УКРАИНА НА РОССИЙСКО-АМЕРИКАНСКИХ КАЧЕЛЯХ

4 мая, 2001, 00:00 Распечатать

Глядя на экран телевизора, в последнее время все чаще ощущаешь себя путешественником во времени. Странствие хоть и недалекое — лет на 20—25, — но весьма показательное...

Глядя на экран телевизора, в последнее время все чаще ощущаешь себя путешественником во времени. Странствие хоть и недалекое — лет на 20—25, — но весьма показательное. Сразу вспоминаешь, как в те времена клеймили позором американский империализм. В Украине на «антиимпериалистическом» поприще в последнее время стало специализироваться немало людей, однако на качество «антиамериканской пропаганды» это заметно не повлияло. Нет былого изящества. Как правило, топорная и примитивная работа.

Однако суть не в форме исполнения. Центр тяжести состоит в том, какими будут для общества и государства и даже заказчиков «антиимпериализма» последствия от проделанной работы? Отдают ли вдохновители себе отчет в том, что делают?

Ответ на эти вопросы вряд ли что изменит, но прояснить картину для тех, кто не желает быть околпаченным примитивной пропагандой, может.

 

Вспомним, как менялись местами союзник и противник Океании в романе Джорджа Оруэлла «1984». И как было важно властям Океании стереть из памяти собственных сограждан какие-либо воспоминания о былом союзничестве.

Недалекой памяти 1997 год. Почти тот же пафос и негодование, что и сегодня в отношении США, по поводу поведения России, указывающей Киеву, в каких уступках со стороны Украины измеряется стратегическое партнерство с РФ. Те же действующие лица, тот же государственный канал УТ-1. Как мало изменилась в своих намерениях Россия с того времени, но как сильно она изменилась в своей стратегии относительно Украины. «Украину не удастся сломать, ее нужно обмануть» — подобная мысль промелькнула в 1997 году, в период интенсивного развития отношений по линии Украина — США и Украина — НАТО, в одной из редакционных статей «Независимой газеты». Это был первый публичный сигнал российским властям о том, что работать по Украине нужно куда более тонко — прежде всего, учитывать комплекс психологических особенностей поведения украинских властей, лидеров государства, «не понимающих» языка грубых ультиматумов. В такие моменты на столах государственных деятелей обычно появляются психологические портреты их зарубежных коллег, подготовленные специалистами соответствующих государственных структур.

Где-то на этот период приходится расцвет «дипломатии без галстуков». И все реже украинские государственные СМИ говорят об интересах, но все больше —об отношениях. И начинает сглаживаться ощущение вынужденности и двусмысленности от словосочетания «стратегическое партнерство Украины и РФ».

Вспомним, какими позитивными комментариями сопровождались ничем не оправданные уступки Украины по ряду стратегических вопросов. Можно напомнить, например, как быстро в Киеве отреагировали на «просьбу» Москвы отменить установленный постановлением Кабинета министров Украины жесткий порядок пересечения государственной границы Украины кораблями и судами ЧФ, согласно которому для пересечения границы необходимо было разрешение начальника Генерального штаба Вооруженных сил Украины. Второй пример — быстрое переоснащение авиации ЧФ РФ с устаревших СУ-17 на более современные СУ-24МР без соответствующей правовой базы. Все это произошло без каких-либо уступок со стороны России в столь неоднозначной проблеме, как иностранное военное присутствие на украинской территории.

Вероятно, главное, к чему стремилась украинская сторона, — это отсутствие психологического дискомфорта от трений с российской стороной. Похоже, психология стала слабым звеном украинской политики. Стоило бы взять пример с российского руководства, которое начисто лишено подобного комплекса в отношениях с кем бы то ни было. Все эти нюансы целиком проявились и в период «кассетного скандала».

С одной стороны, мы видим слегка завуалированную эмоциональную поддержку со стороны российского политического руководства. Оно вооружено стратегией поведения с украинским лидером и знает его уязвимые места. Имеет место простой расчет — на естественную человеческую благодарность за поддержку в трудный момент. Но благодарность политического руководителя имеет отношение к политике государства. Именно на последнее и сделан упор — в ответ на личную поддержку получить в виде благодарности уступки со стороны Украины. И нет смысла возвращаться к теме — стоит ли Россия за всем происходящим в нашей стране. Очевидным фактом является высокопрофессиональная работа россиян в этой ситуации независимо от того, чьими руками это сделано. Отвергнутая Западом Украина — надежный партнер и союзник РФ. Вряд ли московским стратегам приятно вспоминать срывающуюся с российской орбиты Украину образца 1997 года.

С другой стороны, мы имеем раздраженные замечания в адрес Украины со стороны западных чиновников, в том числе и официальных представителей США. (Чего стоит сопоставление Украины и Узбекистана в ограничении свободы прессы, сделанное Майклом Э. Пармли, исполняющим обязанности помощника государственного секретаря, при представлении отчета госдепа США за 2000 год о положении с правами человека. Мы далеки от позитивных оценок свободы слова в Украине, но, господа, вы когда-нибудь были в Узбекистане?!) Плюс резкое похолодание в отношениях Украины с ЕС и США. Плюс шквал критических статей в ведущих западных изданиях и продолжающийся «разогрев» общественного мнения на Западе. В такой обстановке очень легко провоцируется ощущение американских следов в «кассетном скандале».

Заказчики антиамериканской истерии действуют по старому рецепту: для успеха мероприятия необходимо найти врага, максимально демонизировать его образ и взвалить на него все мыслимые и немыслимые беды и проблемы.

Для правящей в Украине группы они связаны в последние полгода с «кассетным скандалом» и производным от него «делом Гонгадзе», хотя последнее хронологически предшествовало скандалу. Неспособность институтов, отвечающих за безопасность государства, и прежде всего СБУ, дать профессиональный ответ на вопрос о том, кто организовал и осуществлял достаточно продолжительное время прослушивание президентского кабинета и каналов правительственной связи, дает простор не только для политически и идеологически мотивированных версий, но и манипуляций общественным мнением на эту тему.

Всплеск антиамериканизма стал одним из порождений «кассетного скандала». Причем именно тогда, когда доминирующей в информационном пространстве Украины стала «американская» версия его происхождения. Но следует вспомнить одну особенность национального информационного пространства — перманентное господство в нем российских интерпретаций происходящих событий и процессов. Поэтому очевидно, что российский след в «кассетных делах» не мог стать доминирующим, хотя он время от времени и озвучивался в отдельных СМИ.

Зато американский след стал раскручиваться весьма уверенно. Базисом для раскрутки стал так называемый «югославский сценарий». Далее все достаточно просто — по образу и подобию югославского лепится и украинский сценарий. А посему рационально доказывать ничего не надо. А если вспомнить прошлое, когда нескольким поколениям homo soveticus коммунистическая пропаганда привила стойкий стереотип восприятия США как воплощения мирового зла, то и усилий больших прилагать нет необходимости. Технология весьма примитивна — несколько антиамериканских пассажей с экрана телевизора, подтвержденных когда мнением авторитетного PR-щика, когда — некоего «гуманитарного технолога». И вот — из глубин общественного подсознания всплывает образ мирового супостата в звездно-полосатом виде. Параллельно с этим в подконтрольном российским властям интернет-издании появляется так называемый «план Бжезинского», весьма напоминающий приснопамятные «протоколы сионских мудрецов».

Что показательно — американские солдаты никогда не ступали на украинскую землю с захватнической целью. Помнится, что во время Второй мировой мы были союзниками. Даже советская пропаганда, хотя и сквозь зубы, но всегда отмечала вклад западных стран, и прежде всего США, в победу над нацистской Германией. В Украине об этом в последние годы почемуто не вспоминают. Празднование очередной годовщины окончания Второй мировой войны в Европе сводится традиционно к славословию «великого советского народа» и воспеванию «единства братских славянских народов». Почти так же, как и во времена УССР. Хотя, исходя из необходимости «крепить украинско-американское стратегическое партнерство», было бы логичным вспомнить и о братстве по оружию, и о поставках по ленд-лизу, и о том, скольким украинцам, спасающимся от сталинского тоталитаризма, Америка стала второй родиной. Воистину было бы — никто не забыт, ничто не забыто.

Но, увы. На это нет заказа. Со стороны общества, занятого проблемой выживания, его сложно предвидеть. Со стороны власти такой заказ был бы логичным. Но он, оказывается, не нужен, по крайней мере тем политико-экономическим группам, в руках которых находится контроль над основными СМИ. Нужно совсем противоположное — породить негативные эмоции в социуме, а это несоизмеримо легче, нежели сформировать позитивное восприятие.

В этой связи следует заметить, что государственное телевидение делает «медвежью услугу» действующему Президенту, делегитимируя его в глазах собственного правого электората, оказавшего поддержку на выборах в 1999 году. Нынешний образ президента-консерватора как противоположность премьеру-реформатору создан не только сознательными усилиями оппозиции, но и не осознающими последствий своих деяний пропрезидентскими СМИ, позиция которых прямо отождествляется с позицией Президента.

Однако закон воздаяния незыблем. И бумеранг возвратится обратно. Причем значительно быстрее, чем можно предполагать. Например, на ближайших парламентских выборах левые получают фору уже и за счет официальной антизападной пропаганды, исходящей от лояльных Президенту СМИ. «Коммунистическая угроза», к которой в последние годы относились не иначе как со скепсисом, может приобрести ту недостающую толику влияния, которая поможет после выборов воплотить в жизнь вторую часть лозунга «Украина без Ющенко и Кучмы». Диалог тех, кого называют олигархами, с усилившимися коммунистами может создать серьезные неприятности действующему Президенту, отягощенному конфликтом с правой оппозицией.

Следует обратить внимание на то, что телевизионный антиамериканизм развивается на фоне бурных деклараций о европейском выборе, намерении добиться членства в ЕС и т.п. Правда, еще несколько месяцев назад речь шла о том, что и Европа нам не указ… Cтоило бы не забывать, что начало движения в направлении ЕС связано с присоединением к ВТО. А это означает, прежде всего необходимость взаимодействия с США как основным и наиболее влиятельным законодателем ВТО. То же касается и отношений с международными финансовыми организациями. Поэтому не стоит плевать в колодец…

Распространенным стереотипом является утверждение «на Западе нас никто не ждет…» Будто где-то в другом месте нас кто-то ждет. И вроде бы это место — Россия. Однако сахарные, карамельные, трубные и прочие «сражения» — красноречивое подтверждение тому, что и в России нас не ждут. Впрочем, как и где-либо в другом месте. Недовольство генералов промышленности с их «красной психологией» направляется на власть, как слабую и неспособную отстоять их интересы. В принципе таковой она и есть — слабая и мало на что способная, если речь идет о защите национальных интересов.

Но именно слабая власть нужна различным отраслевым группам влияния, привыкшим работать в непрозрачной, коррумпированной среде. Такой властью легче манипулировать либо подкупать. Слабой власти не важны стратегические приоритеты, ей нужно лишь ситуативно сохраняться на плаву, день за днем проживая срок до новых выборов. Власть, неспособная установить единые для всех правила игры, со временем обречена на то, что с ней перестанут считаться.

Поскольку олигархические группировки и власть — каждая со своей стороны — создали коррумпированную среду, то все выступающие против такого положения автоматически становятся врагами бизнеса по-украински. А поскольку США одна из стран, требующих от Украины установления прозрачных правил игры в экономике и бизнесе, то автоматически Америка становится врагом. Ну а коль российская бизнес-среда мало чем отличается от украинской, то Россия сразу же становится «главным стратегическим партнером».

Так начинается криминальная интеграция экономического пространства, на котором играют по другим правилам, отличным от принятых в остальном мире. Инициаторы этой интеграции с украинской стороны, правда, забывают одну вещь — выживает сильнейший. А тягаться украинским олигархам с российскими явно бесперспективно — слишком разные весовые категории.

Несмотря ни на что, Украине сейчас нужно преодолеть психологический дискомфорт от складывающихся неблагоприятных обстоятельств в отношениях с Вашингтоном. Необходимо использовать нестандартные подходы в налаживании диалога с новой американской администрацией. В ее составе есть фигуры, способные и готовые к диалогу в складывающихся условиях. Один из самых важных моментов — создание адекватного механизма двустороннего сотрудничества. Комиссия Кучма — Гор была таким механизмом в работе с предыдущей администрацией США.

Без американской поддержки Украина на оси интересов Россия — ЕС является бесконечно малой величиной, которой пренебрегут при первой же возможности. Несмотря на всю свою геополитическую значимость. Отсюда вывод — Украина свою европейскую ориентацию должна базировать на евроатлантизме с опорой на США.

Реальным индикатором продвинутости партнерских отношений является интенсивность контактов в военной и военно-политической сферах. Реалии дня сегодняшнего диктуют необходимость динамизации двусторонних отношений в этих областях. Проблемы Договора ПРО, гражданский контроль над Вооруженными силами и их реформирование — вот далеко не полный перечень тех проблем, где США и Украина могут быть взаимополезны друг другу. Необходимо вывести на новый уровень сотрудничество американских и украинских спецслужб. Дефицит такого сотрудничества является, к сожалению, предпосылкой к формированию негативного образа друг друга.

Требует динамизации и экономическое сотрудничество двух стран. США всегда поддерживали стремление Украины достигнуть энергетической независимости. К сожалению, Украина всегда была непоследовательной в достижении поставленных целей. Актуальным является продолжение сотрудничества по созданию в Украине замкнутого топливно-ядерного цикла, начатое с компанией «Вестингауз», как и дальнейшее участие американских компаний в приватизации украинских облэнерго и генерирующих мощностей. Крайне важным представляется поощрение и вовлечение компаний из США, таких, например, как «Энрон» или «Ель Пасо Энерджи», в будущий приватизационный процесс магистральных трубопроводов. Необходимо дальнейшее поощрение к новым инвестициям тех американских компаний, которые работают длительное время на украинском рынке и хорошо изучили его особенности. Характерный пример — «СигмаБлейзер», вложившая значительные средства в различные секторы украинской экономики, прежде всего в динамично развивающийся телекоммуникационный.

Украинско-американские отношения имеют все шансы выйти из испытания «кассетным скандалом» и «делом Гонгадзе» окрепшими. Достаточно вспомнить, сколько трений и претензий возникало к США со стороны ряда стран, с которыми у Вашингтона налажены отношения стратегического уровня, — Израиль, Япония, Южная Корея, Саудовская Аравия, Турция. Однако никакие проблемы, сколь серьезными они ни были, принципиально не изменили характера отношений между США и названными странами.

В который раз стоит вспомнить старую латинскую истину — идти надо не тем путем, которым ходят, а тем, которым надо идти.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно