Украина не готова к вступлению в НАТО, или Что на самом деле сказал генсек в прощальной речи

31 июля, 2009, 16:13 Распечатать

20 июля 2009 года генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер выступил с речью перед сотрудниками Лондонского института международных отношений («Чатам Хаус»)...

20 июля 2009 года генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер выступил с речью перед сотрудниками Лондонского института международных отношений («Чатам Хаус»). 31 июля Схеффер завершил свою миссию, и это прощальное выступление стало не только своеобразным подведением итогов пяти с половиной лет работы на высокой должности, но и оценкой достижений и перспектив альянса.

Поэтому ничего удивительного, что основные тезисы выступления Схеффера в Лондоне привлекли не меньшее внимание прессы, чем его внезапная госпитализация на следующий день в Брюсселе.

Журналисты сумели даже связать эти два события — выступление и болезнь. Большинство СМИ отметили прямую связь между напряженным и самоотверженным трудом Схеффера и последствиями для здоровья. По мнению же издания «Российская газета», «...генсек сильно перенервничал за несколько часов до своего посещения брюссельского парка, когда публично объявил о том, что Украина и Грузия не готовы к вступлению в НАТО».

Суть сообщений независимых украинских СМИ «удивительным» образом совпадает с прокремлевскими российскими. Главных мессиджей, взятых из речи украинскими и российскими СМИ, только два. Первый — «Украина и Грузия не готовы к вступлению», второй — «НАТО необходимо поддерживать хорошие отношения с Россией».

Но речь идет, в конце концов, не об этом.

Программное выступление руководителя самого мощного военно-политического блока «Будущее атлантического альянса» заслуживает более серьезного внимания и анализа, чем просто два тезиса, вырванные из контекста.

Если сравнивать сегодняшнюю ситуацию с бывшей пять лет назад, главным позитивом, по его мнению, является широкое осознание роли НАТО как наиболее эффективной международной организации в сфере безопасности. Свидетельством этого стали: прекращение серьезных внутренних дискуссий по поводу роспуска альянса, восстановление Францией полноценного участия в военных структурах НАТО, вступление Албании и Хорватии, стремление других стран присоединиться к Вашинг­тонскому договору, расширение сотрудничества и партнерских отношений со странами, находящимися за пределами евроатлантического пространства.

НАТО сегодня признается неотъемлемым элементом европейской и мировой структуры безопасности, организацией, которая пытается и может противодействовать не только традиционным, но и новым угрозам, таким как киберпреступления, подрыв надежности транспортных коридоров, пиратство, негативные последствия глобального изменения климата и т.п.

Начав речь с признания успехов, львиную долю времени Схеффер посвятил существующим проблемам и видению будущего альянса.

Главной проблемой, стоящей перед НАТО, остается его трансформация: «...Мы пытаемся создать альянс ХХІ века с мышлением ХХ». Схеффер признает, что, несмотря на осознание новых вызовов безопасности, пока так и не смогли предложить понимание новой концепции альянса, которая обеспечила бы возможность эффективного противодействия таким вызовам и угрозам.

Самым серьезным испытанием «на зрелость» 60-летнего военного блока стала нынешняя операция в Афганистане.

Отсутствие желательного прогресса в Афганистане заострило вопрос общественной поддержки действий альянса в странах-членах. Именно потому докладчик обращает внимание на значимость широкого публичного разъяснения и открытость дискуссии относительно важности осуществления подобных отдаленных операций для усиления безопасности не только в регионе, но и в мире. «Те, кто говорит о возможности защиты от терроризма в пределах собственных границ, просто прячут голову в песок», — считает генсек. Афганистан является только одной из многих проблем, когда невозможно себе позволить просто стоять в стороне и необходимо четко понимать, что новая среда безопасности создает абсолютно новые вызовы.

Большинство современных угроз, в отличие от общего врага времен холодной войны, представляют опасность неодинакового уровня для разных членов альянса. Именно поэтому с новой силой встал вопрос евроатлантической солидарности, а именно — готовности всех членов «клуба» брать на себя ответственность, нести бремя и идти на риск ради коллективной безопасности. Успех будущего функционирования НАТО в большей степени будет зависеть от готовности и способности каждой нации демонстрировать необходимый уровень солидарности, несмотря на внутренние политико-экономические реалии.

Особенностью современной среды безопасности является также изменение концептуальных подходов к использованию силы как способа сдерживания агрессора, предупреждения, урегулирования конфликтов и обеспечения стабильности. В прошлом главным смыслом существования вооруженных сил НАТО было предотвращение обстоятельств, при которых может возникнуть необходимость их применения. Средства военного сдерживания будут оставаться эффективными в предотвращении международных конфликтов, но абсолютно неэффективными в противодействии террористам-смертникам, предупреждении гражданских войн или при распаде государств. Следовательно, задача эффективного противодействия современным угрозам требует от вооруженных сил стран альянса постоянной готовности к осуществлению экспедиционных операций разнообразного характера. Успешная реализация таких операций возможна лишь при условии осознания политиками и обществами кардинальных изменений в среде безопасности и подходах к ее обеспечению.

Применение силы далеко не всегда находит поддержку в демократическом обществе, особенно относительно операций за пределами страны и при отсутствии скорого заметного успеха. Но, по мнению генсека НАТО, нужно изменить распространенное традиционное отношение к применению силы как к признаку провала в политике, а не как к одному из инструментов политики в современных условиях.

Вместе с тем опыт свидетельствует, что в большинстве случаев использование только военных инструментов не может обеспечить достижение поставленных целей и требует других инструментов — политического, экономического, гуманитарного характера, которых не имеет НАТО. Именно поэтому Схеффер обращает внимание на необходимость широкого сотрудничества с другими игроками — международными организациями, государствами-партнерами, НПО.

Высказывая уверенность в способности наций построить «новое НАТО для нового века», г-н Схеффер озвучил шесть ключевых направлений достижения цели.

1. Расширение внутреннего политического диалога как способа достижения и сохранения консенсуса, необходимого для общих действий.

2. Объединение усилий главных международных и неправительственных организаций, объединение имеющихся инструментов НАТО и ЕС ради комплексного подхода к противодействию современным вызовам безопасности.

3. Трансформация оборонительных возможностей для создания современных мобильных вооруженных сил, способных выполнять задачи территориальной обороны и за пределами национальных границ.

4. Восстановление и развитие сотрудничества НАТО — Россия. Обе стороны имеют немало взаимных претензий и расходятся в позициях по многим вопросам, но они нужны друг другу, и эта зависимость будет возрастать по мере развития среды безопасности.

5. Дальнейшее развитие глобального партнерства со странами, которые не являются членами НАТО. Противодействие глобальным вызовам невозможно без глобальных партнеров.

6. Разработка новой Страте­гической концепции НАТО. Постоянная нагрузка в связи с решением срочных текущих проблем, развитие организации без четкой формулировки ее миссии несут в себе риск потери перспективы. Но даже наилучший документ не решит проблемы. Залогом успеха является понимание политическими элитами и обществами стран-членов изменений, происходящих в сфере безопасности и способах ее обеспечения.

Свое выступление г-н Схеф­фер завершил словами Черчил­ля: «Работа с союзниками может утомлять и разочаровывать, тем не менее, конечный результат превосходит все то, чего можно достичь одному».

Если заменить аббревиатуру «НАТО» на слово «Украина», то все шесть направлений могли бы стать разделом программы будущего президента — Верховного главнокомандующего. Хотя в программах кандидатов президентской кампании аббревиатура «НАТО», по-видимому, будет использоваться как пугало или не будет упоминаться совсем ради «покоя и определенности в обществе».

К сожалению. Поскольку в современных условиях вопрос национальной безопасности Украины не может решаться без НАТО: либо страна придерживается курса на евроатлантическую интеграцию и лидер страны обеспечивает его выполнение, либо открыто заявляет о намерениях изменить этот курс и предложить четкую обоснованную альтернативу.

Независимо от того, когда Украина сможет (и сможет ли вообще) стать полноправным членом Организации Североатлантического договора, по понятным причинам она обречена уделять надлежащее внимание всему тому, что происходит в НАТО и вокруг него.

Что касается готовности Украины вступить в НАТО или, точнее, такой возможности в ближайшее время, то слова Схеффера вряд ли можно назвать заявлением. Это, скорее, констатация факта, повторение того, что сегодня почти не вызывает возражений. Причины такой неготовности также всем известны. Удивляет неадекватная реакция на «снова двойка», поскольку это является оценкой не готовности ко вступлению, а уровня развития страны. Уже не удивляет, но и не оставляет в покое качество осуществления государственной политики информирования населения по вопросам евроатлантической интеграции, когда отечественные СМИ работают ретрансляторами мессиджей, подготовленных российскими коллегами.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно