УКРАИНА МЕЖДУ ВОСТОКОМ И ЗАПАДОМ, СЕВЕРОМ И ЮГОМ

29 сентября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №38, 29 сентября-6 октября

Существует возможность выбора ориентации на Восток и на Запад. Север и Юг не могут быть приоритетными геополитическими целями...

Существует возможность выбора ориентации на Восток и на Запад. Север и Юг не могут быть приоритетными геополитическими целями. Они могут быть лишь полезным приложением к европейскому выбору Украины. Сделать правильный выбор и трансформировать его в реальность — вопрос жизненной необходимости для Украины. Этот выбор определит будущую природу общественного порядка, выбор ценностей, политических институтов, экономической системы, структуры социальных отношений, экономической эффективности и социальной справедливости. Фактически выбор может определить само существование Украины как своеобразного, суверенного и свободного общества. Это похоже на вопрос «быть или не быть?».

Объективка «ЗН»

Д-р Богдан Гаврилишин, председатель Международного центра политических исследований и Международного института менеджмента в Киеве. Президент Тернопольской академии народного хозяйства и внештатный советник председателя Верховной Рады и премьер-министра Украины. Член Римского клуба, Национальной академии наук Украины, Всемирной академии наук и искусства.

ВОСТОЧНЫЙ ВЫБОР: СНГ И ВСС

Содружество Независимых Государств (СНГ) не способно действовать как реально интегрирующий институт, который мог бы привести к созданию, по примеру Европейского союза, Евразийского союза, куда входили бы республики бывшего Советского Союза. Все они, кроме России, были завоеваны силой, подчинены царскому империализму, а со временем — и советской власти, объединены политически и экономически таким образом, чтобы не могли отделиться. И все же они отделились. Украина рассматривала СНГ как процесс мирного развода, а не как способ возрождения тихо умирающего Советского Союза. Украина даже сейчас является лишь ассоциированным членом СНГ.

Единственным реальным восточным выбором может стать Славянский союз. Правильнее было бы назвать его ВСС, то есть Восточный славянский союз. Идея Славянского союза, базировавшаяся на панславизме XIX века, сейчас мертва. Болгары, чехи и словаки, пожив под доброжелательным надзором «старшего брата», утратили свои иллюзии. У поляков их никогда и не было. Некоторые сербы в этом вопросе чувствовали себя двояко, но и они были разочарованы, когда Россия подвела их во время интервенции НАТО.

Какие же тогда силы подталкивают к созданию ВСС? Главные из них: президент Лукашенко, ностальгия по большому могуществу России, ветераны, пенсионеры и русофилы в Украине. Логика создания ВСС основывается на географической близости, культурном и языковом сходстве, весьма взаимозависимой экономике и общей истории.

ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ПРЕИМУЩЕСТВАХ ОТ СОЗДАНИЯ ВСС

Для Беларуси крупнейшим очевидным преимуществом кажется доступ к дешевой энергии и другим природным ресурсам, к большому рынку для экспорта товаров, качество которых не позволяет им выйти на рынки мировые, и возможность чувствовать себя частью чего-то большого и могущественного.

Для России — это возвращение к статусу могущественного государства, способного противостоять западным альянсам, возрождение понятия «матушка-Россия», возвращение ей уверенности в себе, обеспечение привилегированного статуса российским национальным меньшинствам в государствах-членах ВСС и контроль над огромным рынком, с практической монополией по отношению к Беларуси и Украине.

Для Украины — это перспективы получения дешевой энергии и свободный доступ на большой рынок. Для русскоязычных граждан и русофилов возвращение привилегированного статуса также звучит весьма заманчиво. Некоторых русифицированных украинцев может привлекать перспектива возвращения к рабской покорности.

Есть, однако, и явные недостатки такого союза. Некоторые из них основываются на вполне логичном предположении, что в ВСС будет доминировать Россия, что он будет авторитарной, антизападной или, по крайней мере, не прозападной политической организацией, и в нем не будет экономики, функционирующей по рыночным законам.

Беларусь это привело бы к ограниченному выходу во внешний мир на культурном, экономическом, интеллектуальном и политическом уровнях. Страна, скорее всего, останется экономически отсталой, политически недоразвитой, со слабым гражданским обществом и будет страдать от дальнейшей потери своего национального самосознания.

Для России создание ВСС было бы также шагом назад. Соблазн вернуться к авторитаризму становился бы все большим. Радость от возвращения к статусу сверхдержавы ослабили бы не только затраты на оборону, но и чрезмерные затраты энергии лидерства на управление полуимперией, вместо того чтобы сосредоточиться на модернизации и построении современной нации-государства. Нынешняя Россия сталкивается с серьезными проблемами. Первой из них является кризис самоосознания. Является ли Российская Федерация национальным государством или же она все еще империя; что можно считать общим знаменателем; что является главным фундаментом государства; что служит «клеем», скрепляющим федерацию?

Другой дилеммой является то, что Россия до сих пор — ядерный гигант, но экономический карлик. Примирение этих двух реальностей — задача не из легких. В конце концов, Российская Федерация населена не только славянами. Остальные этнические и религиозные группы, скорее всего, не будут чувствовать себя комфортно в Славянском союзе.

В современной эре нерентабельно быть империей. Лучше доминировать над другими странами экономически, а не политически или территориально. Кроме того, и это очень важный фактор, затраты на управление государством возрастают в геометрической прогрессии с увеличением географического пространства и культурного разнообразия, что более чем нивелирует экономические преимущества от экономии на масштабах. Это одно из объяснений, почему много маленьких и гомогенных североевропейских стран достигли успешного экономического развития.

Когда я предвосхитил дезинтеграцию Советского Союза в книге под названием «Road Maps to the Future-toward more effective societies» («Путеводители в будущее — к более эффективным обществам») в 1980 г., со временем вышедшей на семи языках, высокие «накладные» расходы на управление страной со значительным географическим пространством и разнообразием культур были одним из факторов, на котором основывался мой прогноз. Нынешняя Российская Федерация все еще имеет большую географическую территорию и является весьма неоднородной культурно и этнически. Нужно ли России к ее проблемам управления федерацией прибавлять трудности управления Восточным славянским союзом?

ЧЕМ ЧРЕВАТО ДЛЯ УКРАИНЫ СОЗДАНИЕ ВСС?

Украину от такого «союза» отталкивает именно общая с Россией история, так как это была навязанная, а не избранная общая история (несмотря на соглашение Хмельницкого в 1654 г.). Наследие царей и комиссаров ослабило Украину, и особенно украинцев. Пребывая в течение трех веков в статусе колонии царской России, культурный, интеллектуальный и политический потенциал Украины значительно оскудел. Семьдесят лет советского режима привели к разрушению класса крестьян и уничтожению культурной и политической элиты — если не физически, то путем оттока мозгов в Россию. После распада Советского Союза Украина осталась:

без иностранной валюты, золотых запасов и запасов драгоценных металлов или части общих советских активов за границей, хотя было соглашение о том, что Украина получит 16,7% этих активов;

с разваленной уже тогда экономической системой и сокращающимся ВВП;

с экономической структурой, интегрированной с другими республиками, но преимущественно с Россией, целью которой была полная взаимозависимость под контролем Москвы;

с промышленностью, треть которой работала на военный сектор, остальное же было капитало-, энерго- и материалоемким и технологически устаревшим;

без реально функционирующей банковской системы;

без современных ноу-хау по управлению или знания рынков;

политически, экономически и культурно изолированной от внешнего мира;

с администрацией колониального типа, а не с реальным правительством. 85% украинской экономики управлялось непосредственно из Москвы;

с русификацией. Все университеты и 70% учреждений среднего уровня образования преподавали по-русски, хотя 75% населения были украинцами;

с чернобыльской катастрофой и ее психологическими, социальными и финансовыми последствиями.

Близкие экономические отношения с Россией желательны, учитывая экономическую взаимозависимость, и особенно зависимость Украины от российских энергоносителей. Но политический союз, скорее всего, привел бы к катастрофическим последствиям. Украина была бы обречена на экономическую отсталость, политическую субординацию и гражданские конфликты. Ее лишили бы возможности построить по-настоящему свободное, демократическое общество с эффективной экономикой, сильным коллективным самоуважением, самоосознанием и возможностью чувствовать себя частью прогрессивного мирового сообщества.

ЗАПАДНЫЙ ВЫБОР: ИНТЕГРАЦИЯ В ЕВРОПЕЙСКИЙ СОЮЗ

Преимущества этого для Украины, возможно, очевидны, но все же стоит их назвать.

Безопасность: Украина была бы защищена от агрессии и территориальных претензий. Присоединение к НАТО было бы более чем вероятным.

Система управления: залог существования плюралистического общества, индивидуальной свободы, с сильной законодательной, исполнительной и судебной базами.

Экономическая эффективность: экономическая система и структура были бы конкурентоспособными на внутреннем и мировом рынках и вели бы к повышению благосостояния всего населения.

Технологические новации: усовершенствованное превращение научного знания в полезные технологии через «рыночное перетягивание» большого запаса теоретических знаний в Украине в новации, полезные с коммерческой точки зрения.

Социальная сфера: доступ к лучшей образовательной сети в Западной Европе, адекватное здравоохранение, обеспечение пенсионеров.

Сфера культуры: взаимообмен с западной гуманистической культурой; внимательное отношение к являющемуся уникально украинским, становление Украины как части глобального общества.

«Третий путь»: нынешнее доминирующее мнение, лежащее в основе глобализации, сводится к формуле «что хорошо для акционеров — хорошо для всего мира», однозначная гонка за обогащением акционеров увеличивает разрыв между богатыми и бедными, между странами и в пределах страны. Западная Европа с ее опытом социальной демократии демонстрирует гармонию экономической эффективности и социальной справедливости. Мобилизующим девизом мог бы стать: «Люди — это цель, доходы — это средство».

Многих перечисленных преимуществ можно достичь посредством присоединения к ЕС, через лучшую техническую помощь, гармонизацию стандартов, законов, административных процедур и рост торговли.

Ограничивающие условия, связанные с европейским выбором, значительны, но преодолимы. Среди них:

нынешнее состояние украинских политических институтов: законодательных, исполнительных и особенно судебных;

бюрократические барьеры и коррупция;

экономическая система и структура, то есть собственность на средства производства, природа рынков, плохое качество управления;

Украина, с ее низким уровнем ВВП и дохода на душу населения, была бы потенциальным бременем для структурного фонда ЕС;

недостаточная плоскость контактов с Западной Европой. Эти контакты адекватны на дипломатическом уровне, но не в сфере интеллекта, культуры и бизнеса. Поэтому нет реального проукраинского лобби в ЕС;

политика ЕС по отношению к Украине недостаточно отделена от ее отношений с Россией.

ЧТО НУЖНО СДЕЛАТЬ, ЧТОБЫ ОСУЩЕСТВИТЬ ЭТОТ ЕДИНСТВЕННО МУДРЫЙ ВЫБОР?

Определенное сближение уже состоялось. Об этом свидетельствуют подписание, ратификация и первые шаги в имплементации Соглашения о партнерстве и сотрудничестве (СПС). Общая стратегия ЕС, провозглашенная в декабре 1999 г., была следующим шагом в правильном направлении. Эффективное членство в программе «Партнерство ради мира» (ПРМ) и специальная Хартия с НАТО также внесли свой вклад в это сближение.

Украина должна избавиться от неоднозначности чувств, хотя и скрытых, по поводу своего европейского выбора. Утверждение, что внешняя политика Украины многовекторная, что она не является ни прозападной, ни провосточной, а только проукраинской, могут помочь поддержать дружественные отношения с восточным соседом, но могут дезориентировать украинский народ и вызвать у Запада сомнение в выборе Украиной западного пути.

Чтобы обеспечить некоторые основные предпосылки для вступления в ЕС, Украина должна довести до конца свои административные реформы, преобразовать сельское хозяйство в продуктивный сектор, завершить приватизацию в ведущих отраслях.

Важно также восстановить добрые отношения с МВФ, привлечь больше прямых иностранных инвестиций, особенно из Западной Европы, и оказывать содействие возвращению капиталов, которые были переведены за границу. Этого можно достичь только путем:

стабилизации законодательства, сделав его прогнозируемым;

уменьшения коррупции на всех уровнях;

сокращения количества налогов и уменьшения ставок налогообложения;

ликвидации специальных привилегий для многих предприятий;

превращения теневой экономики в официальную.

ЕС должен:

быть более «определенным» по поводу будущего членства Украины;

расширить техническую помощь, чтобы облегчить гармонизацию законов и процедур;

способствовать имплементации Соглашения о партнерстве и сотрудничестве;

предоставить Украине статус «страны с рыночной экономикой»;

помочь Украине получить статус ассоциированного члена ЕС;

поддержать процесс вступления Украины во Всемирную торговую организацию (ВТО);

заключить соглашение о зоне свободной торговли.

Есть ли у Украины еще какой-нибудь выбор?

Союз стран Балтийского и Черного морей — красивая мечта, но не реальность. Совершенствование северно-южной транспортной системы, естественно, желательно, но не является достаточным основанием для какого-либо союза.

ГУУАМ (Грузия, Украина, Узбекистан, Азербайджан и Молдова) имеет определенный геополитический смысл, поскольку эти государства действуют совместно, не ища благословения России. Введение Россией визового режима ослабляет интеграционную привлекательность СНГ. Поэтому ГУААМ укрепляется как консультативный форум пяти государств, имеет достаточно конкретные цели:

создание евразийского транспортного коридора, особенно для нефти и газа;

мирное урегулирование конфликтов и борьба с сепаратизмом;

техническое сотрудничество в военной сфере;

координация действий в международных организациях;

экономическое сотрудничество.

Вышеуказанные договоренности не являются альтернативой интеграции с Западом. Их цели не противоречат европейскому выбору Украины. Наоборот, их эффективное функционирование усилило бы позиции Украины в работе с ЕС.

ВЫВОДЫ

Исторические мосты существовали между Украиной и Западной Европой. В ХІ веке четверо детей князя Ярослава Мудрого состояли в браке с королевскими лицами Запада. Анна стала королевой Франции не только благодаря красоте, но и потому, что была самой просвещенной в королевском дворе. Ярослав создал своеобразный прецедент для Западной Европы, приказав осуществить кодификацию законов. Западная Украина никогда не была полностью оторвана от Западной Европы. Даже в Центральной Украине в двадцатых годах украинская литературная фигура призывала: «Лицом — к Европе, спиной — к России».

Однако мосты между Украиной и Западной Европой старые. Их реконструкцию должны осуществлять обе стороны.

Украина будет бременем для ЕС, но она может кое-что и предложить:

население с высоким уровнем образования, тип которого подойдет для цивилизации знаний;

сеть научных институтов;

самую плодородную землю в мире;

соглашения о дружбе со всеми своими соседями;

отсутствие имперского или агрессивного прошлого;

межэтнический мир, что, с учетом исторического контекста, является образцовым достижением.

Если бы Украина присоединилась к Славянскому союзу, в России могли бы возродиться психологическая уверенность и решительность реакционных сил снова воссоздать статус супердержавы и создать антизападный блок. Вступив в ЕС, Украина значительно уменьшит эту опасность, что пойдет на пользу и России, которой таким образом легче будет трансформировать себя в нормальное федеративное национальное государство с мирными отношениями с ЕС и другими странами. Преимущество только этого фактора для Западной Европы более чем компенсировало бы затраты, связанные со вступлением Украины в ЕС.

Или это всего лишь мечты? Да, но только частично. Великие дела начинаются с мечтаний, не ли так? Не благодаря ли мечтам Жана Моне ЕС превратился в реальность? В этот исторический для Украины момент у нас должны быть почти необъятные мечты, затем они должны трансформироваться в мобилизующие видения, а затем нужно много работать, чтобы превратить их в реальность. Это и является нашим вызовом.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно