УИЛЬЯМ ГРИН МИЛЛЕР: «Я ДУМАЮ, ЧТО УКРАИНА БУДЕТ ПРОЦВЕТАТЬ И СТАНЕТ ВЛИЯТЕЛЬНОЙ СИЛОЙ В ЭТОМ РЕГИОНЕ»

5 мая, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №18, 5 мая-12 мая

Уильям Грин Миллер родился 15 августа 1931 года в Нью-Йорке. Женат, имеет двух сыновей. Образование: колледж Вильямса, Оксфордский и Гарвардский университеты...

Уильям Грин Миллер родился 15 августа 1931 года в Нью-Йорке. Женат, имеет двух сыновей. Образование: колледж Вильямса, Оксфордский и Гарвардский университеты. В 1959 — 1967 гг. — на дипломатической службе. Затем — работа в Сенате в качестве управляющего персоналом трех комиссий. В 1981 году перешел во Флечеровскую школу юриспруденции и дипломатии на должность декана и профессора международных отношений. Был членом совета Гарвардского политического института. Получил звание академика по литературе средневековья и Возрождения. С октября 1993 года — Чрезвычайный и Полномочный Посол Соединенных Штатов Америки в Украине.

— Господин посол, чем вы занимались до этого? Как вы оказались вовлечены в американо-украинские отношения?

— Я работал в бывшем Советском Союзе с начала перестройки — с 1986 года — в качестве руководителя американской неправительственной организации под названием Американский комитет по американо-советским отношениям. Эта организация служила мостом между двумя странами в годы холодной войны, и работали там люди, имевшие большой опыт работы в Советском Союзе, как, например, ее председатель Джордж Кэннон, а также представители и правительственных, и деловых, и академических кругов — защита прав человека и тому подобное. С 1988 года я являлся также президентом Международного фонда со штаб-квартирами в Вашингтоне и Москве, утвержденного в основном американскими организациями и поддерживаемого Михаилом Горбачевым. Основными задачами этого Фонда были контроль над вооружениями, защита прав человека, а также работа по широкому кругу вопросов, касающихся Соединенных Штатов Америки и бывшего Советского Союза. Так что с 1986 года и до того момента, как меня назначили послом в Украине, я имел к этому самое непосредственное отношение.

— Как долго длятся полномочия посла?

— Наши послы назначаются Президентом, утверждаются Сенатом и служат волеизъявлению Президента. Так что все зависит от его решения. Обычно на посту посла остаются в течение трех-четырех лет.

— Что входит в ваши обязанности посла?

— Ну, наше посольство создано недавно. Это самое большое посольство в постсоветских государствах. Так как это одна из самых важных позиций нашей дипломатической службы, посольство развивалось очень быстро, пока не достигло своего оптимального размера. Его структура задумана как отражение того нового мира, который возник после окончания холодной войны и распада Советского Союза, так что система льгот, состав служащих, круг их обязанностей четко очерчен требованиями новых условий сотрудничества. Один из аспектов моей работы как раз и заключается в том, чтобы сводить в единое целое работу всего посольства, что включает в себя самую разнообразную деятельность, от приобретения и строительства недвижимости для работы и проживания, переговоров с правительством здесь, на месте, и до отбора в Вашингтоне людей, пригодных для работы здесь, и наблюдения за их работой. На меня возложена ответственность за все американские благотворительные программы — это и борьба со СПИДом, и коммерческие услуги, и информационные. Все, что происходит здесь с американскими правительственными вложениями, должно находиться под моим контролем. Мы наметили свою программу в Соединенных Штатах, учитывая местные особенности Украины.

— Что это значит?

— Ну, Украина — это государство, которое получило независимость недавно. Сейчас она стремится к экономическому процветанию. Оказать помощь Украине в этом ее стремлении — означает действовать и в наших интересах, учитывая и размеры, и географическое положение Украины. Плюс еще способности высокообразованного народа — наибольшим приоритетом нашей внешней политики является стремление помочь Украине стать действительно демократическим государством со свободной рыночной экономикой.

— Как трансформировались эти приоритеты с вашей точки зрения — ведь когда Украина впервые провозгласила свою независимость, Соединенные Штаты придерживались мнения, что Украине следует оставаться с Россией. Как, по-вашему, произошло изменение этой установки? И почему?

— Я думаю, это произошло в результате того, что Соединенные Штаты постепенно пришли к пониманию важности роли Украины как независимого государства. Теперь в Вашингтоне уже никто не сомневается, действительно ли Украина хочет стать независимым государством. У нее есть все предпосылки для того, чтобы стать жизнеспособным независимым государством, а благодаря своему географическому положению она приобретает исключительное значение для поддержания стабильности в Европе и во всем мире. Таким образом, смена наших приоритетов произошла, я думаю, в результате осознания нашего непосредственного опыта.

— Так как вы находитесь здесь уже в течение некоторого времени, а до этого работали в Советском Союзе, то каково ваше мнение об успехах Украины на пути становления независимого государства — как политических, так и экономических?

— Я думаю, что Украина добилась значительных успехов, преодолев большие трудности. Это, собственно говоря, одна из самых грандиозных трансформаций века, по сути, превращение окраины советской империи в жизнеспособное независимое государство. А ведь надо было еще решить проблему организации нового правительства со всеми необходимыми службами, которое управляло бы страной из Киева, а не из Москвы. Я думаю, это выдающееся достижение — создание действующего правительства, невзирая на все трудности. А тут еще превращение бывшей советской экономики в ту, которая интегрируется в мировую экономику, что тоже является большим достижением, опять же если учесть все трудности, которые при этом пришлось преодолеть. Производство сократилось, как вы знаете, более чем на 50%, уровень жизни катастрофически упал. И тем не менее закладывается фундамент здоровой современной экономики. Именно по этим причинам мы и поощряем все национальные и международные институции оказывать помощь Украине на этом тяжелом пути. Мы предоставили значительную помощь — четвертое по величине капиталовложение из тех, которые мы предоставляем зарубежным странам, предназначается Украине. И мы убеждаем и другие страны поступать таким же образом. Мы верим, что при нашей постоянной поддержке Украина через три-пять лет сама сможет прочно стоять на ногах.

— Что вы считаете наибольшим достоянием Украины как нации?

— Вы имеете в виду физическое достояние?

— Все то, что способствует вхождению в мировое сообщество.

— Конечно, объективная оценка ее ресурсов показывает, что она имеет все необходимые природные запасы для совершенно жизнеспособной экономики и по углю, и по железу и другим металлам, и, конечно же, по плодородным землям, которые являются одними из богатейших в мире. Это означает, что Украина не только сможет обеспечить себя всей необходимой сельско-хозяйственной продукцией, но при этом у нее еще и останется значительный излишек. А это пойдет на пользу странам на востоке и на юге — я говорю об этом излишке, который окажет им существенную помощь. И все же я думаю, что самое важное — это высокий уровень образования ее 52-миллионного народа. Как в гуманитарных областях, так и в технических. По своей натуре украинцы трудолюбивые, независимые, стремящиеся к успеху, и свое желание быть свободными и независимыми они демонстрируют очень ясно. И это выглядит очень привлекательно, на мой взгляд, особенно для американцев, которые и сами обладают этими чертами характера.

— А что, в таком случае, выставляет их в наиболее невыгодном свете?

— Ну, это наследие прошлого. Переход от советской системы к новой. Это трудно, и будет еще оставаться трудным до тех пор, пока не будет полностью преодолено. Годы жизни по советским правилам оставили очень тяжелое наследие. Конечно, в этом есть и отдельные положительные аспекты, но есть также и много отрицательных.

— Расскажите вкратце о нашем соседе — и здесь, и в Вашингтоне было много разговоров о российской угрозе. Что вы думаете об этом? Насколько серьезна, по-вашему, российская угроза? И как настроен по этому поводу Вашингтон?

— Я не думаю, что кто-то в Вашингтоне, или тем более здесь, всерьез верит в военную угрозу со стороны России. Может, это когда-то и случится в будущем, но сейчас совершенно очевидно, что у правительства Ельцина таких намерений нет, ни явных, ни тайных. Отношения с Россией играют важную роль в жизни Украины как из-за географической близости, так и из-за исторических факторов, экономических и семейных связей, религиозных, языковых связей, и, конечно же, из-за самих истоков истории, так как Россия, несомненно, начиналась в Киеве. Многие века самоотождествления имеют большое значение. Но сохранение таких тесных связей не требует вхождения в состав одной нации. Различия между Украиной и Москвой, да и другими частями России, стали явными уже в XII веке, еще до нашествия варваров.

— А как американо-российские отношения влияют на американо-украинские?

— По многим вопросам первые, конечно же, осложняют вторые, но наше мнение (и я думаю, его многие разделяют), что если Украине удастся стать жизнеспособным демократическим государством, то шансы России стать таким государством существенно повысятся, и наоборот, если Россия станет свободным независимым государством, то шансы стать таким государством у Украины тоже повысятся. А наша роль заключается в поддержке таких демократических тенденций и в способствовании процветанию экономики ваших стран всеми своими силами, что мы и делаем.

— Когда Украина только объявила о своей независимости, было много разговоров о несовместимости между восточными и западными областями, о том, что между этими двумя регионами неизбежен раскол. И сегодня в Америке некоторые все еще придерживаются этой точки зрения. А что вы думаете о перспективах этнической стабильности Украины?

— Я много путешествовал по стране, но нигде не видел тенденции к расколу. Определенные различия, конечно же, существуют — в восточных областях говорят в основном по-русски, а в западных — по-украински, на юге — на смеси двух языков, а в центре — на еще большей смеси. Но лингвистические различия не приводят к расколу, и правительство склоняется к принятию целесообразности общения на двух языках. Официальный язык — украинский, но никакой реальной угрозы раскола не будет, даже если на одном языке говорить больше, чем на другом. Наибольшую угрозу единству представляет собой экономика, и если страна придет к процветанию, то региональные различия будут постепенно стираться.

Возьмем, например, Президента Кучму. Сам он родом с Черниговщины, но говорит в основном по-русски, а украинским пользуется только тогда, когда вынуждают обстоятельства. И тем не менее сейчас он очень популярен в западных областях, хотя во время выборов особой популярностью там не пользовался. И он способствует сплочению страны в единое целое, и его предшественник тоже, по сути, способствовал сплочению страны, хотя и принадлежал к украиноязычной части населения. Идея украинского национализма по отношению к этническим русским, или по крайней мере к тем, кого считают таковыми на западе и на юге, основывается на вопросе о земле, а не о языке. Так что я не думаю, что какие-либо из недавних пророчеств, предрекавших раскол страны, могут еще оставаться в силе. Практически, не регионы сейчас стремятся к самоопределению, а каждая область, так как с разрушением советской системы каждой области приходится создавать свои собственные знаки отличия и свои структуры. И все это работает на единство Украины нового вида. Среди самых ярких политических лидеров сейчас — губернаторы и главы администраций таких областей и городов, как Донецк, Ивано-Франковск, Одесса.

Крым все еще остается отдельной проблемой, хотя и ее нужно решать экономическими методами. Нигде в Украине не стоит вопрос о дискриминации или нетерпимости, или о превосходстве одного народа над другим. Представители любой национальности пользуются всеми основными гражданскими и человеческими правами. Так что главные проблемы Крыма могут быть решены экономическими методами. И как только экономика воспрянет, как только скрытые резервы бизнеса раскроются полностью, как только придет помощь от американской культуры, как только торговля в Черноморском регионе достигнет надлежащего уровня, так большинство спорных вопросов отпадет само собой. И все же историческое наследие Крыма очень сложное, и понадобится много времени для окончательного решения всех вопросов. Но в любом случае, я думаю, что суверенитет и единство Украины приняты моральным большинством украинцев.

— Не думаете ли вы, что эта позитивная оценка стала тем фактором, который способствовал повышению интереса заграницы к экономическому развитию?

— Да. Я думаю, что наши оценки, как и оценки наших частных инвесторов, свидетельствуют о растущей стабильности в Украине, как политической, так и экономической. С экономической точки зрения макроэкономическая реформа, поддерживаемая МВФ, была принята и сейчас последовательно реализуется. Условия инвестирования значительно улучшились после принятия ряда законов и декретов, что позволяет делать благоприятные прогнозы инвестированию.

— Насколько сильным может оказаться «эффект домино», возникший вокруг ситуации в России, где так много проблем возникает в связи с введением идеи экономического нормирования, — ведь многие зарубежные компании вложили большие суммы в российские структуры, а затем даже не нашли названий своих фирм в списках учредителей. Как все это скажется на Украине? И что делается для того, чтобы противостоять этому?

— Вы говорите о стабильной легальной ситуации с инвестированием, и действительно, до этих пор было не так уж много инвестиций. Частично причина этого заключалась в том скептицизме, который вызывал у окружающих вопрос об инвестировании, но сейчас происходят перемены, и одна из причин подобных перемен заключается в том, что уже заложена надежная правовая основа для инвестиций, причем такая, что даже самые консервативные инвесторы считают ее надежной. Мы сейчас очень напряженно работаем с правительством Украины над тем, чтобы закрепить условия, которые необходимы для успешных частных инвестиций. И от правительства Украины мы получаем полную поддержку.

— Какое значение будет иметь визит Президента Клинтона в Киев — завоевание популярности в Штатах или же завоевание популярности здесь?

— Это официальный визит. Это ответ на визит, который сделал Президент Кучма несколько месяцев назад. А значение этого визита заключается в демонстрации того, что Соединенные Штаты рассматривают Украину как имеющую решающее значение величину своей внешней политики. Это второй визит Президента Клинтона, и за те полтора дня, что он здесь проведет, будет затронут весь круг вопросов внешней политики, безопасности, экономики и культуры.

— Повестка дня уже утверждена?

— Да, она была разработана несколько месяцев назад.

— Что же, в таком случае, Президент Клинтон хочет особо обсудить с Президентом Кучмой?

— Прежде всего то, что Соединенные Штаты рассматривают Украину как своего партнера в международных делах; что мы оказываем Украине экономическую поддержку в период перехода и будем оказывать ее еще в течение нескольких лет; что мы поддерживаем стремление Украины стать демократическим государством с развитой экономикой.

— А что тогда Президент Кучма хочет особо обсудить с Президентом Клинтоном — есть ли у вас какие-либо сведения на этот счет?

— Да. Например, ситуацию, в которой сейчас оказалась Украина; те огромные усилия, которые прилагает Украина для осуществления радикальных макроэкономических реформ; шаги, предпринимаемые для укрепления демократической системы правительства; огромные усилия по созданию новой Конституции с разделением власти; введение новой правовой системы, проблемы безопасности; ту роль, которую она может сыграть в обеспечении стабильности в Европе.

— В какой мере распространение информации об Украине как о независимой и имеющей большое значение стране зависит от администрации Клинтона? И изменятся ли наши взаимоотношения, если в Белый дом придут республиканцы?

— Нет, я так не думаю. И подтверждением этому служит то, что и в период демократического большинства в Конгрессе, и сейчас, когда большинство в Конгрессе принадлежит республиканцам, Украине оказывается поддержка. Причем практически в том же объеме, разницы действительно нет. Нет, я не думаю, что произойдет существенное изменение: в вопросе об Украине существует удивительное единодушие между двумя партиями.

— Что должен делать посол Соединенных Штатов в процессе подготовки к визиту Президента?

— Мы должны мобилизовать все свои усилия для того, чтобы обеспечить успех этого визита.

— Я уверена, что читателям хотелось бы знать, как вы это делаете.

— В подготовке задействованы все служащие посольства. Вот почему мы должны работать с группами упреждения. Группы упреждения должны проработать каждую деталь, с момента приземления самолета и до момента его взлета. И так шаг за шагом на всем пути, от предмета обсуждений на переговорах — до служащих отелей, систем коммуникаций, которыми необходимо обеспечить Президента и группу поддержки, а также прессу и всех тех, кто приедет вместе с ним, независимо от того, будут ли они в составе официальной делегации или же нет.

— И сколько же всего прибудет людей?

— По всей видимости, около 800 человек.

— В заключение я хотела бы задать несколько более личных вопросов. Нравится ли вам и вашей семье жить в Киеве?

— Киев красивый город, и нам тут очень нравится.

— Чем вы занимаетесь в свободное время, если оно у вас есть?

— Мы любим осматривать церкви и монастыри. Мы также проводим много времени, путешествуя по стране. Здесь есть замечательные музеи с очень интересными коллекциями работ выдающихся мастеров.

— Я вижу у вас на стене великолепное произведение искусства.

— Да, это работа художника, который мне очень нравится. Юрий Гермич. Это очень хороший художник.

— А какой-то отдельный район или область пользуется вашей особой симпатией?

— Да, пожалуй. Мне очень нравится Чернигов. Город, смотрящийся в Десну, — захватывающее зрелище. Там много церквей тринадцатого века. Мне очень нравится в Крыму, особенно летом. Я получаю огромное удовольствие, путешествуя по сельской местности, наслаждаясь роскошной природой, а плодородие чернозема кажется просто неправдоподобным. Это очень многогранная страна, вы же знаете, здесь есть Донецк с его угольными шахтами — мы даже спускались туда, но как только вы выедете за пределы города, вы снова окажетесь в живописной сельской местности.

— И последний вопрос. Какое будущее Украины вы могли бы предсказать?

— Я думаю, что Украина будет процветать и станет влиятельной силой в этом регионе. Это будет очень цивилизованное общество — Киев станет одним из красивейших городов мира, когда здесь реконструируют дома, которые стоят еще с незапамятных времен. Да и место, где он расположен, удивительно красивое, на живописных склонах величественного Днепра. Если Украина использует весь свой интеллектуальный потенциал, который и сейчас уже очень высок, у нее будут все предпосылки для освоения новых высоких технологий будущего века. Я думаю, что у вас есть все основания надеяться на процветание в будущем.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно