ЦЕНТР УМЕР? ДА ЗДРАВСТВУЕТ ЦЕНТР!?

10 марта, 1995, 00:00 Распечатать

Все последние годы на огромном постсоветском пространстве политический истеблишмент и околополи...

Все последние годы на огромном постсоветском пространстве политический истеблишмент и околополитический бомонд рассуждает о центризме как об объединяющей идее, о центристской политической силе, способной противостоять крайностям. Центристами объявляют себя почти все — от вчерашних радикальных демократов до позавчерашней партхозноменклатуры, от «социалистов с человеческим лицом» до умеренных националистов. И в нашей родной Украине от желающих быть «третьей силой» отбоя нет — разве что КПУ и УНСО не торопятся стать в очередь за кусочком центристского пирога. И правильно делают. Прошедшие в минувшем году выборы достаточно четко продемонстрировали — малочисленные, слабые и бесцветные политические партии, декларировавшие свой центризм, не сумели объединить умеренный электорат, а оказались битыми с обеих сторон. Большинство избирателей, интуитивно отвергающее крайние подходы, не увидело среди центристских группировок политическую силу, способную предложить населению ясную и обнадеживающую платформу действий.

В чем причины подобной реакции сограждан? Среди объективных причин главная — естественная неструктурированность посттоталитарного общества и отсутствие легально выраженных и открыто конкурирующих интересов различных социальных групп, воплощенных в платформах политических партий. И только перенос процесса разгосударствления, приватизации и демонополизации собственности и производства из «подковрового» пространства в открытую плоскость способен качественно изменить ситуацию в пользу партий центристской части политического спектра. Среди субъективных предпосылок неудач центристов — мелкотравчатость масштабов деятельности, ничем не подкрепленная амбициозность отдельных лидеров, механическое перенесение западных электоральных технологий на отечественный грунт. Избирательные кампании того же МБР, тех же либералов, особенно в крупных городах, показали — красочные рекламные листовки, часовые ролики на ТВ вызывают, скорее, обратную реакцию сограждан. Не решают проблему депутатского мандата сами по себе и деньги. Только двадцатая часть предпринимателей пришла первой к финишу избирательного марафона. Победили, в основном, те из них, кто так или иначе был связан с властью. Сравним только двух известных бизнесменов — Семена Юфу и Владимира Щербаня. Первый лидировал в рыночно ориентированном Киеве после первого тура, и с заметным отрывом. Но не был поддержан властью и в итоге проиграл. Второй же стал губернатором в «красном» Донбассе. Быть может, не последнюю роль сыграла его должность зампреда Донецкого горисполкома, да еще во времена могущества мэра города и и.о.премьера Ефима Звягильского.

Кто же тогда образовал центристские группы в парламенте? В основном, киевская и региональная властно-хозяйственная номенклатура. Ее «центризм» вызван не принадлежностью к какой-либо политической силе социал-демократической либо либеральной ориентации, а психологическим неприятием идеологических крайностей, за которыми — угроза очередной «переэкспроприации» собственности, вкус которой успела ощутить властвующая элита, владеющая рычагами влияния на «свои-казенные» ресурсы.

Поначалу властная элита сгруппировалась во фракцию «Центр». Но, проиграв борьбу за спикерское кресло, «центристы» раскололись. Оставшийся в живых «Центр» объединил, преимущественно, руководителей республиканского масштаба — только членов предшествующего и нынешнего Кабмина среди них — 9 человек. Новорожденное «Единство» сгруппировало часть региональной элиты, в основном — днепропетровскую депутацию. Именно в днепровском регионе, кузнице руководящих кадров от Брежнева до Кучмы, прагматично-беспартийная номенклатура особенно влиятельна, что объясняется экономической благополучностью и относительной самодостаточностью области. А группа НДГ, не распавшаяся благодаря разве что победе Леонида Кучмы на президентских выборах, объединила космополит-демократов Слобожанщины и Донбасса.

С начала своей деятельности и по сей день все центристские группы отличались аморфностью и неопределенностью политических и экономических вкусов и устремлений, а потому походили скорее на «болото», чем на политический центр. Доминируют левые и Мороз — большинство НДГ голосует за приостановку приватизации и восстановление Компартии, а «Единство» и «Центр» разделяются поровну при принятии решений по этим принципиальным вопросам. Перехватывает инициативу Президент — и вот уже все три обозначенные группы поддерживают его доклад (не обязывающий к конкретной политической ответственности), голосуют за мораторий на рассмотрение политико-идеологических вопросов (позволяющий сосредоточиться на решении «нужных» экономических). На финише 1994 года намечается даже коалиция шести депутатских групп — трех центристских и трех правых. Поговаривают о ротации Президиума, о смене парламентского спикера. Но хотя сессионное обсуждение этих вопросов еще впереди, уже очевидно — подобные идеи умрут, не успев окрепнуть. Тому, снова-таки, способствуют объективные и субъективные предпосылки. Среди первых — нарастание кризисных явлений в экономике, определяющих осторожно-выжидательную позицию большей части «центристов» по отношению к исполнительной власти. Среди вторых — возрастание раздражения действиями всем известных должностных лиц в президентской администрации, апофеозом которого стал инцидент с недопущением депутатов в здание на Банковской. Парламентское рассмотрение этого вопроса, при всей его сумбурности, укрепило позиции спикера.

Нарастают конфликты и внутри самих центристских групп. Особенно острый характер приобрело противостояние между областными и городскими элитами, борющимися за перераспределение бюджетных ставок и ассигнований в свою пользу. На этом фоне центробежные силы «растягивают» по краям политического спектра так и не успевший окрепнуть парламентский центр. Собственно «Центр» как группа переместился вправо, все чаще солидаризируясь с НРУ, «Державнiстю» и «Реформами». МДГ же, напротив, заметно качнулась влево, что заставило ее координатора А.Карпова, одного из приближенных к Президенту депутатов, выйти из группы. Левее сместилось и «Единство». Часть депутатов — членов трех центристских групп — в основном по причине личного неприятия своих коллег, руководящих группами, переместилась во фракцию «независимых», объединившую таких разноплановых политиков, как экс-спикер парламента Иван Плющ и одесский губернатор Руслан Боделан.

Не жалеет ресурсов, создавая на основе депутатов-центристов свою фракцию, и Либеральная партия.

Центр умер? Да здравствует центр? Первый — на смертном одре, второй — еще не родился. «Период полураспада» нынешнего парламентского центра — закономерное явление отхода в прошлое аморфно-узкоклановых и прагматично-сиюминутных коалиций. До становления нового, стабильного и эффективного политического центра в европейском понимании — «дистанция огромного размера». И даже реформа избирательного законодательства и последующие выборы на партийной основе станут лишь первой вехой на этом пути.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно