УКРАИНА — НЕ МОЛДАВИЯ

7 ноября, 2003, 00:00 Распечатать

Для того чтобы осознать, что из себя представляет государство, в котором тебе довелось родиться и ...

Для того чтобы осознать, что из себя представляет государство, в котором тебе довелось родиться и жить, время от времени целесообразно покидать его просторы, чтобы на расстоянии взглянуть на происходящие в нем процессы. И оказывается: то, о чем так яростно спорят в Украине, ее соседи уже пережили, переосмыслили и могут совершенно бескорыстно поделиться соображениями по поводу того или иного процесса-события. Например, коммунисты у власти, это — хорошо или плохо? Или, что происходит с парламентской республикой, когда президент не хочет выполнять чисто представительские функции. Причем не надо даже далеко уезжать из родных мест. Многие ответы можно получить у ближайших соседей. В той же Молдове, например…

Коммунистический джек-пот

Нынешняя политическая ситуация в Молдове берет свое начало с конца 90-х годов прошлого столетия. Именно в это время наиболее четко проявилось противостояние парламента и президента страны, обусловленное стремлением каждого перераспределить властные полномочия в свою пользу. Тогдашний президент Петр Лучинский предложил трансформировать Молдову в президентскую республику. Парламент сделал ответный шаг, приняв закон «Об изменении и дополнении Конституции Республика Молдова». Согласно данному закону, правительству были делегированы некоторые законодательные функции парламента. Однако главный акцент в конституционных поправках был сделан на превращении Молдовы в парламентскую республику, ограничении полномочий президента страны. И, что самое главное, избираться президент должен был парламентом.

Что же произошло в дальнейшем? Политики, которые на тот момент руководили страной, так и не смогли внятно объяснить электорату, в чем заключается экономическая программа развития государства и каковы его внешнеполитические ориентиры. Никто не пытался противодействовать коммунистической идеологии, которую представители партии довольно успешно распространяли на местах. Избирательное законодательство было составлено таким образом, что установленный проходной барьер в 6% не смогли преодолеть многие партии, голоса которых в конечном итоге были распределены между тремя «счастливчиками». А «джек-пот» сорвали коммунисты, нежданно-негаданно получившие 71 депутатский мандат. И пользуясь своим подавляющим преимуществом, выбрали президентом Молдовы Владимира Воронина, который по «странной» случайности оказался лидером Компартии. Выбрать — выбрали и тут же забыли, что страна является парламентской республикой, а не филиалом обкома партии, где все решения принимает один человек.

Оппозиция коммунистам в нынешнем парламенте Молдовы представлена двумя сторонами. Одну из них возглавляет бывший премьер-министр Думитру Брагиш, который пошел на выборы с кадровым потенциалом, рекомендованным бывшим президентом Петром Лучинским. 18 президентских кадров оказались неустойчивыми, попали под влияние коммунистов и сбежали от своего «вожака». «Верность» ему сохранили только пять человек. Вторую сторону олицетворяет Ю.Рошка, чей «Народный фронт» стабилен в своем желании присоединить Молдову к Румынии. Говорить о консолидации их совместных усилий нет смысла — все партии уже готовятся к следующим выборам.

Румыния в лице представителей «Народного фронта» имеет сильное лобби для отстаивания своих интересов.

Олигархами в Молдове и не пахнет, поскольку весь более-менее привлекательный бизнес консолидируется в руках одного человека. Сына лидера коммунистов Молдовы…

Чем молдавский коммунист отличается от украинского?

Тем, что коммунисты Молдовы дальновиднее своих украинских коллег. Спорить с этим бесполезно, поскольку они уже два года руководят страной, в то время как их соседи только мечтают об этом. Как им это удалось? Об этом беседа с одним из лидеров компартии Молдовы, заместителем председателя парламента Вадимом Мишиным:

— Что хорошего сделали коммунисты Молдовы для своего народа за эти два года?

— Подняли пенсии на 82%. На 65% зарплату бюджетникам, которая в среднем по стране составляет 50—60 долларов. И процесс этот будет продолжаться. Темпы роста в промышленности составляют 18%. Произошло возрождение легкой промышленности, сюда пошли немецкие и итальянские инвестиции. Заработали на полную мощность консервные заводы, на которых производится экологически чистая продукция, пользующаяся спросом в Европе. У нас нормальные взаимоотношения с международными финансовыми институтами. Хотя именно нам приходится отдавать те 1,5 млрд. долларов внешнего долга, который достался нам «по наследству». Но на переговорах мы ведем себя как равные с равными.

— Ваше мнение о переходе Молдовы к парламентской республике?

— Этот переход должен быть максимально коротким. Для становления парламентской республики решающую роль играет объем полномочий, которые получает правительство. Если властные полномочия получает парламент — это провал.

— А если они остаются у президента, как это происходит в Молдове в настоящий момент?

— Если бы он не был лидером партии, у которой 71 мандат в парламенте, у него не было бы сегодняшних полномочий. И иногда трудно отличить, когда решения принимает Воронин-коммунист, а когда Воронин — лидер партии. Это — уникальная ситуация, вряд ли она еще будет повторена в СНГ. В том числе и в Украине.

— Как отнесутся иностранные инвесторы к тому, что спустя два года в стране все явственнее проступают контуры начинающейся деприватизации, в том числе предприятий, которыми владеют иностранные граждане?

— Вопрос, что будет с частной собственностью на землю и предприятиями, задавали нам представители малого и среднего бизнеса с самого начала. Президент Воронин сразу всех успокоил, что не будет никакой национализации. Ни при каких обстоятельствах! Хотя будем поддерживать коллективную форму собственности на землю и орудия производства. И это свое обещание президент выполняет на сто процентов. В то же время мы четко заявили о том, что внимательно рассмотрим приватизационные процессы с точки зрения их законности, и там, где есть нарушения, вернем предприятия в собственность государства. Таких случаев пять-шесть на всю страну.

— И все их так или иначе связывают с вниманием, которое проявляет к ним сын президента Олег Воронин…

— Я знаю только то, что он связан с банковским бизнесом. Человек он, безусловно, не бедный, и это обстоятельство в какой-то степени подрывает имидж компартии среди тех слоев населения, которые голосуют за нас.

Все хорошо, прекрасная Молдова…

Естественно, для того, чтобы узнать, чем живет другая страна, в ней надо прожить годы, а не находиться несколько дней. Поэтому мнение тех, кто длительное время следил за ситуацией в стране, очень важно для понимания процессов, происходящих в Молдове в настоящее время. Одна из таких наблюдателей — посол США в Молдове Памела Смит, которая после завершения своей дипломатической миссии выступила в конце сентября в Молдавском государственном университете. Г-жа Смит признала результаты, которых добилось правительство Молдовы в выплате пенсий и зарплат, достижении приличного уровня экономического роста, а также в сдерживании инфляции. Однако, на ее взгляд, нынешняя политика и самые скромные достижения никогда не искоренят бедности Молдовы: «Для этого Молдова должна восстановить программы с Международным валютным фондом и Всемирным банком, привлечь прямые иностранные инвестиции, ликвидировать коррупцию на всех уровнях и навсегда отказаться от идеи о том, что плановая или смешанная квазиколлективная экономика может работать…

Уровень иностранных инвестиций в экономику Молдовы значительно снизился в 2002-м и остается на низком уровне в этом году. Атаки на Union Fenosa, Farmaco, Air Moldova International и других показали внешнему миру, что Молдова не готова к инвестированию, здесь вы никогда не можете быть уверены, что условия контракта будут выполнены, что возобладает верховенство закона или что правительство на самом деле не предпочтет государственную форму собственности предприятия частной.

Личные интересы слишком многих местных руководителей возобладали над интересами молдавского народа, который может выиграть только от привлекательного делового климата и программ международных финансовых институтов. Молдове необходимо изменить свою экономическую политику, если она хочет успешно развиваться дальше, используя положительный опыт постсоветского периода в странах СНГ.

Коррупция душит экономику Молдовы, и ее распространение — основная причина, по которой страна остается столь бедной. Конечно же, к сожалению, были допущены некоторые ошибки и заключены сомнительные сделки в ранний период промышленной приватизации. Попытки исправить положение только ухудшили деловой климат. До сих пор Молдове удалось привлечь не более горстки иностранных инвесторов. Большинство их обескуражены политикой и действиями, ухудшающими деловой климат. Реинтегрирование Приднестровья должным образом и перекрытие неконтролируемой границы искоренит один источник коррупции. Но на данный момент больше необходимо сделать в правобережной Молдове. Правительственные чиновники умудряются строить дорогие дома, несмотря на скромные зарплаты. Компании обворовывают государство, не оплачивая счетов за потребленную электроэнергию и воду. Некоторые чиновники получают назначение не за свои заслуги, а благодаря взятке, после чего используют свое положение для сбора взяток от людей, обращающихся к ним за услугой. Предприятия ведут двойную бухгалтерию, с тем, чтобы можно было занизить прибыль и избежать налогообложения. Люди, якобы связанные с организованной преступностью, слишком свободно чувствуют себя в экономическом пространстве страны. Цены на сельскохозяйственную продукцию манипулируются к выгоде некоторых экспортеров и в ущерб мелким фермерам. Некоторые политики контролируют целые сектора в промышленности как персональные монополии и ограничивают экспортные и импортные операции, осуществляемые другими. Людей, связанных с организованной преступностью, терпят на предприятиях, приближенных к правительству. Эта коррупция, основанная на жадности среди властей предержащих, искажает и обедняет экономику.

Также беспокоит очевидный сдвиг молдавского правительства в сторону центрального планирования, которое набирает силу последние несколько месяцев. Это приняло форму вмешательства правительства в виде установления тарифов на электроэнергию и регулирования в энергетическом секторе и включает законопроекты, поддерживающие правительственный контроль в сельскохозяйственном секторе. Данные законопроекты, в случае претворения в жизнь, нанесут удар по частным сельхозпредприятиям, которые начинают приносить прибыль и имеют целью привлечь мелких фермеров в производственные кооперативы, которые, по существу, являются колхозами. Я слышу, что централизованный контроль не входит в истинные намерения правительства, что регрессивная политика снимается и что частная собственность, предпринимательство ценятся. Если так, хорошо. Однако недавние решения и законопроекты указывают на то, что у власти по-прежнему находятся люди, которые ностальгируют по прошлому. Это должно беспокоить вас, как и любого собственника земли. Колхозы и центральное планирование не срабатывают. Они не сработали нигде, не сработают и теперь. Только Северная Корея и Куба по-прежнему пытаются, и результатом являются голод и вопиющая бедность. Все же остальные выбирают частную собственность, и я убедительно призываю Молдову остаться на этих позициях.

Если вы откажетесь от коррупции и ретроградской экономики, если призовете обратно международные финансовые институции и иностранные инвестиции, то сможете использовать свою богатую землю и талантливую рабочую силу и осуществите свою мечту о процветании. Только тогда вам удастся, как вы к тому мудро стремитесь, стать частью Юго-Восточной Европы и присоединиться к Европейскому Союзу, пока дверь продолжает оставаться открытой».

Пока же европейцы должны быть готовы к тому, что информация о ситуации в Молдове будет поступать к ним, например, через Международный суд в Страсбурге. Именно в нем, возможно, будет рассматриваться иск бельгийской фирмы «Vikol NV» по поводу противоправных действий правительства Молдовы в отношении принадлежащей фирме гостиницы «Дачия». В 1999 году она была приватизирована в соответствии с законом Молдовы «О программе приватизации на 1997—1998 гг.» за
2 млн. долларов. Покупателем выступило СП«Selicat-Mix», с которым департамент приватизации заключил договор купли-продажи. Права нового собственника недвижимости были зарегистрированы кадастровыми органами.

Впоследствии СП «Selicat-Mix» получило от «Kungan Overseas Corp» кредит на 2,2 млн. долларов, который затем уступили бельгийской фирме «Vikol NV». И первоначальный кредит, и его уступка были зарегистрированы в установленном порядке Национальным банком Молдовы. За прошедшее время новые собственники вложили в реконструкцию более 500 тысяч долларов и рассчитывали, что в скором времени вложенные средства вернутся сторицей. Не тут-то было! В июне 2003 года Экономический суд Молдовы удовлетворяет иск прокуратуры о признании сделки по приватизации «Дачии» недействительной, обязав вернуть ее в собственность Государственной канцелярии Республики Молдовы, а департаменту приватизации через министерство финансов вернуть бывшему собственнику потраченные на покупку гостиницы
2 млн. долларов. К слову, в 2000 году Генеральная прокуратура Молдовы уже проверяла обстоятельства приватизации «Дачии» и признала ее законность. Но что-то изменилось в стране за эти три года…

Самое удивительное, что, даже несмотря на, мягко говоря, спорное решение Экономического суда, никто не спешит его выполнять в части возвращения собственнику вложенных средств. В принципе, понять «новых» хозяев тоже можно. Ведь если сравнить общежитие, которым была «Дачия» до прихода инвестора, с четырехзвездочной гостиницей, которой она стала после глобальной реконструкции, то становится понятно: возвращать бельгийской фирме необходимо около 4 млн. долларов.

Кстати, на осенней сессии Парламентской Ассамблеи Совета Европы, проходившей в Страсбурге, президенту Молдовы Владимиру Воронину был задан ряд вопросов относительно процессов, происходящих с иностранными инвесторами в стране. Европейцы прямо сказали, что все это напоминает практику национализации имущества, которую так любили коммунисты не в столь далеком прошлом. В ответ господин Воронин попросил, чтобы ему передали список «пострадавших» компаний. Остается надеяться, что после ознакомления с ним, учитывая контроль со стороны ПАСЕ, он примет правильное решение…

Три молдаванина — пять президентов?

Политическая судьба мэра Кишинева чем-то схожа с судьбой киевского мэра. Он довольно быстро прошел путь от дружбы с президентом своей страны до практически полного разрыва. Тем не менее одним из тех политиков Молдовы, с которыми в ближайшее время предстоит контактировать представителям украинской дипломатии, является нынешний мэр Кишинева Серафим Урекян, один из сопредседателей партии «Наша Молдова»:

— Самой большой ошибкой недавнего прошлого стало решение о переходе на парламентскую республику, которая в условиях современной Молдовы трансформировалась в диктаторскую республику. Всю власть монополизировал президент, который подмял под себя парламент, правительство и силовые структуры. Заканчивается третий год, а президент, избранный не всенародно, ни разу не отчитался перед парламентом за проделанную им работу.

— А где были «умные» политики, когда Воронин спокойно перебирал на себя полномочия, которые ему по Конституции не положены? Почему они не смогли ему помешать?

— Те, кто придумал переход от президентской республики к парламентской, не смогли договориться между собой и перессорились. Поставили для прохождения в парламент для партий 6-процентный барьер, о который потом и разбили свои мечты. Подарив таким образом власть коммунистам, которые, выиграв 33 голоса сами, еще 38 получили «просто так». О качественной составляющей депутатов говорить вообще не приходится. Случайные люди….

— Чем партия «Наша Молдова» отличается от уже присутствующих на политической карте страны?

— Тем, что она объединила в своих рядах 11 партий, которые до этого действовали разобщенно. И это уже приносит результат. На выборах в местные органы самоуправления, которые состоялись в мае текущего года, мы взяли 20 % голосов. Это позволяет смотреть на будущие парламентские выборы с оптимизмом.

— Вы один из трех сопредседателей партии. Не боитесь, что когда будет близок «финиш», один из вашей тройки захочет стать первым, даже в ущерб остальным товарищам по партии?

— Мы все понимаем: если все опять пойдет по прежнему варианту, это будет для Молдавии катастрофой. Мы готовы пожертвовать своими амбициями ради будущего страны.

— Название вашей партии перекликается с «Нашей Украиной» Виктора Ющенко. Вы обмениваетесь опытом?

— Нет, это случайное совпадение. Просто мы посчитали, что под таким названием будет легче объединить представителей тех национальностей, которые проживают на территории Молдовы. Мы за укрепление молдавской государственности. Уважая соседей, но отстаивая свои собственные интересы.

У молдавского народа есть чему поучиться. Например, бережному отношению к государственному языку. Или скромности апартаментов, в которых чиновники общаются с народом. (Двухэтажная мэрия Кишинева с более чем скромной внутренней отделкой разительно отличается от аналогичных украинских мест.) Или гордости за свое славное происхождение, о котором напоминает Капитолийская волчица, стоящая перед национальным историческим музеем. Это ничего, что на первом этаже данного заведения находится мебельный магазин. История — странная штука. И только она ответит на вопрос, что было лучше для Молдовы на рубеже XXI века. Получить прививку от коммунизма и интегрироваться в Европу или остаться среди подающих надежду государств, которые так и не смогли воспользоваться представившимся им шансом.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно