиной. На сегодня существует подписанное соглашение о режиме свободной торговли, пока еще не ратифицированное украинской стороной. Все остальные проекты - по сотрудничеству пограничных областей и регионов, под которое попадает все Приднестровье, другие, предусматривающие более тесные экономические связи с Центральной и Восточной Европой, не могут быть реализованы, пока отсутствует политическое решение приднестровской проблемы. И Украина могла бы содействовать ускорению подготовки подобных соглашений, которые облегчили бы Приднестровью переход от социализма, сделали бы его менее болезненным.

Важное место в ходе работы делегации в Молдове занимало то, что ее руководитель назвал «откровенным обменом мнениями по «узким» местам двусторонних отношений». К их числу можно отнести такие проблемы, как вопросы собственности Молдовы на территории Украины, а также проблема делимитации границ. К первому вопросу детально вернется совместная комиссия. В отношении второго принято решение, не задерживаясь на проблемных участках, ускорить работу там, где нет недоразумений. То есть в ближайшее время большая часть границы может быть делимитирована. Сложных участков немного - меньше десяти, наибольшие вопросы могут возникнуть при определении границы в районе станции Бессарабяска, а также вблизи села Джурджулешты, там, где административная граница Молдавской ССР выходила острым клином на точку впадения Прута в Дунай. По мнению молдавской стороны, ее нынешняя линия, обусловленная изменившейся конфигурацией берега, не соответствует первоначальной, когда Молдове принадлежала часть дунайского берега. Молдова, крайне заинтересованная в сооружении порта на Дунае, стремится к тому, чтобы доказать свое право на часть дунайского берега. Вопрос непростой, однако на итоговой пресс-конференции ее участники, К.Грищенко и замминистра иностранных дел Молдовы Василе Шова, подчеркивали, что его ни в коем случае нельзя относить к разряду спорных, что он решается в спокойной обстановке, с привлечением всех имеющихся документов.

Третий аспект работы делегации - встречи с представителями украинского населения. Намеренно не употребляю слова «диаспора», ибо к населению, скажем, северной части ПМР оно не применимо. Украинцы там автохтонны, то есть живут спокон веку. Эта ситуация исключительно деликатна, ибо часть из них считает, что Украина должна приложить усилия для воссоединения с этими землями. Однако большинство из них озабочено скорее конкретными вопросами своего существования, нежели геополитикой. Это вопросы гражданства, получить которое достаточно сложно даже тем, кто имеет на него полное право. Это проблемы пересечения границ и таможни.

Поддержка украинской общины в Молдове должна быть предметом заботы в первую очередь местных властей, политикой руководства Молдовы, а также Приднестровья. Но посильную гуманитарную помощь Украина должна оказывать тоже, и этот вопрос должен постоянно стоять перед ее руководством. От этого зависит многое, в том числе и степень доверия этих людей к Украине. Тем более что среди украинцев Молдовы много людей, обладающих значительным политическим влиянием в стране.

Руководитель украинской делегации удовлетворен итогами ее работы. Остается надеяться на то, что те предварительные договоренности и наработки, которые были сделаны в ходе кишиневских и тираспольских консультаций, без лишней потери времени начнут превращаться в формулировки проектов соглашений.

К балканскому конфликту, в урегулировании которого Украина принимает активное участие, привлечено внимание мира. Приднестровская проблема давно сошла с полос газет практически во всех странах. Но для Украины ее ликвидация представляет важнейшую задачу и цель стоит затраченных усилий.

Во всяком случае, хорошо уже то, что сегодня в Приднестровье из Украины едут не волонтеры УНСО, а дипломаты.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно