У РУЛЯ ЧМП НОВАЯ КОМАНДА ОДНАКО РУЛИТЬ ЕЙ ПРИДЕТСЯ ВСЕМ ЧЕМ УГОДНО, НО ТОЛЬКО НЕ СУДАМИ

19 января, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №3, 19 января-26 января

За семь последних лет, которые превратили пароходство в «живой труп», сменилось четыре начальника...

Одесский морвокзал (май 2000 г.) {Фото Алексея ВАЩЕНКО}
Одесский морвокзал (май 2000 г.) {Фото Алексея ВАЩЕНКО}
За семь последних лет, которые превратили пароходство в «живой труп», сменилось четыре начальника. Последний был отстранен от должности два с половиной месяца назад как не справившийся с задачей вывести Черноморское морское пароходство из глубокого кризиса. А если быть точнее, за потерю управления имуществом компании. И теперь задача нового руководства эту управляемость восстановить.

На этот раз у руля уже затонувшего ЧМП поставлен капитан дальнего плавания — действующий капитан, который согласился сменить мостик греческого судна, чтобы поучаствовать в спасении родного пароходства, где прошла в основном вся его трудовая деятельность. (В 1967 году он пришел в ЧМП и ушел в 1993-м с должности начальника пассажирского флота). Правда, сегодня у пароходства фактически нет судов. Хотя еще сравнительно недавно их было свыше 360. Остались два маломерных теплохода, да и те переданы в управление другой компании. Имеются лишь огромные долги по зарплате и куча разгневанных кредиторов. Да еще не до конца растасканная богатая береговая структура под названием соцкультбыт, которым в период своего расцвета так гордилось пароходство.

Вместе с тем, новый президент ГСК ЧМП Борис Щербак заявил на своей первой пресс-конференции, что его команда пришла не для того, чтобы забить последний гвоздь в гроб ЧМП, как многим кажется, а с тем, чтобы попытаться спасти имущество и заставить его работать во спасение пароходства.

Черная дыра

 

Как заметил Борис Щербак, краха не допустит сама держава, поскольку все долговые обязательства, числящиеся за ЧМП, тогда автоматически перейдут на государство Украина. Ведь кредиторы не раз заявляли, что по долгам пароходства они будут арестовывать любое другое государственное имущество. Поэтому имеется решение Высшего арбитражного суда о приостановлении дел по банкротству ЧМП. С точки зрения нового руководства, распродажа всего имущества судоходной компании — нынче не выход и для тех, кто думает, что таким образом он сможет быстро получить свои деньги. Мало надежды и на то, что, продав оставшиеся объекты с молотка, можно сразу решить вопросы по зарплате. Дело в том, что стоимость имущества, как заявил Щербак, занижено. К примеру, спортивно-оздоровительный комплекс «Черноморец», за строительство которого ЧМП в свое время заплатило 7 млн. 800 тысяч долларов, оценен в 121 тысячу 47 гривен (без индексации), а с индексацией — в 991 тысячу. Здание управления, на которое сегодня много охотников, оценено в сумму чуть более 1 млн. долларов, хотя только на его реконструкцию было потрачено около 12 млн. долларов. Все имущество ЧМП официально оценено в 46 млн. гривен, хотя на самом деле его реальная цена в пределах 0,5 млрд. гривен. Словом, в случае продажи объектов с молотка они уйдут за бесценок.

Щербак дал четко понять, что ратовать за их распродажу — это значит создавать условия для тех, кто стремится по дешевке прибрать к рукам последнее добро и тем самым окончательно утопить пароходство. Таких желающих всегда хватало и сейчас хоть отбавляй. Со всех сторон и сегодня продолжают сыпаться предложения от различных предприятий и тех, что в свое время были созданы на базе ЧМП, с просьбой передать им оставшееся имущество. Эти вопросы лоббируются на самых высоких уровнях. Щербак уверен, если их просьбы будут удовлетворены, то ЧМП больше не на что будет рассчитывать. Он считает: если и расставаться с дорогостоящими объектами, то только путем продажи их по реальной цене.

В общем новая команда выход из тупика видит в том, чтобы заставить оставшееся имущество работать. Работать на ЧМП. Это и есть главная задача, которую поставило перед ними Министерство транспорта. Но вопрос в том, как этого добиться? Пока что новая команда пытается выяснить, что же в действительности осталось. Часть имущества, числящегося на балансе, уже нет. А то, что проходит по документам, не понятно в чьих руках находится. Речь прежде всего идет о двух мясокомбинатах, недостроенном кирпичном заводе, базе «Черноморец» и других спортивных сооружениях, служебных помещениях, которые могут приносить доход.

Новому руководству был представлен отчет по мясокомбинатам. Смехотворные данные. Современные комплексы, где установлено немецкое оборудование, работают в убыток. Поэтому в одном они уже успели поменять руководителя, который не смог представить ни одного финансового документа. С другим комбинатом, похоже, придется разбираться, кому он принадлежит. С жильем проблем не меньше. Город так до сих пор и не взял дома на свой баланс. Их можно было бы содержать за счет служебных помещений, которые сдаются в аренду. Но когда новое руководство стало выяснять, где же деньги от этой самой аренды, то оказалось, что в них находятся такие уважаемые организации, как арбитражный суд, прокуратура, милиция, которые живут за счет бюджета и платить не могут. Но спрашивается, причем тут ЧМП, у которого 90 млн. гривен внутреннего долга и 82 млн. долларов внешнего? «Нам приходится сталкиваться с чиновниками, — сетовал Щербак, — которые взяли имущество ЧМП в аренду на 50 лет и платят за него гривню в год.

 

С миру по нитке,
ЧМП судно?

 

Новое руководство, представляя свое видения проблем и план действий, по сути, четко дало понять, что круг вопросов, стоящих перед ним, очерчен одной задачей — разобраться с береговым имуществом и заставить его работать на ЧМП. Но пароходство пока никто не исключал из списка судоходных компаний. Каковы здесь перспективы? Как долго компания может считаться судоходной без судов? В конце декабря после заседания коллегии Минтранса директор Государственного департамента морского и речного транспорта Украины Василий Зубков, отвечая на вопросы журналистов по поводу дальнейшей судьбы ЧМП, сказал буквально следующее: «Когда будет восстановлена управляемость имуществом, тогда можно будет найти два-три судна, которые находятся сейчас у других государственных компаний, и вернуть их ЧМП. Можно будет вести речь и о возращении судов из оффшоров».

Однако новое руководство ЧМП в это слабо верит. «Суда нам никто не даст, — сказал на этот счет Щербак. — И мы не будем ставить вопрос о возвращении имущества в ЧМП. Это неправильная политика. Если оно работает, ему не надо мешать. Я также против того, чтобы компании, созданные на базе ЧМП, отчисляли нам какие-то проценты по указке министерства. Однако наши коллеги должны понимать, что если они нам не помогут, то завтра сами могут попасть под пресс западных кредиторов, которые не откажутся от своих миллионов никогда. Они всю страну утопят в исках, но будут бороться до последнего доллара. Это доказала семилетняя война пароходства со всем миром».

Щербак считает, что выход для ЧМП — это брать в управление чужие суда. С его точки зрения, это не такая уж бедная статья доходов, как кажется на первый взгляд. «Вы знаете, сколько наши партнеры имеют на менеджменте судов? — говорил он. — К примеру, компания «Silver Line Ltd.», в операторстве которой находились наши суда, имела 250 тысяч долларов на одном судне. Это 75 млн. долларов в год. Греческая компания, в которой я работал до назначения на должность президента ЧМП, управляла 20 чужими судами. За три года она заработала столько, что сейчас строит себе два балкера. И, заметьте, у них в компании работают 11 человек. А у нас 289. И ни одного судна».

Кстати, вопрос о сокращении аппарата оказался на удивление одним из самых больных и трудно разрешимых для нового руководства. Сейчас по штатному расписанию в пароходстве числятся 287 человек. «Мы начинаем их сокращать, — говорит Щербак, — а они просят: не увольняйте, у меня маленький ребенок и все такое. Я говорю: тебе же три года не платят зарплату. Все равно, не сокращайте. Есть люди, которые приходят в ЧПМ только отмечаться, хотя работают в других компаниях». По мнению руководства, они просто пользуются ситуацией, которая сложилась в ЧМП, и накручивают долги в расчете на то, что может быть им что-то перепадет от продажи очередного объекта. «Но в такой ситуации пароходству никогда не избавиться от долгов по зарплате», — уверяет Щербак. А сегодня они составляют приблизительно 25 млн. гривен. Дело в том, что они не могут по закону уволить человека, пока с ним не рассчитаются. Одним словом, замкнутый круг. Поэтому руководство считает, что государство должно принять какое-то решение, чтобы помочь выбраться из этого тупика.

Что касается судов, которых нет, но которые до сих пор числятся на балансе ЧМП, то новому руководству предстоит с этой проблемой разбираться. А в отношении многострадального лайнера «Одесса» ситуация ясна. Его надо продавать, причем с аукциона, но по реальной цене. Такова точка зрения Щербака. По его словам, сегодня чиновники боятся принимать подобное решение. Что потом, дескать, скажут, начнут обвинять, что предали интересы Одессы, честь и совесть и
т. д. и т. п. Но к этому вопросу нужно подходить чисто с экономических позиций. Мы должны заявить честно, что не можем иначе решить этот вопрос. И вот почему.

Во-первых, считает Щербак, долг по зарплате экипажу составляет 259 тысяч долларов. Экипаж, который там находится (это 9 человек), категорически отказывается покидать судно до тех пор, пока им не возместят не только долги по зарплате, но и моральный ущерб, который они оценили в 600 тысяч долларов. Этим самым они ставят всех в пиковую ситуацию. Во-вторых, чтобы запустить судно в работу, нужно как минимум 10—12 млн. долларов. Пароход имеет пробоину и требует серьезного ремонта. Кроме того, неизвестно, запустится ли двигатель после стольких лет простоя? Ну найдем мы эти деньги. Но решим ли мы другие проблемы? Кредиторы предъявляют претензии почти на 60 млн. долларов... Есть предложение итальянцев использовать судно в качестве плавучей гостиницы. Но они предлагают нам такую годовую ставку, что нам не хватит нашего века, чтобы расплатиться по долгам.

Ну а пока чиновники думают, что делать с «Одессой», посеревший белый теплоход, которого после нашумевшей «продажи» удалось отстоять, продолжает и дальше гнить в Неаполе. Лет восемь назад он оценивался в 44,5 млн. долл. За пять лет эта сумма снизилась до 7 млн. Если сейчас за него дадут 3—4 млн., считает Щербак, то это хорошо. А сколько дадут завтра?..

По словам Щербака, ситуация с теплоходом «Одесса» — отличный урок для всех. И прежде всего для государства. В свое время этот красавец пароход, который давал в год 7 млн. долларов чистой прибыли, был арестован за 300 тысяч. Отрасль считала, что это не ее забота. В итоге пароходство так и не смогло уплатить высокую для него сумму, чтобы судно освободить из плена. Точно так же и теперь многие считают, что проблемы ЧМП — это проблемы отрасли. Нет, уже не только отрасли, считает Щербак, а государства в целом.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно