Турция — Израиль: от стратегического партнерства к противостоянию

16 сентября, 2011, 14:25 Распечатать Выпуск №33, 16 сентября-23 сентября

Похоже, турецкие стратеги вполне созрели для «размена» своего членства в НАТО на доминирование в Ближневосточном регионе.

Турция бросила Израилю вызов. Именно так можно расценивать расхождение во взглядах этих двух стран в палестинском вопросе и предупреждение, сделанное турецким премьер-министром Реджепом Эрдоганом израильтянам: Турция намерена прислать помощь сектору Газа, воспользовавшись защитой военно-воздушных сил.

По сути, это не что иное, как втягивание в палестинско-израильский конфликт третьей стороны и попытка силовыми методами, давя на Израиль, за несколько ходов решить палестинскую проблему. Прямое вмешательство Турции, бывшего союзника в Ближневосточном регионе, должно было бы принудить тех, кто принимает непосредственные решения в Израиле, задуматься: выдержат ли израильтяне «войну противостояния» на несколько фронтов.

Похоже, аналитики из ведущих мозговых центров в Израиле пропустили момент, когда эффект домино от падения диктаторских режимов в арабских странах коренным образом изменил ситуацию в регионе. Эти народные революции вряд ли принесут демократию в арабские страны, но они спровоцировали волну исламского пробуждения в мусульманских государствах и потенциально создают серьезные угрозы интересам Израиля в арабских и мусульманских странах.

Своими острыми заявлениями Реджеп Эрдоган явно озвучивает турецкую заявку на региональное лидерство, пытаясь в этом конкурировать с Ираном. Бесспорно, антиизраильская настроенность стремительно подняла рейтинг самого Эрдогана в арабских странах, однако эта тактическая победа входит в прямое противоречие со стратегическими интересами самой Турции. А такое вызывающее поведение может привести к тому, что Турции откажут в членстве в Европейском Союзе, и Соединенные Штаты пересмотрят отношения с ней.

Ведь как бы Америка ни декларировала свое недовольство неспособностью израильтян выработать парадигму реального компромисса в договоренностях с палестинцами, США никогда и ни при каких обстоятельствах не откажутся от пересмотра своих стратегических партнерских отношений с Израилем. А это может обернуться ощутимыми минусами для нынешнего турецкого руководства. Одним из которых может стать потеря членства Турции в НАТО в случае начала военных действий против израильтян.

Поэтому вряд ли стоит Реджепу Эрдогану не только рисковать своей политической репутацией, но и принуждать Соединенные Штаты решать дилемму — на кого они поставят в случае открытого военного противостояния между Турцией и Израилем. Бесспорно, стратегическое географическое положение Турции и ее членство в НАТО для американцев отойдут на второй план, когда речь будет идти о самом существовании государства Израиль. Так что создание такой дилеммы не в интересах турецкой нации.

Готовность теперешнего исламистского руководства Турции поставить под удар свое членство в НАТО свидетельствует о том, что, возможно, оно уже решило для себя: одно лишь НАТО без членства в Евросоюзе теперь не имеет такой стратегической и геополитической ценности для Турции, какое имело раньше. Поскольку Россия уже не представляет для турок такой прямой угрозы, как когда-то СССР, и вряд ли готова претендовать на турецкие территории, раньше принадлежавшие Армении.

Похоже, турецкие стратеги вполне созрели для «размена» своего членства в НАТО на доминирование в Ближневосточном регионе. И не потому ли Реджеп Эрдоган педалирует конфликт с Израилем, что хочет, выйдя из альянса, создать его новое подобие на Ближнем Востоке? Куда бы входили все арабские страны и где, соответственно, Турция играла бы лидирующую роль.

Если это действительно так, то премьер-министр Эрдоган будет готов решить два вопроса. Турция становится военным лидером в Ближневосточном регионе (вытесняя при этом из доминирующих позиций Иран) и еще на несколько планок снижает роль армии в турецком обществе. Ведь прозападная турецкая армия, ориентированная не только на военные, но и на демократические стандарты НАТО, представляет прямую угрозу режиму исламистов. Поскольку даже после того, как в турецкой армии проводится широкомасштабная чистка генералитета, остаются майоры и полковники, воспитанные на ценностях Ататюрка. Поэтому членство в НАТО лишь будет мешать преобразованию армии в послушного исполнителя воли режима Эрдогана.

С другой стороны, Израиль должен был бы коренным образом пересмотреть свою стратегию относительно блокады сектора Газа. Следует учесть, что четыре года незаконного коллективного наказания палестинцев не только не дали желаемых результатов, но и спровоцировали еще большую исламистскую радикализацию и антиизраильские настроения в палестинском обществе.

Нарастание конфликта Турции с Израилем показывает противостояние, которое является лишь вершиной айсберга. На этот раз мусульманский мир нацелен на серьезную помощь палестинцам, поскольку там наконец-то поняли, чем для Палестины может обернуться дальнейшее промедление с провозглашением независимости.

Воспользовавшись тем, что палестинцы все время пытались получить всю территорию бывшей подмандатной британской Палестины, Израиль удачно повернул эту ситуацию в свою пользу. Очевидно, что, строя и расширяя свои поселения на Западном берегу, израильтяне прекрасно понимают: рано или поздно они будут вынуждены оттуда уйти. Однако вопрос заключается в том — уйти как? Ведь после провозглашения Палестинского государства Израиль, скорее всего, будет ставить вопрос об обмене территориями и населением.

В таком случае вполне логично предположить, что израильтяне, оставляя Западный берег, будут пытаться договориться с Палестиной, чтобы она приняла у себя более миллиона израильских арабов в обмен на возвращение палестинцам аннексированных когда-то территорий. Скорее всего, этим и можно объяснить торможение Израилем провозглашения государства Палестина. Поскольку чем дольше палестинцы будут противостоять Израилю, тем больше территорий при этом они будут терять.

Входя в противостояние с Израилем, Турция хочет показать арабскому миру, что она сильный игрок и готова перекроить карту влияний в регионе. Очевидно, что влияние Турции на Ближнем Востоке возрастает с ростом ее экономической мощи. В этом смысле угрозы Реджепа Эрдогана вполне мотивированы и логичны. Турецкий премьер пытается завоевать доверие и благосклонность арабов, забывая, что далеко не все они готовы забыть о четырех веках унижения, которое они испытали в период, когда арабские территории входили в Османскую империю.

Еще одним возможным объяснениям политического демарша Эрдогана может быть его давление через Израиль на Европейский Союз. Ставя его перед выбором: либо Турция остается светским государством и входит в ЕС, либо ищет для себя новые пути. В таком случае палестинский вопрос и сближение с арабскими народами может стать катализатором, который (как надеются в Анкаре) принудит ускорить положительное рассмотрение ее европейской судьбы. В случае отказа Турция вполне готова инициировать новую политическую игру — Израиль против исламской цивилизации, и возглавить этот запущенный ею процесс.

Следует обратить внимание на то, что сегодня Турция претендует не только на роль регионального ближневосточного лидера (оттесняя на вторые роли Иран), —многие сейчас рассматривают ее как ведущую страну в мусульманском мире. Поэтому бездеятельность или компромисс с Израилем со стороны Анкары были бы ударом по ее авторитету, а она не хочет терять приверженцев во всем мире.

С другой стороны, такой турецкий демарш призван показать израильтянам, что вряд ли стоит им вытягивать козыри курдского вопроса или напоминать о своем возможном признании геноцида турками армян. При этом Турция, настраивая арабские страны против Израиля (особенно Египет), вероятно, надеется восстановить отношения с израильтянами уже на других началах. Показывая таким образом Израилю, что его вмешательство во внутренние дела Турции, особенно в вопросе о турецких курдах, не только не желательно, но и может спутать все карты в схемах нового Ближнего Востока.

Очевидно, что у нынешнего правительства Тур­ции наиболее сильные позиции на Ближнем Вос­токе. Поэтому Из­раилю вряд ли выгодно ухудшать свои отношения с Турцией. Пос­кольку после введения в действие в Иране первой атомной электростанции иранцы оказались за полшага от ядерного оружия. Израиль более всего обеспокоен этой перспективой, и очень трудно пре­дусмотреть, как в таком случае он будет действовать.

Тем временем израильские действия против Ира­на, особенно в случае нападения, не могут оставаться без внимания Турции. Как будет реагировать в таком случае турецкое руководство? Ведь, хотя Турция и заинтересована в ослаблении Ирана, она способна проявить к иранцам исламскую солидарность и совсем не стремится, чтобы израильтяне диктовали свою волю мусульманским странам региона.

Таким образом, отношения Турции и Израиля выходят далеко за пределы сосуществования этих влиятельных стран. И хотя Турция начала жестко давить на Израиль и оказывать бескомпромиссную поддержку палестинцам, сама же она далека от совершенства. Ведь постоянно придерживается политики двойных стандартов, если вспомнить ее оккупацию 37% территории Кипра и позицию относительно армян и курдов.

У премьер-министра Реджепа Эрдогана нет оснований для такого резкого изменения своей политики относительно Израиля. Но еще лет десять тому назад никто не мог себе даже представить, что Турция станет страной, стремящейся возглавить арабское сопротивление против Израиля.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно