Украина — Россия: не медовые 100 дней

13 мая, 2005, 00:00 Распечатать

Первые 100 дней деятельности новой украинской власти на российском направлении четко продемонстри...

Первые 100 дней деятельности новой украинской власти на российском направлении четко продемонстрировали, что построение качественно новой модели взаимоотношений с нашим восточным соседом сегодня является одной из сложнейших задач внешней политики Украины.

Причин тут несколько. Во-первых, танго танцуют двое, и сколь бы активной и виртуозной ни была партнерша, партнер, то и дело норовящий наступить ей на ногу или слишком сильно прижать к себе, вряд ли добавит гармоничности их совместному движению. Во-вторых, в международных отношениях эмоции, фобии и стереотипы, особенно слишком тщательно скрываемые, неминуемо приведут к проблемам при решении конкретных вопросов взаимодействия. В-третьих, политики, не способные сделать выводы из прошлых провалов и ошибок, всегда будут находиться в плену своих воспоминаний и идти в будущее старой проторенной дорогой вниз.

Все три причины относятся к обеим сторонам, но в большей мере — к российской. Президент Украины В.Ющенко, совершивший молниеносный визит в Москву на следующий день после своей инаугурации, продемонстрировал, что для него национальные интересы страны важнее, нежели личные обиды и эмоции. Его визави, неоднократно посылавший молнии-поздравления оппоненту В.Ющенко на выборах из разных точек мира, поставивший на кон свою репутацию и, по сути, репутацию своей страны и проигравший, тоже демонстрирует завидное хладнокровие и выдержку. Правда, говорят, недавно на одном из заседаний в Кремле он отметил новоявленного «идеолога контрреволюции» Г.Павловского как самого адекватного в понимании путей и механизмов достижения российских целей на украинском направлении во время выборов. Это само по себе говорит о гибкости подходов и искренности помыслов.

Тем не менее не будем верить слухам и зачтем в актив обеим сторонам желание перевернуть страницу прошлого. Хотя некоторые сигналы свидетельствуют о том, насколько непросто отказаться от привычного стиля действий. Это и радикализация заявлений отдельных депутатов российского парламента, и подготовка российской стороной в ПАСЕ проекта резолюции, утверждающей, что в Украине ущемляются политические права оппозиции. Новый статус Москвы как места пересидки для отдельных наследивших в Украине деятелей и буквально на днях озвученный секретарем СБ России И.Ивановым (который к тому же является одним из секретарей Российско-Украинской межгосударственной комиссии) тезис о неконституционности и недемократичности смены власти в Украине вызвали соответствующую реакцию официального Киева. Памятен и недавний инцидент с несанкционированной высадкой российского десанта на украинскую территорию. Причем попытки объяснить его причины лишь безалаберностью военных вряд ли могут быть восприняты всерьез. Тем более что, по некоторым сведениям, это не единичный случай.

Учитывая все это, при всем желании трудно разделить оптимизм П.Порошенко, заверяющего, что охлаждение украинско-российских отношений — миф. Неудивительно, что, по данным апрельского опроса, проведенного социологической службой Центра Разумкова, большинство граждан Украины (50,7%) считают, что новому Президенту Украины и новому правительству за минувшие 100 дней пока еще не удалось достичь успехов в отношениях с Россией. Кстати, оценка достижений на американском направлении отличается кардинально (74,4% респондентов уверены, что именно на этом направлении власти действительно есть чем похвалиться).

В то же время беспрецедентно высокий уровень доверия населения власти и лично В.Ющенко экстраполируется и на ожидание позитивной динамики в украинско-российских отношениях. Более трети украинских граждан (34,8%) считают, что во время президентства В.Ющенко украинско-российские отношения улучшатся, лишь каждый пятый (19,4%) ожидает их ухудшения.

К мнению граждан (большинство которых к тому же являются и избирателями) новая украинская власть старается прислушиваться и многократно заверяет их, что не сойдет с магистрального пути. Тем паче что без налаживания взаимовыгодных и партнерских отношений с такой близкой и одновременно ментально удаляющейся Россией трудно будет реализовать стратегическую цель интеграции в европейские и евроатлантические структуры, проще говоря, присоединиться к ЕС и НАТО. Поэтому естественной выглядит настойчивость украинской власти и настрой на активный политический диалог с восточным соседом. Однако при этом его интенсивность (три встречи президентов, визиты министров и секретарей СБ России и СНБО Украины) еще не свидетельствует о создании качественно иной природы взаимоотношений.

Поиск нового алгоритма украинско-российских отношений начался не с выработки стратегии и согласованности действий, а с решения конкретных проблемных вопросов, то и дело возникающих в атмосфере дружбы и взаимопонимания. Увы, пока не видно признаков того, что обозначенные президентами Украины и России задачи инвентаризации договорно-правовой базы, разработка предложений по корректированию долговременных программ сотрудничества (в частности, в экономической сфере, регионального и приграничного взаимодействия) нашли горячий отклик в сердцах бюрократов с обеих сторон.

К тому же сами бюрократы высокого политического уровня зачастую увлекаются не черновой работой, а своим PR, что ставит под сомнение согласованность действий на российском направлении. Все-таки революционные баталии не оставляли времени на дрязги и «перетягивание одеяла». Теперь некоторые подобные проявления имеются. Конечно, конкуренция — вещь полезная, особенно если это конкуренция идей и эффективности действий. Главное, чтобы общее дело не страдало.

Основные усилия сегодня направлены на перековку, переделку механизмов взаимодействия, что само по себе важно, если поставлена цель повысить эффективность двустороннего взаимодействия и контроль за выполнением принятых решений, а не канализировать украинско-российские отношения исключительно по линии Кремль—Банковая.

Старые механизмы в последнее время действительно фактически не работали. Новые только формируются. Смешанная украинско-российская комиссия по сотрудничеству на прошлой неделе была ликвидирована де-юре. Формат Стратегической группы по вопросам украинско-российских взаимоотношений при президентах двух стран (бывшей во времена сопредседательствования в ней от Украины — А.Разумкова и от России — С.Приходько, а затем С.Ястржембского достаточно эффективным механизмом) сегодня не использован. Вместо этого создана Российско-Украинская межгосударственная комиссия, возглавляемая лично президентами, взявшими таким образом на себя всю полноту ответственности за успех взаимодействия. Участие в комиссии премьеров, министров обороны, иностранных дел, образования и науки двух стран, возглавивших соответствующие комитеты и подкомитеты, действительно позволяет рассчитывать на преодоление некоторой паузы в наполнении стратегического партнерства реальными достижениями.

Однако вряд ли удастся достичь ожидаемых результатов без расширения базы двусторонних отношений. Желания же задействовать в полной мере механизмы межпарламентского взаимодействия, понимания важности регионального сотрудничества, активного привлечения структур третьего сектора за исследуемый период не наблюдается. Хотелось бы надеяться, что
В.Ющенко и его окружение не питают иллюзий по поводу того, что лишь усилиями структур исполнительной власти можно будет разгрузить пресловутые «чемоданы проблем», с которыми едва ли доберешься до Брюсселя.

А их содержимое действительно может стать неподъемным грузом, ибо список проблемных вопросов, перешедших от старой власти, прирастает день ото дня. Конечно, это пока не 63 проблемы, в успешности решения которых при наличии политической воли с улыбкой заверяла российского президента Ю.Тимошенко. Список секретаря СНБО Украины пока скромнее — 14 приоритетных конкретных задач для решения уже в этом году. Большинство из них лежит тяжким бременем на украинско-российских отношениях уже не первый год. И главное, чтобы открытие украинской библиотеки в Москве и Российского культурного центра в Киеве сопровождалось успехами в ликвидации дисбаланса во взаимной торговле. А создание украинских СМИ в России не стало поводом забыть о проблемах надлежащего выполнения соглашений по ЧФ.

Конечно, позитивным является сам факт фиксации проблемных вопросов и определение конкретных исполнителей и сроков реализации. В то же время подходы к решению этих проблем украинской и российской сторон зачастую кардинально расходятся. Это касается как хронических проблем (делимитация водной части границ, раздел заграничного имущества бывшего СССР, отмена изъятий из режима свободной торговли, выполнение соглашений по временному пребыванию ЧФ России на территории Украины и т.д.), так и относительно новых (формирование ЕЭП, темпы и условия вступления в ВТО, позиция по Приднестровью, формирование газового консорциума и т.д.).

Выстраивая свои последующие стодневки на российском направлении, нынешняя украинская власть не должна питать иллюзий, что вновь прозвучит незабываемый призыв бывшего президента России Б.Ельцина к каждому российскому чиновнику, проснувшись, подумать о том, что он сделал для Украины. С трудом верится и в то, что украинские чиновники будут начинать день с мысли о том, что бы они могли сделать для России. В условиях асимметрии взаимоотношений и несопоставимости экономического и военно-политического потенциалов двух стран только четкое следование национальным интересам и профессиональное использование всего внешнеполитического инструментария позволит рассчитывать на отстаивание своих позиций в двустороннем диалоге.

Нынешней украинской власти нужно помнить, что российский политический бомонд сегодня воспринимает Украину как вызов, причем в первую очередь для внутренней политики России. Успешное продвижение нашей страны к европейским стандартам жизни и демократии при нарастании авторитарных тенденций в самой России может стать слишком заразительным примером. Опасения, что Киев превратится в «геополитическую базу» для антипутинской оппозиции, имеют для российского президента и личностный смысл.

Создаст определенные проблемы в двусторонних отношениях и присоединение Украины к кампании США по продвижению свободы и демократии в мире.

Не исключено, что уже в ближайшие месяцы может обостриться ситуация в Беларуси, и оценка событий в этой стране может развести по разные стороны двух стратегических партнеров.

Нашим властям вряд ли стоит надеяться, что Россия откажется от попытки реванша и собственной игры на предстоящих парламентских выборах в Украине. И заверения в том, что никакой официальной команды не поступало, не изменит сути проблемы вмешательства во внутренние дела.

Движение Украины в ЕС не будет вызывать особого беспокойства. Чего не скажешь о ее возможном присоединении к позиции Европейского Союза по Чечне.

Вопрос членства Украины в НАТО на самом деле будет скорее предметом торга, а не поводом к раздору. Россия уже имеет плачевный опыт борьбы за удержание балтийских стран вне зоны влияния альянса. В памяти нынешних российских политиков еще свежи воспоминания о бездарно потраченных усилиях и времени. В то же время нужно учитывать, что Россия и Украина сегодня в значительной мере взаимно зависят от поставок ВПК. Причем последние осуществляются отнюдь не по рыночным ценам, и реформирование этой непростой сферы потребует дополнительных усилий и политической воли.

В любом случае украинская сторона должна заблаговременно готовить как своих визави в Москве, так и общественное мнение к своим последующим шагам. Прогнозируемость и четкое понимание графика движения — в интересах обеих сторон.

Украина и Россия в хорошем смысле обречены на долговременное стратегическое партнерство не только из-за территориального соседства, но, главное, из-за совпадающих стратегических интересов двух стран. Сегодня прагматическое взаимодействие в первую очередь в экономической сфере играет для украинско-российского стратегического партнерства главную роль. При этом стоит прежде всего учитывать его внутреннее измерение, ибо и для Украины, и для России внешняя политика государства должна максимально содействовать решению именно внутренних проблем. Это экономическое возрождение, которое должны почувствовать не только политические элиты, но и простые граждане, это демократизация общества и в России, и в Украине.

Хотелось бы верить, что украинско-российские отношения станут, наконец, не межличностными, не межгрупповыми, а международными. То есть будет расширяться диалог именно между двумя народами. В него будут максимально включены парламенты обеих стран, бизнес-круги, экспертные сообщества, негосударственные организации, региональные структуры.

Конечно, 100 дней недостаточно для оценки результатов действий украинской власти на российском направлении. Хотя некоторые тенденции уже видны сегодня. Важно не оказаться в плену стереотипов и методов прошлого, не увлечься формой в ущерб содержанию, не поддаться соблазну укреплять свои личные политические позиции за счет интересов страны, быть способным изменить то, что можно изменить, искать компромисс в тех вопросах, которые не решаются в одночасье, и иметь политическую мудрость отличить одно от другого.

Важно, чтобы содержащиеся в предвыборной программе В.Ющенко обязательства «оценивать успехи внешней политики не по количеству визитов, заявлений и деклараций», а по объемам привлеченных в Украину инвестиций, продвижению отечественных товаров на международные рынки, защите прав граждан Украины за границей, не оказались лишь предвыборными лозунгами.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно