ТРАНЗИТОМ НА УРАЛ

10 октября, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №39, 10 октября-17 октября

Министр иностранных дел Германии Йошка Фишер реанимировал кулуарное понятие «транзитных визитов»...

Министр иностранных дел Германии Йошка Фишер реанимировал кулуарное понятие «транзитных визитов». Правда, если раньше видные западные гости «проезжали» Украину по дороге в Москву, то путь немецкого канцлера лежал через Киев в Екатеринбург (на Урале дипломат примкнул к участникам российско-немецких межправительственных консультаций во главе со Шрёдером и Путиным). Да и сделать посадку в нашей столице Йошку Фишера вынудила не острая необходимость донести до украинских властей заготовленный в чужеземном МИДе мессидж, как это бывало ранее. Екатеринбургские консультации удачно совпали с открытием Дней немецкой культуры в Украине. Не воспользоваться этим было бы грех: без присутствия на торжественной церемонии вице-канцлера ФРГ внимание к «самому крупному событию Германии за ее границами» в этом году (по словам Дитмара Штюдеманна) рисковало попросту затеряться в информационных сводках из Ялты, где как раз проходил саммит «Украина—ЕС».

С другой стороны, крымская встреча в верхах была немецкому гостю даже на руку. Благодаря сему совпадению в Киеве Йошка Фишер априори не мог сказать большего о европерспективах Украины, чем Романо Проди и Сильвио Берлускони в Ялте. А это как нельзя кстати состыковывалось с личным видением министром евросоюзовских амбиций Киева. В отличие от Шрёдера — известного импровизатора на тему ассоциированного будущего Украины в ЕС — Фишер никогда не принадлежал к сторонникам более тесного диалога между Киевом и Брюсселем. В дипломатических кулуарах даже поговаривают, что под его чутким руководством германский МИД не раз блокировал принятие некоторых важных для Украины решений.

И как раз в этом контексте нынешний визит Фишера в Киев приобретает особое звучание. Украинские и немецкие источники «ЗН» единогласны в том, что после пребывания министра на берегах Днепра с его видением происходящего здесь произошла своего рода мини-эволюция. По крайней мере, реплики, которые министр обронил буквально за час до вылета, заметно отличались от сказанного им еще во вторник вечером более глубоким пониманием ситуации.

Кто мог подкорректировать видение министра — догадаться не так уж и трудно: в расписании гостя значились только две встречи. С Виктором Ющенко и Константином Грищенко. Причем знакомство Фишера с украинским коллегой проходило тет-а-тет. И значительно дольше запланированных пятнадцати минут.

По имеющейся информации, еще до прилета в Киев список тематических заготовок у Фишера выглядел примерно так: положение дел со свободой слова, создание ЕЭП, новые назначения в МИДе, Минобороне и Службе безопасности, перипетии вокруг создания газотранспортного консорциума (хотя кому-кому, а Фишеру должно быть известно, что российская сторона «попросила» немецких коллег подключиться к процессу лишь после того, как будут решены все вопросы с украинской) и даже недавний инцидент на украинско-российской границе в районе Керченского пролива. Среди рекомендаций — больше взаимодействовать с западными соседями, получившими приглашения в ЕС: Польшей, Словакией, Венгрией и Румынией. Что касается Евросоюза, то Йошке Фишеру было любопытно узнать об изменениях, которые произошли в тактике Киева относительно Брюсселя. Ведь в Берлине (точно так же, как и в некоторых других евросоюзовских столицах) уже успели заметить, что слово «ассоциация» внезапно перестало фигурировать в лексиконе высших должностных лиц нашей державы. Тамошние аналитики стараются выяснить: идет ли речь о начале реализации Киевом «политики маленьких шагов» или же за желанием сосредоточиться на кооперации в конкретных сферах (юридической, транспортной, энергетической) стоят другие мотивы.

Интерес вполне естественен. В кулуарах немецкого внешнеполитического ведомства то и дело поговаривают: после нынешней волны расширения на повестке дня у Брюсселя должны встать две страны — Турция и… Украина. А некоторые германские политики (правда, преимущественно из лагеря ХДС/ХСС) в неформальных беседах даже утверждают, что шансов на присоединение к ЕС у Киева больше, чем у Анкары. В целом позицию Берлина относительно евроинтеграционных порывов Киева можно очертить приблизительно так: вопрос не в том, будет ли Украина в Евросоюзе, вопрос только во времени.

Впрочем, поводов для оптимизма не так уж и много: подшефные Фишера в формате офф рекордз признают, что в то время, когда Евросоюз не успел «проглотить» десяток новых членов, самым «простым и оптимальным» вариантом для ЕС является выработка политики в региональном измерении. Что, как известно, во всей красе было продемонстрировано в концепции «Расширенная Европа». Находясь в Киеве, Йошка Фишер говорил о том, что этот документ должен восприниматься украинскими властями как шанс, а не как преграда.

Но проблема даже не в этом. Некоторые эксперты (причем как украинские, так и немецкие) склоняются к мнению, что в лице Германии нам вряд ли удастся заполучить хорошего лоббиста в Евросоюзе. Хотя бы потому, что нынешнее руководство ФРГ не рассматривает Украину в качестве стратегического партнера. Максимум, на что может быть «способна» наша страна во внешнеполитических раскладах Берлина, — это роль надежного посредника в германско-российском диалоге. Понятно, в первую очередь речь идет об утолении энергетических аппетитов немцев, небезосновательно подкрепленных давней дружбой «Газпрома» и «Рургаза». И дело не только в меркантильном подходе. Украинским власть имущим, насколько нам известно, в последнее время не раз приходилось слышать от своих немецких коллег что-то в духе: «берите пример с Москвы — она открылась Европе, вы — нет». Ходят слухи, что симпатией к путинской России проникся и непосредственно Йошка Фишер.

В то же время нельзя забывать, что после иракского кризиса и пресловутого «письма восьмерки» как Берлин, так и Париж пытаются восстановить пошатнувшиеся позиции главных европейских интеграторов. Отсюда, поговаривают, и повторный реверанс Шрёдера об ассоциации Украины, озвученный в рамках Афинской конференции (апрель 2003 года), и буквально поразившее сторонников вступления Украины в ЕС заявление Ширака, по сути перефразировавшего слова немецкого коллеги. Что касается Фишера, то многие из его действий (в том числе и на восточном направлении) подчинены одной личной амбициозной цели: стать первым министром иностранных дел расширенного Евросоюза. А ради этого даже самые закоренелые стереотипы ничего не стоит заменить на лояльность. Хотя бы демонстративную.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно