У попа была задача, он ее решил...

19 сентября, 2008, 16:59 Распечатать Выпуск №35, 19 сентября-26 сентября

Выборы превратились в реальную угрозу. Потому что политики никак не могут сделать выбор. Коалиция (в любой конфигурации) должна стать венцом усилий, предпринимаемых политиками...

Выборы превратились в реальную угрозу. Потому что политики никак не могут сделать выбор. Коалиция (в любой конфигурации) должна стать венцом усилий, предпринимаемых политиками. Внеочередная парламентская кампания окажется следствием политического бессилия.

И Партия регионов, и Блок Юлии Тимошенко исподволь готовятся к новому забегу. Переговорный процесс между двумя ведущими политическими силами продолжается, однако поиск точек соприкосновения протекает в инерционном режиме. Причин, затрудняющих взаимопонимание, множество, и на некоторых из них мы остановимся ниже. Но о главных упомянем сразу. Первая — взаимное недоверие или, выражаясь современным парламентским языком, «боязнь кидка». Вторая — непонятно на чем основанная убежденность, что досрочные выборы неизбежны. Об этом говорят как наперсники Юлии Владимировны, так и конфиденты Виктора Федоровича. В обоих центрах политического влияния уверены: даже если новое парламентское большинство и сформируется, гарант через него переступит и Раду все равно распустит.

На чем основан подобный страх, неведомо. В 2007-м у Виктора Андреевича и рейтинг был повыше, и опора в парламенте понадежнее, и повод для разгона поубедительнее. Если не с юридической, то по крайней мере с обывательской точки зрения.

В этой связи особого внимания заслуживает законопроект, в четверг одобренный ВР в первом чтении. Новый нормативный акт предусматривает уголовную ответственность за незаконный роспуск высшего законодательного органа. Документ, предусматривающий, что «узурпация государственной власти путем досрочного прекращения полномочий Верховной Рады Украины, противоречащим Конституции, наказывается лишением свободы на срок от семи до двенадцати лет», поддержали 349 депутатов, представляющих БЮТ, ПР и Компартию. Один из влиятельных регионалов в частной беседе полушутя-полусерьезно назвал подобный шаг аутотренингом. По его словам, большинство депутатского корпуса не столько стремились напугать Ющенко, сколько пытались излечиться от собст­венных страхов и сомнений.

Совокупного ресурса регионалов и бютовцев (финансового, организационного, медийного, депутатского, наконец) с лихвой хватило бы, чтобы блокировать любую инициативу гаранта. Но совместные «военные действия» предполагают твердую уверенность в союзнике. А с этим — проблемы.

Есть проблемы и другого поряд­ка. Обратили внимание, что Виктор Федорович образца 2008-го все больше смахивает на Виктора Андреевича образца 2004-го? Кандидат в президенты Ющенко неутомимо вещал об антинародном режиме и преступной власти. При этом старательно избегая упоминания фамилии «Кучма». Во-первых, будущий глава государства до последнего момента надеялся договориться с действующим. Во-вторых, как всякий крупный политик постсоветской эпохи испытывал завышенный пиетет к самому званию «президент».

Кандидат в спикеры (а заодно в премьеры и президенты) Янукович использует тот же прием и находится в плену схожих комплексов. Лидера «Регионов» недоговороспособность тезки откровенно раздражает. Но он все равно рассчитывает договориться. Кроме того, после досрочных выборов-2007 вождь ПР испытывает к противнику нечто вроде подсознательного уважения. Которое лишь усиливает подсознательный страх перед носителем президентского звания.

Как бы там ни было, но, разразившись на днях истеричными речами о «выродках», «мутантах» и «оранжевой орде», «послідовний» ни разу не помянул всуе «оранжевого хана».

А тот, в свою очередь, в очередной раз заявил о готовности инициировать перевыборы. Напомним, ежели в тридцатидневный срок Рада не сподобится сформировать коалицию, то главе государства дозволяется немедленно отправить ее на покой. Соответствующее конституционное положение является не императивным требованием, а дискреционной нормой. Попросту говоря, гарант может, а не обязан.

Позволим себе небольшое отступление. Для любой парламентской системы коалиция — не цель (и уж тем более, не самоцель), а средство. Депутатское большинство — всего-навсего инструмент, облегчающий процессы:

— формирования Кабинета министров;

— прохождения правительст­венных инициатив через парламент;

— согласования позиций при разработке решений и подготовке законов.

Не всякий помнит, что некоторые правоведы, обнаружив в 2004-м в проекте политреформы термин «коалиция», изрядно изуми­лись. Формализация добровольного союза депутатских фракций, тем более его конституализация, выглядела совершенно надуманной.

Откуда взялось подобная новелла? Текст обновленного Основного Закона был детищем сложного переговорного процесса. По мнению его ключевых участников, ослабление полномочий президента должно было сопровождаться появлением у него дополнительных рычагов влияния на Раду. Список причин, по которым глава государства мог досрочно прекратить полномочия Рады, требовал расширения.

В одной из версий проекта конституционных изменений содержалось куда более толковое рацпредложение. Предполагалось, что президент может распустить Раду в том случае, если она в определенный срок не утвердила государст­венный бюджет. Такое условие выглядело куда более обоснованным. Но никто из реальных соискателей президентского звания подобного новшества не поддержал. Главам государств в определенных случаях даже выгодно, чтобы страна какое-то время жила без узаконенной сметы. В итоге в тексте измененной Конституции предусмотрели не только обязанность депутатов создать коалицию, но и сроки, в которые это должно произойти.

Предоставление президенту возможности роспуска парламента несет логическую политико-правовую нагрузку. Это один из способов стимулировать законодателей к работе. Именно потому речь идет о праве гаранта, а не об обязанности.

В нашем случае все наоборот. Как только коалиция приказала дол­го жить, парламентарии начали демонстрировать завидную работоспособность. Но гаранту такой рабочий парламент не нужен. По­этому угрозы Виктора Андреевича, похоже, не являются банальным шантажом.

На сегодня Банковая склонна рассматривать досрочную кампанию как меньшее из зол. Откровен­ная грызня внутри «НУ—НС», унизительно низкий уровень доверия к официальному лидеру страны — эти обстоятельства делают электоральные перспективы пропрезидентского предвыборного объединения весьма печальными. Экспер­ты прогнозируют отряду, готовому использовать Виктора Андреевича в качестве предвыборного знамени, от трех до семи процентов народной поддержки. То есть существенно меньше, чем было получено на выборах-2007. Где же логика?

Ющенко, судя по всему, в рейтинги не верит. Иначе не заикался бы о готовности баллотироваться на второй срок. Ющенко верит в свою миссию. В административный ресурс. И в Балогу. Разве мало?

Но к досрочным парламентским выборам несостоявшегося арбитра нации подталкивают совсем иные резоны. Какова главная тактическая цель Банковой? Ющенко не хочет, чтобы Тимошенко была премьером. В чем Банковая видит главную стратегическую угрозу? Ющенко боится, что Тимошенко станет президентом.

Виктор Андреевич считает, что выборы помогут ему сполна реализовать свои желания и полностью избавиться от страхов.

Союз Тимошенко с Януковичем для него означает если не немедленную политическую смерть, то, во всяком случае, глубокую кому. Из которой можно и не выйти. Как только такой альянс будет оформлен юридически, ряды ответственных граждан, готовых выполнять указы и распоряжения главы государства, судя по всему, изрядно поредеют. Причем речь идет об указах и распоряжениях, изданных в рамках президентской компетенции. Сомнительные, тем паче противозаконные, решения вообще никто не рискнет воплощать в жизнь. Даже завышенный пиетет перед президентским постом не поможет.

Грубо говоря, если в свое время подразделения внутренних войск дошли до первого поста ГАИ, то в новых политических условиях они даже не выйдут из казармы.

Союз Тимошенко и Януковича может выглядеть сколь угодно противоречивым и непрочным. Но после их формального сближения чиновники с олигархами могут сделать вывод: Виктор Андреевич исчезает из раскладов. Два главных политических игрока, два реальных претендента на абсолютную власть более не рассматривают действующего гаранта как возможного союзника, даже ситуативного. Он для них окончательно превратился в помеху, которая лишает возможности договориться. Или возможности разобраться один на один. В подобных случаях помеху устраняют.

Очевидно, что Банковая прилагает максимальные усилия для того, чтобы сорвать заключение пакта между БЮТ и ПР. Справедливости ради отметим, что зерна сомнения падают на благодатную почву. И среди регионалов, и в стане бело-сердечных, разумеется, нашлось немало сторонников новой коалиции. В первую очередь, речь о «спонсорах», утомленных бесконечными тратами на бесконечные выборы. 2006-й, 2007-й. Только перевели дух — и на тебе, очередные внеочередные. Закончится парламентская кампания — начнется президентская. «Отбить» затраченные средства нет ни времени, ни возможности.

Но существуют и многочисленные противники слияния. Есть «идейные», противящиеся объятиям со вчерашними непримиримыми врагами. Есть «прагматики». То есть те, кто опасается, что на «противоестественный», как выразился Виктор Андреевич, союз, болезненно отреагирует избиратель.

К числу тех, кого терзают сомнения, кстати, относятся и Юлия Владимировна с Виктором Федоровичем. Предводительница БЮТ боится этого несколько больше. Но у вождя регионалов есть дополнительные причины не торопиться с оформлением отношений.

С одной стороны, на Януковича давят Левочкин с Фирташем (по причинам, неоднократно нами описанным). С другой — давит жаба. Возник резонный вопрос: зачем делить с кем-то власть, если ее можно взять самому? Сам для себя убедительного ответа кормчий регионалов пока не нашел.

Янукович верит, что он способен прийти к финишу первым. Что численность фракции ПР будет выше, нежели сейчас. Что регионалы будут в состоянии сформировать коалицию при помощи коммунистов, Блока Литвина, партии во главе с Яценюком (на которую, похоже, готов потратиться Ахметов) и прочих черновецких. Что при таких раскладах Ющенко перестанет морочить голову и путаться под ногами. Что премьерство станет трамплином для вожделенного президентства.

Ахметову, не заинтересованному в союзе Януковича с Тимошенко, молодецкий запал соратника импонирует. Но при этом Ринату Леонидовичу выгодно, чтобы решение о выборах было решением Виктора Федоровича. В этом случае вину за возможный провал (то, что ПР окажется победителем кампании-2008, отнюдь не факт) можно свалить на лидера партии, вернув себе утраченный контроль над организацией. А пока самый богатый человек страны настаивает, чтобы половина предвыборного списка партии формировалась им.

Тимошенко (и до того не до конца уверенная в целесообразности союза с «Регионами») в курсе как сомнений Януковича, так и его планов. Переговоры она не прерывает, но вариант выборов всерьез рассматривает. Считая их вполне приемлемым сценарием. Юлия Владимировна также надеется на победный результат и численное увеличение фракции. Неподписание коалиционного соглашения с ПР дает ей такой шанс. В этом случае она не выглядит предателем, а Ющенко выглядит могильщиком демократической коалиции. Есть повод рассчитывать на электоральный допресурс.

Тимошенко понимает, что союзников в будущей Раде у нее не будет и мимо коалиции она пролетит. Но она понимает и другое: отсутствие парламента означает отсутствие угрозы быть уволенной с поста премьера. Следовательно, до февраля-марта она — полноценный руководитель Кабинета. Отпу­щенное ей время глава КМ рассчитывает использовать с максимально высоким КПД. С тем, чтобы весной 2009-го окунуться в привычную оппозиционную среду. А летом того же года с ходу включиться в президентскую кампанию. И выиграть ее. Если в будущей коалиции окажутся и «Регионы», и пропрезидентская сила, то (по мнению самой Тимошенко) победа ей гарантирована.

Кроме того, Юлия Владимировна в последнее время начала испытывать потребность в депутатском иммунитете. По словам представителей ее окружения, она всерьез полагает, что Балога с Ющенко вознамерились определить ее за решетку…

В свою очередь гарант осведомлен о сегодняшних раздумьях и завтрашних целях Тимошенко и Януковича. И рассчитывает сыграть на опережение.

Во-первых, он планирует выбить премьерский стул из-под Юлии Владимировны. Ющенко надеется убедить регионалов в ближайшее время проголосовать за ее отставку и за формирование «технического Кабинета» во главе с переходной фигурой, скажем, Ехануровым. Зачем это Банковой, очевидно. Но какой резон Партии регионов ей подыгрывать, непонятно. Как непонятно и то, каким образом Ющенко собирается склонить Януковича к подобному шагу? Что, собственно, гарант может пообещать взамен? Будущее премьерство? А он, что, в состоянии это гарантировать? И зачем это Януковичу, считающему, что он вполне способен обойтись и без Ющенко?

Во-вторых, Виктор Андреевич планирует определить датой выборов Рады 28 декабря. Дело в том, что ни Конституция, ни профильный закон не определяют, когда именно президент должен принять решение о досрочном прекращении полномочий Рады. Есть только два условия. Указ должен появиться не ранее чем через 30 дней после распада коалиции, а выборы должны состояться не позднее чем через 60 дней после указа. Выборы, проведенные в разгар «украинского Рамадана», дают Ющенко некоторое преимущество — съедутся «на свята» заробитчане, разъедутся на каникулы студенты. Проконтролировать ход голосования и процесс подсчета голосов именно в это время может только тот, кто опирается на реальный административный ресурс. Выборы на праздники — это та самая мутная вода, в которой умелый рыбак может такое поймать! Опасающихся фальсификаций может утешать только одно — на досрочных выборах запрещено использовать открепительные талоны. С другой стороны, тянуть с указом Ющенко не может. Чем дольше пауза, тем выше вероятность, что БЮТ с ПР все же сговорятся.

Наконец, гарант хочет подорвать активность парламента. В отношении некоторых законов, принятых после 2 сентября, он уже применил так называемое повторное вето, часто использовавшееся Кучмой и совершенно неконституционное. Яценюк подписывать нормативные акты, не устраивающие Ющенко, не будет. На избрание нового спикера может уйти время. Во всяком случае, на Банковой рассчитывают: большинство законов, направленных на ограничение полномочий президента, не наберут юридической силы до выборов. По-моему, рассчитывают зря.

Но у Ющенко есть и запасной вариант. Он связан с решением Конституционного суда, принятым 17 сентября и обнародованным вчера. Для забывчивых вкратце напомним фабулу. После выхода из коалиции бютовца Рыбакова и «самбиста» Бута коалиция похудела до 225 депутатов. Однако сами коалицианты констатировать ее смерть отказались. Регионалы Елена Лукаш и Александр Лавринович немедленно обратились в КС с просьбой разъяснить, является ли подобная усеченная коалиция полномочной.

Конституционный суд, по устоявшейся традиции, с вынесением вердикта спешить не стал. Он решился подать голос только тогда, когда коалиция, не успев воскреснуть, померла повторно. Решение было вынесено в высшей степени замечательное. В мастерстве ухода от прямых ответов нынешний состав КС достиг небывалых высот.

Судьи отметили, что «уменьшение численного состава коалиции (…) до количества народных депутатов меньшего, чем определено Конституцией, влечет прекращение ее деятельности…» Но, тут же оговорился КС, «Основной Закон Украины не определяет порядка прекращения деятельности коалиции… Заполнение подобных пробелов не относится к полномочиям Конституционного суда. Эти вопросы должны быть отрегулированы в Конституции Украины и (или) в законе о Регламенте Верховной Рады».

Закона о регламенте в стране нет. Регламента тоже. Не так давно Конституционный суд признал его неконституционным. Рада поспешно приняла временный. 17 сентября его постигла та же судьба. КС не ответил, есть в Раде коалиция или нет и каким именно образом ее следует хоронить, зато признал «утратившим силу временный регламент Верховной Рады».

Что это означает? Для начала это позволяет поставить под сомнение любой нормативный акт, принятый Верховной Радой после 17 сентября и до принятия закона о регламенте. Вчера об этом заявил судья КС Дмитрий Лилак. Рада среагировала мгновенно, и за пятницу конституционным большинством приняла новый регламент. Но не в виде закона (в этом случае требуется подпись президента, а он бы его вряд ли подписал), а, как выразился первый вице-спикер Лавринович, «в виде отдельного акта». Этот «отдельный акт» наверняка также признают неконституционным, но для этого требуется, чтобы кто-то обратился в КС, а КС вынес решение. Пока этого не случилось, регламент — действующий. Случится — примут новый.

Однако Банковая, насколько можно судить, опираясь на собственную, вольную трактовку решения КС, собирается ставить под сомнение и те акты, которые были приняты до 17 сентября. Кроме того, можно позволить себе игнорировать регламентную норму, дающую 10 дней на воссоздание коалиции. И считать датой ее смерти 3 сентября, а не 16-е, как принято думать. То есть отсчет пошел от момента подачи заявлений группой депутатов от «НУ—НС». А вовсе не от того дня, когда Арсений Яценюк сделал соответствующее официальное заявление. В принципе, если внимательно читать Конституцию, то так оно и есть. Но в БЮТ и ПР считают иначе.

Одним словом, Ющенко хочет издать указ о роспуске попозже, но право на издание его хочет получить пораньше. 3 октября он решит, что для него лучше — тянуть выборы «под Новый год» или провозглашать их немедленно. Он свой выбор, похоже, уже сделал. Тимошенко с Януковичем — пока нет. И чем дольше они тянут с выбором, тем вероятнее выборы.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно