ТРЕТЬЯ СИЛА ЛОКАЛИЗАЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ НЕСТАБИЛЬНОСТИ В КРЫМУ В КОНФЛИКТЕ ГРАЧА И КУНИЦЫНА — ХИТРАЯ МАСКИРОВКА ДЕЙСТВИТЕЛЬНОЙ ПРИРОДЫ КРЫМСКИХ КОНФЛИКТОВ - Политическая ситуация в Украине. Новости, обзоры, аналитика, эксклюзивы. - zn.ua

ТРЕТЬЯ СИЛА ЛОКАЛИЗАЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ НЕСТАБИЛЬНОСТИ В КРЫМУ В КОНФЛИКТЕ ГРАЧА И КУНИЦЫНА — ХИТРАЯ МАСКИРОВКА ДЕЙСТВИТЕЛЬНОЙ ПРИРОДЫ КРЫМСКИХ КОНФЛИКТОВ

13 июля, 2001, 00:00 Распечатать

На следующей неделе в Верховной Раде Крыма состоится очередная сессия. Судя по утвержденной прези...

На следующей неделе в Верховной Раде Крыма состоится очередная сессия. Судя по утвержденной президиумом повестке дня, она опять обещает конфликт не менее острый, чем на прошлой, в июне, когда противостояние двух групп депутатов дошло до банальной драки в зале и коридорах Верховной Рады автономии. На сессию снова выносится отчет, на этот раз министра финансов. Как заявила журналистам главный финансист Крыма Людмила Денисова, она, зная предвзятое отношение Счетной палаты и многих депутатов, входящих в антиправительственную коалицию, предвидит очередную попытку «отставки» всего правительствана этот раз с финансовой мотивацией. История борьбы двух групп депутатов в парламенте, неустанных попыток отставок, выражения недоверия и скандалов наталкивает на необходимость заново попытаться восстановить природу крымских конфликтов. И действительно: а почему это депутаты так враждуютне из-за идеи же, в самом деле?

 

Пунктуальный анализ противостояния в крымском парламенте обнажает несколько показательных тенденций. Будем исходить из фактов: конфликты всякий раз происходили в зале парламента и ни разу — в правительстве. Из этого вытекает тот простой вывод, что неполадки сконцентрировались именно в этом «королевстве».

Поразмыслив трезво, приходится отказаться от мысли о том, что не прекращающаяся напряженность в отношениях крымской Рады и Совмина — вопрос, во-первых, личных отношений крымского премьера и крымского спикера, во-вторых, что она есть реальное отражение действительных служебных отношений между парламентом и правительством. Между Леонидом Грачом и Сергеем Куницыным не было кровных конфликтов, которые способны сделать двух людей непримиримыми врагами и которые портят жизнь им самим, а также и Президенту вот уже два года. Так, Куницын не раз открыто заявлял, что у него персонально с Грачом конфликта нет. Дело, очевидно, в том, что политические конфликты в Крыму имеют более сложную конфигурацию, чем видимое напряжение между ветвями крымской власти и между спикером и премьером. Понимать политическую ситуацию в автономии как противостояние «парламент—правительство» или же «Грач—Куницын», что еще примитивнее, может себе позволить только любитель политических новостей, черпающий информацию из теленовостей и газет, но не человек, принимающий решения.

У Леонида Грача нет очевидных разумных причин ссориться с Куницыным. Сергей Куницын имеет прочные отношения с Президентом Украины Леонидом Кучмой. Известно, что Сергей Куницын как политик опирается на республиканские организации почти всех пропрезидентских партий. Политически он зарекомендовал себя успешным образом в ходе президентских выборов и референдума. В отличие от Грача, не претендует на публично-политическое лидерство и на статус лица Крыма. Он готов без пафоса работать в экономической плоскости, чувствуя себя увереннее в поле экономических, нежели публично-политических действий. И имеет для этого основания — в первый год работы коалиционного правительства Крыма, когда Совмин, в общем, работал в условиях политической стабильности, Крым был лучшим по динамике роста и избавился от многомиллионных социальных долгов. Даже сейчас работа крымского правительства под управлением Сергея Куницына, несмотря на «военные условия» жестокого политического конфликта, выдерживает критику — даже в первом полугодии 2001 года, когда напряжение достигло апогея, рост промышленного производства составил более 16 процентов. В нынешнем году ожидается увеличение сбора зерновых на 120 тысяч тонн против прошлогоднего. Достигнута стабилизация в животноводстве. Продолжается становление и развитие аграрного рынка. Курортный сезон 2001 года ожидается более успешным, чем в прошлом году. Растет грузооборот транспорта. Вырос внешнеторговый товарооборот. Несмотря на отрицательный политический имидж автономии, в этом году в Крым привлечено в четыре раза больше инвестиций, чем в прошлом. Куницын не злоупотребляет бюджетом. Наконец, он не пытается поставить на место Грача своего человека. Теоретически для Леонида Грача, который с разной степенью успеха стремится во что бы то ни стало быть ярким публичным политиком и метит на большое место в столичной властной иерархии, хозяйственник Куницын является идеальным премьером, как бы инфраструктурой политической деятельности Грача.

Почему же спикер и часть крымских депутатов «на ножах» с правительством? Противостояние между ветвями крымской власти началось задолго до мая 1998 года, когда Куницын стал премьером, а Грач — спикером. Еще со времен Евгения Сабурова и Анатолия Франчука, когда начались процессы по переделу крымского хозяйства, именно парламент воспринимался теневыми их участниками и главными претендентами на собственность как средство достижения права на нее, а правительство — как преграда на пути к вожделенному обладанию санаториями, землей, заводами, финансовыми ресурсами. На одном из партийных «круглых столов» в Симферополе было недавно заявлено, что причиной нового обострения конфликта среди групп депутатов стал «четвертый передел Крыма». Как ни странно, но этот счет соответствует количеству крымских правительств, сменившихся в последнее время. Вряд ли это совпадение случайно.

Оказывается, что причины для ссоры спикера (фамилия не имеет значения) и премьера (тоже независимо от фамилии) есть у других людей. Кроме пропрезидентских центристских партий, имеющих общую фракцию в крымской Верховной Раде, и коммунистов, можно назвать минимум три политико-финансовых субъекта, существенным образом влияющих на политическую ситуацию в автономии. Это народные депутаты Украины Анатолий и Игорь Франчуки, народный депутат Украины Лев Миримский и партия «Союз», а также экс-вице-премьер Крыма Андрей Сенченко. Именно эти субъекты в разной последовательности и разной конфигурации выступают в качестве «третьей силы» во всех крымских процессах. Отец и сын Франчуки, получившие во время премьерства отца значительное экономическое влияние и собственность, всегда появлялись на арене Крыма, когда заходила речь о новом разделе — и по вопросам топливно-энергетического комплекса, в частности «Черноморнефтегаза», и во многих других случаях. Лев Миримский, как известно, создававший в свое время в Крыму сеть коммерческих структур под общим названием «Корпорация «Империя» (см. справочник «Кто есть кто в Украине»), интересуется правами на здравницы и другие объекты приватизации. Андрей Сенченко, возвратившийся в Крым из-за границы, официально пока остается не у дел, но не зря Леонид Грач, каждую неделю выступая по телевидению, то и дело полемизирует именно с Сенченко, бросая ему политические вызовы.

Особенность состоит в том, что ни один из этих субъектов не обладает критическим большинством, достаточным для взятия политической и экономической ситуации (прежде всего в вопросах собственности и управления доходной промышленностью) в автономии под контроль. Но на разыгрывании конфликтов, а, иногда и при помощи прямого политического шантажа, «третья сила» пытается решать свои минимальные экономические интересы и удерживает приобретенные активы. Франчуки, Миримский и Сенченко не позволяли друг другу и другим силам взять в руки полное управление автономией. Партия «Союз» стремилась большим числом войти в коалиционное правительство, но коммунисты неожиданно отказались от своих обещаний и поддержали значительно меньше кандидатов от «Союза», чем рассчитывал лидер этой партии. Леонид Грач до сих пор воюет с ненавистной ему системой электронных платежей и цифровым кадастром, созданными под руководством вице-премьера Андрея Сенченко. Первый эпизод «выражения недоверия» крымскому правительству год назад наблюдатели связывают с контактами Леонида Грача с Франчуками. Ни один из этих политических субъектов не может позволить себе потерю влияния на ситуацию в Крыму. Они будут всегда выступать и против сильного премьера, и против сильного спикера, и против усиления самой пропрезидентской партии, только бы не лишиться влияния на принятие решений, главным образом экономических, в автономии. Они будут выступать против премьера, успешного в экономике автономии, так как в этом сила любого премьера. И поэтому сейчас они ищут контактов и договоренностей с крымским спикером, который и сам не прочь за их счет увеличить свое влияние и свои возможности.

Сказанное выше означает, что с уходом Сергея Куницына, равно как и Леонида Грача, политическая стабильность в Крыму не наступит. Стабильность в Крыму — вопрос не одних только кадровых решений на уровне первых лиц крымских властных учреждений. Отдельные кадровые решения не снимут действительных причин противостояния, потому причинами противостояния часто являются интересы то одной, то другой «третьей силы», поочередно выступающих на политическую арену автономии.

Описанный нами расклад нынешней крымской ситуации означает также, что в случае кадровых изменений крымская политическая элита будет долго определяться с новым премьером и новым правительством — будет нужен «ничей» человек, только на это согласятся Франчуки, Миримский и Сенченко. Такого человека сейчас нет. Даже в случае с Валерием Горбатовым, которого в выступлении по телевидению крымский спикер в случае отставки Куницына уже пообещал представить на должность премьера, решение вовсе не очевидно: ситуация такова, что отнюдь не все, кто против Сергея Куницына, будут единодушно за Горбатова. И «премьериада» в Симферополе получится не менее драматичной, чем двухлетняя борьба нескольких групп депутатов.

Другой сценарий: процесс назначения премьера выйдет за стены парламента и превратится в войну за политическое лидерство в Крыму. Не исключено, что уже известные политические силы начнут интегрировать в свой состав структуры, пока соблюдающие независимость. Скажем, сегодня еще не вовлечена в конкретные группы влияния уже набравшая в Крыму силу региональная организация СДПУ(о), пока «без дела» остается региональная организация «Батьківщини», в бой (то есть к власти и разделу) ринутся десятки других партийных структур и новых экономических групп. Более того, в ситуацию могут включиться многие религиозные и этнические организации — в Крыму уже известны споры между религиозными общинами, а также и национальными организациями за собственность — источники минеральной воды и других ресурсов, культовые сооружения, офисы, редакции газет и других СМИ, производственные структуры.

Чем закончится крымская премьериада — невозможно предсказать. Ясно лишь, что и при первом, и при втором сценарии подбор нового состава Совмина — вопрос месяцев. Киеву втянуться в столь сложный и непредсказуемый процесс было бы слишком опрометчиво. Накануне выборов и во время сбора урожая (как ни банально звучит про урожай, но пшеница в Крыму особая и спрос на нее по всей Украине) безвластие в автономии и разборки местных политических групп — слишком большая роскошь и для Крыма, и для Президента. Тем более что не известно, каков будет исход борьбы крымских политиков за контроль над новым Совмином. Вполне вероятен выход на политическую арену и победа группы, которая скоро начнет действовать отнюдь не в общегосударственных интересах.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно