УКРАИНА И КРЫМ: ВСТУПАЯ В XXI ВЕК… ЖИЗНЬ КРЫМСКИХ ТАТАР В НОВОМ ВЕКЕ БУДЕТ КАЧЕСТВЕННО ИНОЙ, ЧЕМ В ДВУХ ПРЕДЫДУЩИХ, ЕСЛИ… НАРОД И ГОСУДАРСТВО НАЙДУТ ОБЩИЙ ЯЗЫК…

26 января, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №4, 26 января-2 февраля

I курултай крымскотатарского народа состоялся 25 марта 1917 года в Симферополе, в составе двух тысяч делегатов...

I курултай крымскотатарского народа состоялся 25 марта 1917 года в Симферополе, в составе двух тысяч делегатов. Избрал мусульманский исполнительный комитет во главе с тогдашним муфтием Крыма Нуманом Челебиджиханом, за которым Временное правительство признало право решать все вопросы настоящего и будущего крымскотатарского народа. 18 декабря 1917 года курултай крымских татар объявил себя краевым правительством — Директорией. Был союзником УНР. 22 января 1918 года распущен Крымским областным Военно-революционным комитетом, Нуман Челебиджихан бессудно расстрелян в Севастополе. II курултай состоялся 26–30 июня 1991 года в Симферополе в составе 264 делегатов, избранных от крымских татар, проживающих на всей территории СССР, избрал меджлис, председателем которого стал Мустафа Джемилев, в условиях СССР принял Декларацию о национальном суверенитете крымскотатарского народа, положение о национальном флаге и национальном гимне, постановление о переходе на латинскую графику.

Дальше состоялись: 24 ноября 1991 года — региональная конференция делегатов II курултая. 27–31 июля 1993 года — вторая сессия II курултая. 27–29 ноября 1993 года — третья (внеочередная) сессия II курултая. 26–29 июня 1996 года — первая сессия III курултая. 19–21 декабря 1997 года — внеочередная сессия III курултая. 21 ноября 1998 года — региональная конференция делегатов III курултая. 1–3 октября 1999 года — третья сессия III курултая.

Общее, особенное
и характерное…

 

В рождественские выходные в Симферополе состоялась очередная, четвертая сессия третьего курултая крымскотатарского народа. Все обстоятельства сейчас говорят о том, что в крымскотатарском национальном движении в будущем многое должно измениться. Во-первых, январский курултай подвел итоги под длительным периодом развития народа за прошедшие три века времени — от момента, когда народ потерял государственность в 1783 году и в середине только что ушедшего века был окончательно выдворен со своей родины, до момента, когда Аллах помог ему на рубеже тысячелетий возвратиться на свою землю. И теперь в полный рост встает вопрос — а что дальше? Чем обозначится в его истории XXI век: новыми катаклизмами или счастливым стечением обстоятельств и благополучной дальнейшей историей? Возможно, предстоящий век крымские татары не будут именовать «временем геноцида и бесправия», как говорят о двух предыдущих веках?

Во-вторых, — и это парадокс, присущий именно ему! — крымскотатарское национальное движение сегодня, с одной стороны, крайне сплоченно и организованно, с другой стороны – нельзя сказать, что оно однородно. Например, в ходе этого курултая, привычно для него искренне и резко среагировав на критику, Мустафа Джемилев тут же поставил вопрос о новых выборах председателя меджлиса на альтернативной основе, однако всего один делегат проголосовал за внесение этого вопроса в повестку дня. С другой стороны – вне движения, как его называют, «курултай-меджлис», действуют несколько других политических течений: и вошедшее уже в историю, однако крайне малочисленное движение НДКТ, поддерживаемое коммунистами и пророссийскими организациями, и молодая совсем еще партия «Миллет», и Совет аксакалов при председателе Верховной Рады Крыма, порой резко критикующий действия меджлиса. Удивительное дело — при фактической разнонаправленности этих течений, они создают стойкое впечатление идейного единства и согласия, поскольку едины в главном — возвращении народа в полном составе и воссоздании автономии хотя бы в объеме 1921 года, хотя дальше и начинаются разногласия.

В-третьих, несмотря на все успехи течения «курултай-меджлис», — и вхождение двух его представителей в Верховную Раду Украины, и участие в разработке законов, и создание Совета представителей крымскотатарского народа при Президенте Украины с, прямо скажем, особыми правами вхождения в него только членов меджлиса в полном составе, — все это не смогло уберечь народ от того, что его нынешнее состояние, как и было решено на курултае, если не хуже, чем было раньше, то и существенными сдвигами и переменами не отмечено…

В-четвертых, новый век крымскотатарское национальное движение начинает в обстановке обострения противоречий и между течениями внутри себя, и в крымском обществе в целом, что объясняется отнюдь не протатарской политикой нынешнего коммунистического руководства Верховной Рады Крыма, которое само ведет к обострению национальных противоречий, но при этом обвиняет во всех грехах «национал-радикалов из меджлиса», предрекая, что «события в Чечне могут оказаться детской шалостью, по сравнению с тем, что может полыхнуть в Крыму и вокруг него…»

В-пятых, курултай принял положение о выборах нового курултая, который должен быть созван уже летом нынешнего года, и хотя в нем заложен двухступенчатый механизм выборов (народ сначала избирает выборщиков, а они уже непосредственно делегатов курултая, что официально объясняется трудностями с проведением прямых выборов пока народ разделен в нескольких государствах, хотя даже крымские татары не все с этим согласны!), почти наверняка новый состав курултая будет несколько иным, чем нынешний, а меджлис, возможно, возглавит другой человек, поскольку Мустафа Джемилев избирается уже три срока подряд. Ему, кстати, прочат должность главы будущего Всемирного совета крымских татар, что, конечно же, менее хлопотнее и менее ответственно, хотя и более почетно. Однако при нынешней обстановке нерешенности многих проблем народа, и прежде всего его статуса в Украине, его участия в органах власти, положения его языка и культуры, сейчас никто наверняка не скажет, будет новый курултай более покладистым или более радикальным. Скорее всего — второе. И тогда уже у Украины возникнут проблемы на уровне Совета Европы, но теперь не по вопросу свободы прессы или смертной казни, а по вопросу положения крымских татар.

 

Шаги назад

 

Ни русский, ни крымскотатарский языки сегодня не признаны в автономии государственными в нынешней конституции. Основной Закон также не предусматривает участия ни бывших депортированных, как это было в прежнем составе, ни конкретно крымских татар, как автохтонного народа, в органах власти. Новая коммунистическая конституция Крыма не гарантирует ни достаточного уровня образования на национальных языках, ни развития культуры. Отделенный от власти крымскотатарский народ, ощущая себя, естественно, единой исторической силой на полуострове, к тому же незаслуженно обиженной, вынужден, добиваясь своих прав, прибегать не к парламентской работе, а к акциям массового протеста.

Все это оказалось громадным шагом назад не только по сравнению с так называемой «мешковской», то есть принятой при Мешкове в 1994 году, конституцией, но тем более по сравнению с состоянием народа в автономии образца 1921 года, а ведь на первом в СССР референдуме 20 января 1991 года крымчане высказались за воссоздание КрымАССР, конечно, имея в виду не что иное, как автономию, которая была до депортации крымских татар в 1944 году, то есть фактически крымскотатарскую национально-культурную автономию. Только одним коммунистам известно, как та автономия превратилась в нынешнюю территориальную, а одному Богу ведомо, как и почему КАССР была волюнтаристским путем трансформирована сначала в Республику Крым, потом — в автономную (с маленькой) Республику Крым, а позже — в АРК. Между прочим, исторические данные свидетельствуют, что в той КАССР, в Верховном Совете насчитывалось 36 процентов депутатов крымских татар, для детей крымских татар резервировались до 20 процентов мест в учебных заведениях, значительная часть рабочих мест на предприятиях и в организациях, на полуострове существовала 371 татарская школа, техникумы и институт крымскотатарского языка и литературы, в год выходило до 200 книг на крымскотатарском языке, существовала стройная система религиозных и культурных организаций, практически все жители полуострова, особенно в сельской местности, владели крымскотатарским языком. И при всем при этом здесь ничего не «полыхнуло». Более того — и не полыхнет. Есть трезвые научные доказательства того, что искусственные попытки превратить Крым в «украинскую Чечню» будут безуспешны (чур его!), хотя нервов, конечно, могут попортить изрядно. Например, сейчас понятно, что попытки тотально «окрестить» Крым, то есть поставить на полуострове тысячу поклонных крестов, или, как говорят остряки, «программа «кресты вместо светофоров» инспирирована из-за границы специально с целью перевести неудавшиеся попытки столкнуть людей на межнациональной почве, в плоскость межконфессиональных конфликтов. Не вышло — с трудом, но христианская и мусульманская общины села Морского уже договорились и мирно разрешили ситуацию. Договорятся и в следующий раз, как бы отдельные чиновники старались поссорить людей…

Естественно, что сегодня крымские татары, оглядываясь в 1921–1944 годы, спрашивают: если Украина является демократическим государством, то почему у нас всего этого нет? Курултай, кроме резолюций по земельному вопросу, кроме обращений в адрес Президента, парламента и правительства Украины, одобрил также специальную резолюцию «О положении крымскотатарского народа в связи с политикой систематической дискриминации, проводимой против него в Крыму». В ней говорится о том, что поручения Президента Леонида Кучмы, данные им в Ялте и в Бахчисарае, чиновниками на местах не выполняются, что крымские органы власти нарушают Конституцию страны, когда игнорируют потребности крымских татар и так далее. Резолюция завершается требованием «начать планомерную подготовку к всекрымской кампании гражданского протеста», если отношение местных органов власти не изменится. Скажем откровенно, что ситуацию накануне курултая подогрело решение Джанкойского районного суда, приговорившего к двум годам лишения свободы (с отсрочкой) активных участников движения, организовавших перекрытие железной дороги. Однако при этом участники перекрытия железной дороги в Нижнегорском районе, участники перекрытия улиц в Симферополе не крымские татары, не были привлечены к ответственности. Почему? Ответов может быть много, но крымские татары делают вывод один: против их соотечественников, в отличие от «экстремистов» других национальностей, открыта серия судебного преследования. И это в демократической стране? — спрашивают они.

 

Репатриация: что нас ждет XXI веке?

 

Как показало специальное обследование, в местах высылки находится еще до 88 тысяч крымских татар, 90 процентов из которых положительно отвечают на вопрос, хотели ли бы они возвратиться на родину предков. Среди крымских татар Узбекистана уже больше 9 тысяч человек приняли гражданство Украины и скоро должны переехать в нашу страну. Можно сказать, что Украина не готова к этому, если и с теми, кто уже переехал, не решена масса проблем — от отсутствия школ и рабочих мест до неблагоустроенности поселков компактного проживания и политических проблем. Ведь на самом деле оказывается, что выделить деньги на переезд и обустройство, хоть и важно, хоть Украина гордилась именно этим, ведь все другие страны отказались от участия в финансировании репатриации депортированных, но еще далеко не все. К тому же и выделенные средства — около 600 миллионов долларов — маловаты: финансовая «емкость» проблемы оценивается в 3–4 миллиарда долларов.

Но тем более прискорбно, что спор сейчас между крымскими татарами и государством идет, собственно, из-за проблем, не требующих большого финансирования. Ведь квота в 14 мест в парламенте Крыма дополнительных затрат не требовала, но позволяла снимать острые углы проблемы, и почему бы ее не продолжить на нынешний созыв, ведь это было так естественно? А сейчас все равно приходится изобретать способ, как вернуть крымских татар в парламент автономии будущего созыва? Во-вторых, рано или поздно Крым все равно вернется к тому, что и крымскотатарский и, видимо, русский языки будут признаны государственными в автономии, и разве это было непонятно два года назад, когда принимали конституцию Крыма? Точно так же сейчас приходится изобретать способ, как именно включить крымских татар в процесс паевания сельскохозяйственной земли на полуострове, в процесс распределения имущественного пая в бывших КСП, участия в приватизации и так далее, но ведь они (в частности, меджлис) ставили этот вопрос с 1991 года! Во многих документах крымскотатарского движения (в том числе и в решениях предыдущих курултаев) говорится о необходимости создания резервных фондов земли и имущества с учетом тех крымских татар, которые еще не возвратились. Но ведь именно это и отличало бы плановое возвращение народа, о необходимости которого все время говорили крымские местные власти, противопоставляя его якобы стихийному народному возвращению. Оказывается, о плановости, как и о многом другом, только говорили. Теперь, когда многие проблемы — и политические, и имущественные, и культурные, и религиозные — обострились и будут нарастать в силу возвращения еще большего числа репатриантов, и крымские власти, и тем более прискорбно, что и украинские, оказались просто в растерянности, каждый день демонстрируя свою неготовность понимать ситуацию, предпочитая просто спрятаться от нее. А спрятаться не удается…

И вот особенность нынешнего времени в том, что сейчас уже мало говорить, надо работать — создавать реальные условия для комфортного самочувствия репатриантов, причем сотен тысяч репатриантов! И для этого не надо многого: надо только, чтобы крымские татары и государство заговорили на одном языке, неважно на украинском, русском или крымскотатарском, и, главное, — поняли друг друга. Принято считать, что с момента понимания начинается прогресс. Уверен — в этом случае тоже будет так, и только тогда можно смело смотреть в XXI век…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно