Украина на перепутье, но получит ли она помощь, в которой так нуждается?

4 сентября, 2009, 16:24 Распечатать

Опыт холодной войны показал, что лучший способ развивать отношения с Россией — обеспечить собственное единство и силу...

Опыт холодной войны показал, что лучший способ развивать отношения с Россией — обеспечить собственное единство и силу. Эти ценности Россия исторически выделяла как внутри своей страны, так и во всем мире. Именно поэтому и в других она уважает прежде всего единство и силу. Дождаться слабости и внутренних споров внутри других наций, чтобы воспользоваться ими в свою пользу, — российский «инстинкт».

Досадно, но сейчас политика Европейского Союза в отношениях с Россией непоследовательна и находится на начальном этапе. Этот подход значительно контрастирует с подходом США, которые даже в условиях более мяг­кой, как считается, внешней политики президента Б.Обамы заняли твердую и бескомпромиссную позицию относительно Кремля и его отношений с соседними государствами — республиками бывшего Советского Союза.

В некоторой степени это можно понять: Евросоюз сейчас граничит с РФ, он принял в свой состав в качестве равноправных членов три бывшие советские республики и укрепляет отношения с другими государствами, граничащими с Россией, учитывая их возможное вступление в ЕС. Такое новейшее историческое наследие не усложняет отношений России и США. Именно поэтому ЕС обязательно должен вести более взвешенную, конкрет­ную и многогранную политику в своих отношениях с Кремлем.

Желание Европы получать российский газ стало доминирующим, слишком доминирующим элементом в этих отношениях. Россия знает, что поставки углеводородов могут быть весомым дипломатическим инструментом в ее внешних отношениях не только с бывшими советскими государствами, которые она весьма высокомерно называет ближним зарубежьем, но и с государст­вами — членами ЕС. Тесные отношения России в частности с Германией и Италией до сих пор помогали размывать и смягчать реакцию Евросоюза на российский авантюризм — как в случае с прошлогодней войной с Грузией, а потому ослабили и моральный авторитет ЕС.

Эта нехватка воли, что некоторые могут назвать современной формой умиротворения, может в конце концов привести к образованию чего-то вроде нового железного занавеса в Европе. Если ЕС стесняется противостоять российскому ирредентизму и реваншизму, то Москва обязательно воспользуется возможностью восстановить свою гегемонию и влияние в таких государствах, как Украина, которая на протяжении многих лет пытается выйти из тени России и строить собственное суверенное будущее соответственно собст­венному выбору, выбору украинского народа.

Прошлогоднее вторжение России в Грузию и ее разделение стало вопиющим напоминанием о следующем: как только российскому реваншизму позволят набрать обороты, последствия будут носить почти необратимый характер. Сейчас Россия планирует потратить огромные средства на развитие военных баз в грузинских регионах — Абхазии и Южной Осетии. Сейчас не существует никаких практических шагов, к которым Евросоюз мог бы прибегнуть для восстановления территориальной целостности Грузии, кроме военных действий, на что ЕС никогда не пойдет.

Президентские выборы в Украине в январе 2010 года станут еще одним серьезным испытанием для ЕС, который ищет пути развития отношений с Россией. Евросоюз должен четко дать понять Кремлю, что любое вмешательство в демократические процессы в таких суверенных и независимых государствах, как Ук­раина, приведет к серьезным последствиям. Очевидно также, что ЕС должен укрепить свое единство перед российскими провокациями и извлечь уроки из произошедшего в Грузии. Украина, безусловно, европейское государство с перспективой возможного обретения членства в ЕС и НАТО, при условии, что такой выбор сделают ее граждане. Если мы действительно верим в демократию, свободу и расширение сообщества государств — членов ЕС, Европейский Союз не может позволить себе бросить Украину на произвол судьбы.

Уже сейчас есть признаки того, что Украине угрожает период политического хаоса. Российский президент Дмитрий Медведев недавно направил своему украинскому коллеге Виктору Ющенко немалый список претензий, наполненных нескрываемым неуважением, завершив свое послание отказом на этом этапе направить в Киев нового российского посла. Безусловно, Ющенко неумело развивал отношения с Россией — как и многое другое на протяжении своего президентства. Но его действия не заслуживают такой острой критики со стороны российского президента, открыто изложившего свои претензии в видеоролике, на котором позади него угрожающе маячил военный корабль. В условиях приближения зимы Россия может спровоцировать новый газовый конфликт, что скажется не только на Украине, но и на странах ЕС.

Есть также признаки того, что пророссийские активисты нагнетают ситуацию в Крыму, который является преимущественно русскоязычным регионом и местом рас­положения Черноморского фло­та РФ. Украина недавно выслала российского дипломата за то, что тот раздавал тысячи амери­канских долларов среди пророссийских групп давления. И это все в условиях, когда на протяжении нескольких последних лет Россия незаконно выдает российские паспорта тамошним гражданам.

Недавно президент Медведев представил на рассмотрение российской Госдумы законопроект, который в случае принятия предоставит ему право начать военные действия для защиты российских граждан за рубежом. Нетруд­но представить себе развитие событий по грузинскому сценарию в том случае, если пророссийский кандидат Виктор Янукович проиг­рает президентские выборы в Ук­раине, а прозападный лидер, придя к власти, ускорит переориента­цию Украины в противоположную от России сторону. Кремль так­же может инициировать такие акции для защиты черноморских баз, аренда которых должна завершится в 2017 году. С приближением этой даты Крым вполне может стать источником все большего нап­ряжения между Киевом и Москвой.

Легко сказать, что Запад мог бы отреагировать на это как на грубое нарушение и дать жесткий ответ на любое вмешательство (военное или невоенное) в президентские выборы в Украине и их результаты. Однако опыт Грузии указывает на иной вариант. Слабая реакция ЕС и быстрое возвращение к повседневным делам с Россией оставили Грузию один на один с постоянным военным присутствием России на ее территории. Не является ли свобода и безопасность граждан другого европейского государства более важными, чем наше желание получать российский газ без перебоев? Это и есть тот выбор, который должен сделать Европейс­кий Союз и который определит его место в международных отношениях на протяжении следующих десятилетий.

Как следствие, нерешительная позиция ЕС влияет и на НАТО. Когда недавно один российский журналист спросил, защитило бы НАТО Украину, если бы на нее совершили нападение, спикер НАТО ответил: «Нет». Постоян­ный представитель Российской Федерации при НАТО Дмитрий Рогозин также демонстрирует тревожную способность убеждать членов альянса с целью смягчения его позиции и заявлений, которые Москва воспринимает как направленные против ее интересов.

Более того, поразительное молчание канцлера Германии Ангелы Меркель в тот момент, когда российский президент Медведев в ее присутствии обвинял своего украинского коллегу, означает, что Германия, годами наблюдая, как свободу города Берлин защищали ее союзники на Западе, для собственного удобства забыла историю. Существует старый принцип римского права — qui tacet consentire (молчание является признаком согласия). Хочется надеяться, что в случае переизбрания канцлер Германии пересмотрит свое очевидное согласие с запугиванием Россией своих соседей.

Конечно, вмешательство России во внутренние дела Украины не является чем-то новым. Неудачные попытки Кремля влиять на результат президентских выборов в 2004 году вылились в прозападную оранжевую революцию. Очевидно , что Россия хотела бы перечеркнуть демократические достижения Украины за последние пять лет и видеть на президентской должности в Киеве более уступчивого, проросийски настроенного кандидата.

Объединенного Европейского Союза, который стоял бы за спиной Украины, было бы достаточно, чтобы предотвратить такие последствия и спобствовать Украинскому государству в дальнейшем прогрессе в направлении будущего, связанного с экономическим пространством и пространством безопасности Запада. Вместе с тем ЕС должен развивать и дружественные отношения с Россией, но на основе равенства и суверенности, а не гегемонии.

В конце концов ЕС должен воспринять неуступчивую позицию России как реакцию на уменьшение ее значимости в мире. Как капризничающий ребенок, который не может контролировать все вокруг, РФ разочарована быстрыми изменениями в мире и тем, что исчезла предсказуемость советской эпохи. Послед­ние колебания цен на газ и нефть также помогли России осознать уязвимость ее недиверсифицированной экономики, тогда как в среднесрочной и долгосрочной перспективе ее ждет масштабный демографический кризис, который тяжело отразится на военной мощи страны. Как только ЕС нач­нет развивать свои отношения с Россией с позиции силы и единства, он сможет формировать их в соответствии со своими ценностями и потребностями.

Чарльз ТЕННОК — зампред делегации Европарламента в связях с Украиной, созданной Комитетом парламентского сотрудничества Украина — Европейский Союз; член комитета по зарубежным делам ЕП. Соавтор резолюции о чествовании памяти жертв Голодомора 1932—1933 годов в Украине. Входит в политическую группу «Европейские консерваторы и реформисты» в ЕП нынешнего созыва. Родился в 1957 году, англичанин. По специальности врач-психиатр, имеет многочисленные публикации в области психиатрии. В 1998—2000 годах — член совета одного из центральных районов Лондона. С 1999 года — депутат Европейского парламента. Имеет многочисленные отличия и награды.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно