«У нас в Регионе не звонят, а звонят»

4 сентября, 2009, 16:03 Распечатать

В марте 2009-го Янукович принялся за старое — в очередной раз пообещал придать русскому языку статус второго государственного...

«— Что вы думаете по поводу предоставления русскому языку статуса государственного? Для Донбасса это, по-моему, весьма актуально...

— Не такая уж это и проблема. По крайней мере, никакой напряженности по этому поводу в области нет. Напротив, у нас очень лояльный народ. Поговаривают, конечно, еще об этом, «не навчилися ще дуже гарно розмовляти українською мовою». Но понимание того, что мы живем в Украине и необходимо развивать национальный язык как часть самосознания и культуры, есть. Это дело времени, смены поколений (…) Был период, когда народ волновался по этому поводу — сейчас все спокойно…»

Узнаете? Нет? Ну, как же! Г-н Янукович, октябрь 2002-го, программное интервью свеженазначенного председателя правительства еженедельнику «Кіевский телеграфъ». Неужели забыли, сколь охотно Виктор Федорович в свой первый премьерский срок обращался к языковой тематике, сколь энергично рассказывал об отсутствии противостояния «калинової, солов‘їної» с «великим и могучим»? После конфуза-2004 языковой вопрос вновь обрел утерянную актуальность. Во время выборов 2004 в официальной программе изрядно посрамленной (но непобежденной) Партии регионов появилась прогнозируемая запись: «Мы — за предоставление русскому языку статуса второго государственного языка в Украине. Наш лозунг «Два языка — один народ!»

Под этим самым лозунгом в 2006-м регионалы на белом битюге въехали в высший представительский орган, заручившись поддержкой 32,14% избирателей, что позволило им заполучить 186 депутатских мандатов (рекорд, повторить который бело-синим будет ой как непросто).

Перед кормчим ПР вновь замаячила реальная возможность вернуться в реальную власть. И Виктор Федорович в очередной раз продемонстрировал склонность к сервильности. 3 августа того же года в обстановке, максимально приближенной к торжественной, был подписан потешный документ с пафосным названием «Универсал национального единства». «Сшивать» страну предлагалось по специально утвержденному плану. 12 пункт оного гласил: «Всестороннее развитие и функционирование украинского языка как государственного и языка официального общения во всех сферах общественной жизни и на всей территории Украины — как основы самоидентификации народа» (здесь и далее выделено автором. — Прим. ред.)

Обнадеженный Янукович с готовностью засунул русский язык глубоко в долгий ящик. Тому що послідовний. На следующий день предводитель «донцов» во второй раз вошел в правительственное болото.

Виктор Андреевич тешил самолюбие. Виктор Федорович тешил тщеславие. Избиратель, чесал затылок.

Дальше — глубже. Несколько недель спустя в интервью AP, BBC и ИТАР-ТАСС руководитель Кабинета решительно заявил: «Проблемы русского языка на юго-востоке страны нет, там проблема с украинским. Как развивать украинский? Нужна госпрограмма, нужен закон о языках…».

И еще: «Дискуссия о языке всегда обостряется в Украине в период предвыборных кампаний… В данном случае могу однозначно сказать, что как только политики перестанут обострять эту тему, то люди на бытовом уровне эту проблему снимают…Языковая проблема не мешает отношениям Украины и России».

О «двух языках у одного народа» — ни слова. Донбасс порожняк не гонит.

После того как Виктора Федоровича низвергли с премьерского пьедестала, пресловутая тема вновь стала чертовски привлекательной. Спичи об ущемлении языка «Анны АхмЕтовой» и засилье «мовы Гулака-АртЁмовского» на какое-то время превратились в визитную карточку главы оппозиционного правительства. Впрочем, ненадолго.

Осенью 2008-го Тимошенко предложила своему непримиримому противнику политический союз. Отказ от эксплуататции языковой темы должен был стать частью платы, вносимой Януковичем со товарищи за возвращение наверх. Для самой предводительницы БЮТ данный вопрос едва ли имел принципиальное значение. Но без выполнения этого требования Юлия Владимировна не получала от всех членов родной фракции согласия на создание альянса с ПР.

Влиятельный регионал Борис Колесников тогда несколько погорячился, объявив о готовности родной организации ввести пятилетний мораторий на все спорные вопросы о статусе русского языка. Услышав о столь длительном сроке заключения, Кремль вздрогнул. Ощутив вибрацию, партийный босс вынужден был давать публичные пояснения. Спустя несколько дней после откровений своего соратника Янукович объявит, что «вопрос предоставления русскому языку статуса второго государственного остается одной из важнейших программных целей». По некоторым сведениям, это случилось на следующий день после того, как Виктор Федорович предварительно пообещал Юлии Владимировне выбросить языковую карту из своей колоды.

Договоренности сорвались — и все вернулось на круги своя. В марте 2009-го Янукович принялся за старое — в очередной раз пообещал придать русскому языку статус второго государственного. Прекрасно зная, что это невыполнимо в принципе — изыскать триста голосов для внедрения подобной конституционной новеллы невозможно. Во всяком случае, в обозримом будущем. Однако нескладица сия вождя оппозиции не смущает. Полгода назад он проговорился: «Столько, сколько я буду в политике, я буду этот вопрос ставить…».

По сути, Янукович честно признался, что вопрос этот не разрешится как минимум до окончания его политической карьеры. И он намерен спекулировать на лозунге «Два языка — один народ» до тех пор, пока тот будет приносить доход. Очередные политические дивиденды Янукович попытался снять на днях, объявив в Одессе, что в случае победы сделает все от него зависящее… Ну, дальше вы знаете. Оно и понятно. Сам Виктор Федорович призывал быть бдительными в канун выборов: «Дискуссия о языке всегда обостряется в Украине в период предвыборных кампаний…».

Забавно другое. Прилив любви к русскому языку случился с незаурядным оратором на следующий день после того, как СМИ объявили о распоряжении министерства образования и науки РФ, уточняющем нормы современного русского языка. Если верить прессе, соответствующее ведомство легализовало множество разговорных форм. «ЗвОнят», «дОговор», «йогУрт», «твОрог», «брачАщиеся»» — все это (и многое другое такое же) отныне стало узаконенной лексикой. Во всяком случае в стране, давшей миру Достоевского, Чехова, Куприна и Платонова. Искренно хочется верить, что в крае, давшем миру Гоголя, Короленко, Ахматову и Даля, написание и звучание будут сверять по Ожегову, а не по Черномырдину.

Не хочется верить, что Виктор Федорович еще сильнее полюбил русский язык только потому, что теперь он стал для него намного доступнее. Русский новояз стал шоком для читающей публики. Янукович явно не из этих. Когда в 2007-м он на съезде судей цитировал Монтескье, окружающие ежилась. Точно так же публика реагировала, когда того же философа в 2003-м всуе поминал Леонид Кучма, с трудом выговаривая колючую, труднопроизносимую фамилию.

Понятно, что бывший президент и бывший премьер читали труды великого француза исключительно в «авторизованном переводе» своих райтеров. Так же, как и Тимошенко своего «любимого Эсхила».

Не будем снобами. Просто признаем очевидное. Когда гордый сын Донбасса сыплет афоризмами из советских комедий и фразами из советских анекдотов, у него это получается куда органичнее. «Реформированный русский» для него куда понятнее. Хотя драться за него он все равно не будет. Это ж не «Межигорье».

Зато в этой стране наверняка отыщется немало тех, кто не захочет, чтобы вторым государственным в Украине оказался язык «дОговоров» и «брачАщихся».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно