УКРАИНА НА БАЛКАНАХ: ПАРТНЕР ИЛИ БЕДНАЯ РОДСТВЕННИЦА?

10 августа, 2001, 00:00 Распечатать

О роли Украины в урегулировании кризиса в Македонии средства массовой информации заговорили толь...

Погром албанских кафе и магазинов в Скопье — ответ на убийство албанскими повстанцами десяти македонских солдат

О роли Украины в урегулировании кризиса в Македонии средства массовой информации заговорили только тогда, когда наша страна была вынуждена приостановить поставки своего вооружения в это балканское государство под хор причитаний «ах, на нас снова надавили», «ах, нас снова заставили». Но, как известно, нет положительных или отрицательных событий, есть только наше отношение к ним. Мы же привыкли едва ли не в каждом жесте в сторону Украины выискивать скорее занесенный для удара кулак, чем протянутую для дружеского пожатия руку. И если мы сами склонны рассматривать собственные, пусть еще и крошечные, успехи как неудачи, если сами кричим на весь мир о «полной никчемности Украины», то какого отношения к себе мы вправе ожидать от мира?

 

Второй всплеск внимания к деятельности Украины в Македонии последовал сразу же вслед за первым, в минувшее воскресенье — после совершенно неожиданного визита в эту страну украинского министра иностранных дел, прибывшего в Охрид из Крыма на решающей, как тогда казалось, стадии мирных переговоров вместе с верховным представителем Евросоюза Хавьером Соланой.

Но участие Украины в урегулировании македонского кризиса началось отнюдь не на этой и не на прошлой неделе, а примерно полгода назад. Консультации между двумя странами начались еще в марте, в полном соответствии с Договором о дружбе и сотрудничестве между Украиной и Республикой Македония, ст.4 которого гласит: «стороны немедленно начнут консультации, если, по мнению одной из них, возникает ситуация, угрожающая ее территориальной целостности или безопасности». В марте же, когда Украина председательствовала в Совете Безопасности ООН, Анатолию Зленко позвонил лично Борис Трайковский с просьбой включить в готовящееся заявление председателя СБ ООН по ситуации в Македонии пункт с осуждением албанских вооруженных экстремистов, что и было сделано. Шаг, в общем-то, беспрецедентный, поскольку, во-первых, до этих пор на Балканах с боевиками разговаривали как со стороной переговоров, и впервые в международном документе вещи были названы своими именами. Во-вторых, обычно подобные документы предварительно согласовывают на неофициальном уровне, а на сессионном заседании принимают уже без всякого обсуждения. Так вот в случае с заявлением по Македонии по предложению председательствующей Украины пункт об албанских экстремистах был впервые внесен в уже согласованный документ прямо на заседании. Незначительный, на первый взгляд, эпизод из разряда дипломатических премудростей на самом деле оказался очень важным для Македонии в ее дальнейших переговорах как с повстанцами, так и с международными посредниками.

Этот случай еще больше усилил симпатию Македонии к Украине, а между руководством двух стран, как утверждают, сложились доверительные отношения, которые не может не учитывать и не использовать для влияния на Скопье Запад. Так что украинский министр иностранных дел летел в Охрид отнюдь не с выкрученными руками, как написала британская The Independent, поскольку это не самая удобная и результативная поза для убеждения третьей стороны. Македонцы принимали украинцев тепло, а экспрессивный министр внутренних дел РМ даже заявил, что, выйди они сейчас на улицу, там их встретят как героев, поскольку «Украина — единственная страна, которая выполнила свои обязательства».

Погром албанских кафе и магазинов в Скопье — ответ на убийство албанскими повстанцами десяти македонских солдат

Сегодня, когда благоприятный исход мирных переговоров снова под вопросом, трудно судить, насколько эффективной была эта украинская миротворческая миссия (впрочем, как и американская, и натовская, и еэсовская). Во всяком случае, для себя украинская сторона смогла получить информацию из первых уст и лучше сориентироваться в ситуации, что пригодится для дальнейших действий. А также продемонстрировать всем заинтересованным сторонам свою добрую волю и высказать опасения по поводу тревожащих ее моментов.

Конечно, не все было так лирично, как об этом рассказывают участники переговоров. И «более, чем полное понимание» по поводу приостановки поставок украинского оружия македонская сторона, скорее всего, выражала, стиснув зубы. Вспомним хотя бы заявление посла РМ в Украине Владо Блажевски по поводу ошибочности бытующего в некоторых странах мнения, что поставки оружия Македонии приведут к дестабилизации в стране. Да и в самом Киеве это мнение считают достаточно спорным (см. интервью руководителя внешнеполитического управления АПУ А.Фиалко в «ЗН» за 28 июля с.г.).

Но давайте посмотрим, могла ли Украина принять иное решение? Могла. Почувствовав большую уверенность на мировой арене после наращивания кое-каких экономических мускулов, она вполне могла бы поддаться искушению ими слегка поиграть и продемонстрировать всем свою принципиальность, заработав тем самым немножко денег за оружие и некоторый политический капиталец: вот она какая, Украина, не соглашается с самими США. Но, во-первых, неизвестно, как долго она могла бы не соглашаться, поскольку для армрестлинга со Штатами ее мускулы еще не доросли, а когда мягкие просьбы сменились бы грозными окриками, достоинство было бы соблюдать куда сложнее. Кроме того, Украина при таком развитии событий еще долго бы отмывалась от обвинений в поставках оружия в горячие точки. Да и, чем черт не шутит, своим упрямством могла бы навлечь на Македонию столь любимое Соединенными Штатами эмбарго. Разумеется, и отношения с Евросоюзом и США были бы изрядно подпорчены. Может ли любовь маленькой Македонии, пусть даже очень горячая, стать достойной компенсацией?

При том же компромиссе, на который пошла Украина (заметим, пока не таком уж и большом, поскольку поставки приостанавливаются временно и только тяжелого вооружения и только на период проведения мирных переговоров), она, потеряв копейки, могла бы заработать куда большие дивиденды и сохранить при этом расположение Скопье.

Вместо того чтобы в очередной раз вытряхивать коврики себе на голову и кричать, как нас «обидели», давайте лучше хотя бы для повышения самооценки вспомним, что говорила Кондолиза Райс ровно год назад в интервью «ЗН»: «Мне кажется, что региону Центрально-Восточной Европы нужны сильные, экономически развитые, демократические государства, которые могли бы помогать разрешать разнообразные проблемы, например, балканскую. Если бы мы видели сильную Польшу, сильную Украину, то можно было бы говорить о партнерах из бывшего Советского Союза, партнерах, которые способствовали бы безопасности и стабильности в своем регионе. <…> По моему мнению, США всегда будут сохранять свое присутствие в Европе как военное, так и любое иное. Но Соединенные Штаты не будут в дальнейшем играть ведущую роль в разрешении таких проблем, как, скажем, балканская. Считаю, что со временем США должны покинуть Балканы. И для нас очень большое значение будет иметь сильная Украина или сильная Польша». Понятно? Мы — не халявщики, мы — партнеры.

Конечно, пока что Штаты совсем не собираются покидать Балканы. Более того, сами их в значительной степени и вооружают. Как сообщали американские и российские СМИ, в этом году США уже предоставили Македонии «срочную военную помощь на общую сумму в 17,2 млн. долларов», гарантировав «предоставление дополнительной военной помощи в соответствии с оценкой НАТО военных потребностей Македонии и при координации с союзниками». Еще в мае американцы провели боевую подготовку легких пехотных подразделений македонской армии, а для проведения более серьезных учебных программ «с целью наращивания потенциала вооруженных сил Македонии» американский военный подрядчик — фирма MPRI — получила дополнительные 4 млн. долларов. Непосредственно из арсеналов США Македонии было передано 36 гаубиц, 30 военных грузовиков и свыше 700 пулеметов, перечисляет российское «Время новостей».

Почему же в таком случае приостановить свои поставки попросили украинцев?

Версия о попытках «убрать конкурента» представляется достаточно хлипкой, поскольку македонские потребности в оружии слишком незначительны, чтобы из-за них разводить весь этот сыр-бор. Некоторые аналитики считают: что Запад, рассматривающий Македонию как будущего члена НАТО и ЕС, попросту не хочет, чтобы ее армию вооружала все еще не определившаяся со своими геополитическими пристрастиями Украина. С кое-какой натяжкой эта версия имеет право на существование. Как и та, сторонники которой утверждают, что причиной всему является значительная инерционность и шаблонность принятия решений американской администрацией.

Действительно, приходится признать, что многие предвыборные намерения республиканцев США так и остались намерениями, и придирчивые наблюдатели с сожалением констатируют, что новая американская администрация пока так и не продемонстрировала ничего особо нового на внешней арене, а все больше и больше скатывается на наезженные рельсы. В то же время некоторые украинские эксперты уверены: если бы США серьезно, жестко и вовремя поддержали бы правительство Трайковского, быстро обучили и как следует вооружили бы македонскую армию, активно поддержав и украинские поставки, то тем самым они вместо антиамериканских и антинатовских демонстраций получили бы серьезные морально-политические дивиденды, доказав свою способность защищать территориальную целостность как балканских, так и постсоветских государств в этом регионе.

Но и на этот раз американцы сработали по привычной схеме: сказали «брэк», развели конфликтующие стороны и, как водится, стали давить на того, кто ближе, доступнее и податливее, то есть на правительство Трайковского. А уж коли под рукой оказался еще и дополнительный рычаг в виде теплых украино-македонских отношений, то почему бы не нажать и на него?

Ладно, Украина готова проявить гибкость, тем более под благородным предлогом того, что «нелогично вести переговорный процесс, одновременно накачивая оружием конфликтующие стороны». Но пусть тогда и наши западные партнеры прекратят свои поставки и обеспечат надежный заслон снабжению оружием албанских боевиков. И, насколько нам известно, это является вопросом №1 консультаций украинской стороны как с ЕС, НАТО и США, так и со Скопье. Также известно, что вразумительного ответа пока не получено. Но тогда о сохранении какой стабильности может идти речь, если доступ к оружию будет перекрыт только для правительства Македонии, а албанские боевики по-прежнему смогут вооружаться на черном рынке, объем которого, как утверждают специалисты, позволил бы вооружить армию среднего европейского государства? Та же The Independent пишет: «В то время как Украина не делает тайны из продажи оружия, ходят слухи, что другие страны поставляют вооружение тайно, а в таможенных декларациях оружие проходит под безобидным названием «мороженого».

Запад находится в двусмысленной ситуации и чувствует себя неуверенно, что дает Украине моральное преимущество, поскольку ее действия в Македонии до сих пор приносили только благо. И сложившейся ситуацией грех не воспользоваться, чтобы занять свою нишу в этом регионе. Но зачем нам вообще нужна эта Македония, население которой меньше населения Киева?

Ответ до банальности прост — лишних друзей не бывает. Пусть даже таких маленьких. Кстати, рассказывают, что Соединенные Штаты (!) приплачивают Маршалловым островам с населением 10 тыс. (!) человек за то, чтобы те пару раз в год поддерживали позицию США во время голосования в ООН. А Македония, будем надеяться, — будущий член Европейского Союза и НАТО, где решения принимаются консенсусом, и где еще один проукраинский голос никогда не будет лишним. Македония — первая страна, подписавшая соглашение об ассоциации с ЕС, и ее опыт может нам пригодиться. Македония — первая и единственная пока страна Центрально-Восточной Европы, подписавшая с Украиной соглашение о зоне свободной торговли. В конце концов, Македония может помочь нам застолбить свое скромное место на Балканах, где мы уже неоднократно профукивали свои возможности (вспомним хотя бы восстановление Боснии и Герцеговины). Так что вполне разумным выглядит решение украинского руководства в ближайшее время открыть посольство в Скопье. По нашей информации, послом туда должен поехать Александр Кирьяков, возглавляющий сейчас 1-е территориальное управление внешнеэкономического ведомства. Со дня на день должен быть назначен специальный представитель МИДа на Балканах(возможно, если он все-таки будет называться представителем Президента Украины, то это добавит ему веса на международной арене) в ранге заместителя министра. Интуиция нам подсказывает, что им станет замминистра иностранных дел Игорь Харченко. В сфере внимания специального представителя будут находиться не только политические проблемы, но и весь спектр вопросов экономического и культурно-гуманитарного сотрудничества.

Но из нынешней македонской ситуации мы можем извлечь и кое-что еще, если хватит настойчивости и смелости регулярно напоминать западным партнерам о наших жестах доброй воли и сделанных шагах навстречу. Конечно, наши дипломаты с гордым выражением лица могут благородно заявлять, что «торг здесь неуместен» и мы просто искренне стараемся помочь дружественному государству. Но кто сказал, что нельзя искренне помогать дружественному государству с пользой для себя? (Тем более, будем предельно циничны, что как раз урегулирование кризиса в Македонии может повлечь за собой некоторые экономические потери для Украины, поскольку проект АМБО транспортировки нефти через территорию Болгарии, Македонии и Албании в албанский порт Влера является конкурентным для нашего многострадального Одесса—Броды—Гданьск).

Вот у нас часто вспоминают Бушерский контракт — излюбленный предмет для причитаний об «их давлении» и «наших потерях». Но давайте также честно скажем, что это как раз один (если не единственный) пример, когда нам за серьезные уступки удалось получить что-то серьезное взамен. Благодаря «Бушеру» Украина присоединилась к РКРТ, без чего не видала бы сегодня «Морского старта» как своих ушей. А то, что мы не смогли развить также предложенную «Харьковскую инициативу» или воспользоваться заключенным со Штатами соглашением об оказании технической помощи в создании замкнутого топливно-ядерного цикла — так это наши внутренние проблемы.

И сегодня никто не призывает наших стыдливых дипломатов рубить с плеча и ставить ультиматумы западным партнерам прямо в Скопье или Охриде. Им, дипломатам, виднее, когда, где и как можно упомянуть о наших заслугах. А таких возможностей, на наш взгляд, в последнее время предоставляется достаточно. Вот, скажем, в сентябре, на который запланирован ялтинский саммит Украина—ЕС, украинский Президент, в очередной раз прогуливаясь по морскому берегу с Хавьером Соланой и мечтательно глядя в синюю даль (или бросая крошки хлеба чайкам), вполне бы мог, например, попросить верховного представителя ЕС уточнить координаты того места Украины в Европе, о котором говорилось на гетеборгском саммите Евросоюза. Да мало ли о чем Украина может говорить с Европой, Штатами и НАТО? Главное, не стесняться упоминать при этом и о собственных интересах. И тогда мы действительно почувствуем себя партнерами, а не бедными родственниками.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно