ТОСКА ПО ЮГУ

15 сентября, 1995, 00:00 Распечатать

В дни, когда состоялась казавшаяся еще вчера нереальной встреча министров иностранных дел стран-у...

В дни, когда состоялась казавшаяся еще вчера нереальной встреча министров иностранных дел стран-участниц югославского конфликта, когда натовские бомбардировки позиций боснийских сербов пусть неуклюже, зато ярко доказали, что Запад не собирается в дальнейшем спокойно следить за боснийским беспределом и намеревается активно участвовать в происходящем, а в македонской столице Скопье разрабатывали предложения к нью-йоркским переговорам министров иностранных дел Македонии и Греции — тоже еще вчера казавшихся нереальными, — в белградском издании «Телеграф» появилась публикация под интригующим заголовком «Новый вариант начала «шестой балканской войны». И как бы ни относиться к выводам этой статьи и предложенным ее авторами прогнозам, становится очевидным: наблюдателей все больше и больше интересует именно юг Югославии. Я не напишу: казавшийся стабильным. Нет, как раз это самые бедные, неблагоустроенные регионы бывшей СФРЮ, именно сюда (в Косово) пришлось направлять войска Иосипу Броз Тито, правление которого сегодня кажется многим на постюгославском пространстве чуть ли не райскими временами. Более того: многие считали, что отсюда как раз и начнется, однако главные события разворачивались в Хорватии, Боснии и Герцеговине. Может быть — пока конец?

Албанский вопрос

«Телеграф» предложил свои апокалиптические размышления в связи с расселением в бывшем автономном крае Косово, входящем в состав Сербии, сербов-беженцев из Крайны. Подавляющее большинство населения края — албанцы, уже который год (если не сказать: которое десятилетие) живущие в нечеловеческих условиях. Автономия Косова ликвидирована, местное население отстранено или отстранилось от управления краем, депутатами сербского парламента от Косово избирают несколько процентов местных сербов, живущих как бы в осаде: потому-то здесь побеждают самые радикальные кандидаты. Впрочем, албанцы преуспели в создании параллельных властных структур, пускай не легитимных, зато реальных. Пять лет назад была одобрена конституция республики Косово, избран ее президент — глава влиятельного демократического союза Ибрахим Ругова, началась работа по созданию подпольных систем образования, информирования, воспитания, медицинского обслуживания (да-да, даже роддомов!). С точки зрения сербов, албанцы, рождаемость у которых намного выше, — главная этнографическая угроза будущему страны. И действительно, они уже начинают преобладать в районах, пограничных с бывшей автономией, а завтра? Потому для Белграда скорее важно не заселить сегодня Косово крайинскими сербами, но спровоцировать албанцев на вооруженную борьбу, что могло бы вызвать ответные акции режима. Косово сегодня буквально наводнено военными, способными организовать здесь этническую чистку небывалых масштабов, — был бы повод. Однако подобное развитие событий затронет не только Сербию. Не случайно косовские албанцы озаботились не столько появлением в крае сербов, сколько их расселением по границам с Черногорией и Македонией, то есть нарушением компактного проживания единого этноса, разделенного республиканскими (как в случае с Черногорией) или же государственными границами. Вероятно, не случайно именно в эти дни лидеры трех крупнейших албанских партий Македонии Абдурахман Алити, Арбен Джафери и Ильяс Халими обратились с открытым письмом к президенту США, призывая его включить в инициативу по решению юго-кризиса «и албанский вопрос в Косово, бывшей югославской республике Македония, Черногории и в Сербии, без чего вряд ли возможен мир и стабильность в регионе». Несмотря на заявление президента Албании Сали Бериши в Брюсселе о том, что уже «отснился сон про Великую Албанию» или лидера косовских албанцев Ибрахима Руговы, что «албанцы не хотят жить в одной державе, как сербы», ясно, что резкое обострение ситуации в регионе дает фору именно радикалам, способным оживить старые лозунги и оттолкнуть от руля таких осторожных интеллектуалов, как профессиональный литературовед Ругова. И тогда начинают сбываться худшие прогнозы того же «Телеграфа»: тысячи убитых и беженцев, растерянность руководства Македонии, не знающего, как закрыть границы (да и возможно ли?), естественное втягивание в конфликт Албании, сейчас активно модернизирующей свои вооруженные силы не без содействия укрепляющегося в регионе Вашингтона. Естественное втягивание в конфликт Болгарии, которая просто не сможет не попытаться помочь Македонии, и как заключительный аккорд (или начальный?) — втягивание в конфликт двух стран НАТО — Греции и Турции, естественно, по разные стороны балканских баррикад. Так что в Белграде не могут не осознавать, что, затягивая решение проблемы Косова или «антирешая» ту проблему, власти подкладывают мину под саму сербскую государственность. Или мину замедленного действия — этническую или вполне быстро разрывающуюся и связанную с участием страны в войне с непредсказуемыми последствиями. В конце концов, до сегодняшнего дня на территории Сербии не разорвалась ни одна бомба, не раздался ни один выстрел...

Македония: примириться с Афинами

Албанский вопрос сегодня весьма серьезно беспокоит и власти Македонии, хотя здесь он стоит совсем в другой плоскости, чем в Сербии. До недавних парламентских выборов албанские партии входили в правящую коалицию, а после выборов, когда национальные македонские партии устранились от участия во втором туре, обвиняя посткоммунистический «Союз за Македонию» в фальсификации результатов голосования, стали наиболее влиятельной оппозиционной силой в Собрании Республики Македония. Несмотря на жалобы албанских лидеров Македонии Клинтону, ясно, что эта ситуация несколько отличается от косовской. Возможно, с главными албанскими проблемами македонцам придется столкнуться завтра. Сегодня же им предстоит преодолеть результаты почти 20-месячной экономической блокады со стороны соседней Греции, Македония как бы оказалась между двумя блокадами. С одной стороны — блокированная мировым сообществом Югославия (и Македонии, разумеется, пришлось присоединиться к этой блокаде). С другой — объявленная Афинами блокада Македонии. Здесь ситуация поистине анекдотическая. Греция, более 40 лет терпевшая существование рядом с собой югославской республики Македония, отказывает теперь уже независимому государству в праве на это название, требует отказаться от флага, на котором изображено 16-конечное солнце Александра Македонского, и изменить некоторые статьи конституции, в которых Афины усматривают угрозу собственной территориальной целостности.

Здесь стоит вспомнить, что историческая область Македония состоит из трех частей — Эгейской (в Греции, центром провинции Македония являются знаменитые Салоники), Вардарской (это и есть республика Македония) и Пиринской (часть Болгарии).

Наивно думать, что оставшаяся, по сути, без армии Македония, считающая главным успехом размещение на собственной территории сил УНПРОФОРа с участием американских солдат, может даже в мечтах угрожать Греции. Однако в Афинах действительно так считают! Тем более, что нынешний греческий премьер Андреас Папандреу приходил к власти как раз в момент, когда его предшественник Константин Мицотакис договаривался с македонцами. Предвыборной митинг Папандреу в Салониках, в отеле «Македония» был самым впечатляющим за всю предвыборную кампанию этого ветерана греческой политической сцены. Естественно, что Папандреу должен был поначалу проявить всяческую жестокость — и блокада началась.

Теперь уже правительство Папандреу пытается договориться с Македонией: как раз на этой неделе в Ньо-Йорке прошли переговоры министров иностранных дел двух стран Стево-Дрвенковского и Карлоса Папульяса, с негодованием встреченные оппозицией и в Афинах, и в Скопье.

Посредником на этих переговорах был организатор женевской встречи министров иностранных дел стран-участниц югославского конфликта Ричард Холбрук. В мире мало кто заметил (по крайней мере, в «нашем» мире), что, свершая перемещения между Белградом, Загребом и Сараево, Холбрук посещал одновременно и Афины, и Скопье, и Анкару — вероятно, американцы отдают себе отчет, что без урегулирования ситуации на юге бывшей страны любой миротворческий процесс обречен на скорый провал. Македония и так уже значительно пострадала от санкций, тем более, что эту страну, имея в виду ее склонность к реформам и то, кому достаются там деньги и кто снимает сливки с приватизации, вполне можно назвать «югославской Украиной»: большинство работоспособного населения давно уже не работает, промышленность стоит, зарплату регулярно получают лишь немногие, а между тем на улицах Скопье или Охрида встречаешь вполне жизнерадостных и, кажется, вполне удовлетворенных жизнью людей, проводящих вечера если не во вседорожающих кафе, то просто в прогулках по берегу Охридского озера, в прослушивании фольклорных ансамблей на центральной площади Скопье (раньше, разумеется, площадь Тито, а теперь, разумеется, площадь Македонии).

В общем, все хорошо и никакого просвета: такая ситуация неплохо знакома и нам. Впрочем, в этом году, беседуя с обычно оптимистичными македонскими коллегами, я уловил в их комментариях нескрываемую тревогу — и ситуацией вокруг Македонии, и внутренней, неподвижной и ухудшающейся ситуацией. Помочь Македонии — и здесь мы тоже усмотрим знакомые параллели — может только нескрываемое внимание к региону и к самой этой стране сильных мира сего. Американцы, пославшие в Македонию своих солдат, понемногу становятся главными покровителями маленького государства (это вам не московские стенания о славянском братстве, это дело и организация американским посредником македонско-греческих переговоров — еще одна иллюстрация происходящего).

И между тем за американско-македонским сближением с нескрываемой ревностью следят из Бонна. Министр иностранных дел ФРГ Клаус Кинкель был наиболее высокопоставленным западным политиком, посетившим Скопье. Германия защищала македонские интересы, где только могла, и в том тоже нет ничего удивительного. Существование маленькой Македонии также важно для Запада, как и существование большой Украины. Страна со столицей в Киеве как бы гарантирует невозможность имперского развития страны со столицей в Москве — по крайней мере, в географически-расширительном плане. Почти для всех соседей Македонии ее территория — шаг к столь любимому на Балканах термину «Великая» — Великая Сербия, Великая Албания, Великая Болгария и существование Македонии — залог того, что эти страны в конечном счете будут обычными европейскими государствами, а не великими монстрами.

Но и соседи Македонии неплохо понимают эту закономерность. В Сербии довольно влиятельны силы, стремящиеся доказать, что никакой Македонии вовсе нет, это выдумка Тито, а есть лишь южная Сербия, с говорящими на диалекте сербского языка жителями. Болгары, весьма благожелательно относящиеся к Македонии, отказываются подписывать с этой страной международные соглашения, так как они обычно заключаются на двух языках — но, по мнению Софии, никакого македонского языка нет, это лишь диалект болгарского. В Софии издается газета «Македония», еженедельно объясняющая своим читателям, что Македония — это Болгария, а в последний македонский День независимости группа болгарских интеллектуалов обратилась к македонскому народу с поздравлениями и обещаниями, что будет содействовать предоставлению гражданам Македонии прав граждан Болгарии. Для этих уважаемых и достойных людей Македония — лишь «второе» болгарское государство.

О греческой Македонии я уже писал, но добавлю, что македонские национальные организации действуют там подпольно, так как в Афинах также не признают македонского народа, тем более — на греческой территории. Переговоры с албанскими руководителями, разумеется, всегда так или иначе касаются проблем македонских албанцев, а это отнюдь не простой вопрос: и Скопье, и Тирана не всегда действуют и реагируют адекватно...

Что могут черногорцы?

Флирт с Албанией был одним из главных внешнеполитических успехов президента Черногории Момира Булатовича. С одной стороны, Черногория — одна из двух оставшихся в «обновленной» Югославии республик. С другой — президент Сербии Слободан Милошевич и мечтать не может о встречах со своим албанским коллегой Сали Беришей, а Булатовича принимали в Тиране как главу государства — что важно не только с политической, но и экономической точки зрения, учитывая, что санкции против СРЮ распространяются и на Сербию, и на Черногорию. Причем на последнюю как бы вдвойне — между ней и Сербией существует вполне реальная, установленная Белградом граница... Вот тут-то мы и подходим к вопросу о том, что могут и чего не могут черногорцы. В свое время сербские лидеры приложили немало усилий для свержения придерживающегося самостоятельной линии черногорского руководства и замен его близкими Слободану Милошевичу людьми. Так к власти в Подгорице пришел нынешний президент Черногории Момир Булатович. Однако с годами, естественно, интересы Черногории стали для Булатовича более важны, чем интересы Милошевича, и этот политик, которого в Югославии называют «черногорским угрем», стал решаться на поступки, которых от него не ожидали. Так, вопреки энергичному давлению Белграда Булатович сохранил республиканское министерство иностранных дел, одной из акций которого, собственно, и стало установление доверительных отношений с албанцами. Однако наиболее интересен вираж черногорской внешней политики сегодня — и его главным героем оказался вчерашний любимец Милошевича, а сегодня один из ревностных защитников прав Черногории в «обновленной федерации», молодой премьер Мило Джуканович. Встретившись с делегацией посетивших Подгорицу американских бизнесменов, премьер рассыпался в комплиментах американской внешней политике и роли США на Балканах. А затем стало известно, что Джуканович собирается в Вашингтон — еще один признак того, как последовательно черногорские руководители отстаивают возможность своей республики действовать на внешнеполитической арене хотя бы относительно самостоятельно. В той Югославии, которая может возникнуть в результате нынешнего урегулирования, черногорцам может стать весьма неуютно. В отличие от жителей Сербии, боснийские сербы — сторонники унитарного государства, не раз спрашивавшие прилюдно: кто такие черногорцы? для чего им отдельная республика: В Подгорице обеспокоились тем, что их представителей не включили в делегацию на переговорах по разрешению кризиса, опасаясь, что будут ущемлены их интересы. Визит Джукановича в США — естественная реакция на происходящее. Нужно учесть, кроме того, что нынешнее посткоммунистическое черногорское руководство находится как бы между двумя оппозициями — шовинистической, провеликосербской и национальной, выступающей за независимую Черногорию. И все же, в отличие от объявившей себя национальной державой Сербии, Черногория — гражданское государство, и его лидеры с куда большим одобрением относятся к рынку, чем остающийся в плену социалистических иллюзий Белград.

Тоска по югу

Главное в македонской поэзии стихотворение — «Тоска по югу» Константина Милодинова — написано в 1860 году в Москве, суровой и неприветливой русской зимой. Бедный, но населенный искренними и отзывчивыми людьми юг Балкан, всегда был средоточием всех и всяческих интересов. На этой сцене были большие и маленькие игроки: воевали между собой Белград и София, пререкались Москва и Берлин... Теперь вот к спору подключился не привыкший проигрывать Вашингтон. Между тем любой неверный шаг, любая полуошибка — и возможной трагедии уже не удастся остановить никому. Самое интересное — все прекрасно это понимают, как понимали накануне боснийской войны — в ней не может быть победителей, но ничто не остановит этот жуткий конфликт дома с домом, квартиры с квартирой, города с городом — и тем не менее боснийская война началась на фоне точных трагических комментариев и прогнозов мировой прессы.

Будем рассчитывать, что тот урок не прошел даром и юг экс-СФРЮ окажется более счастливым регионом, чем Босния, а «шестая балканская война» так никогда и не начнется... Сценарий такой войны легко написать, можно даже прочертить на карте возможные направления ударов и контрударов, однако то будет не война армий, а война национальных катастроф. Реалистически мыслящим странам еще предстоит решить, как сбалансировать в регионе македонские, албанские, сербские, черногорские интересы. Однако уже сейчас можно сказать: в случае мирного развития событий именно Сербия и Албания будут двумя главными силами южных Балкан. При этом необходимо будет приложить весьма энергичные усилия, чтобы черногорцы — народ давней государственности и героических традиций, и македонцы, обретшие свою первую государственность только сейчас, после столетий битв за их территорию не превратились в «нации Красной книги». Попросту говоря, здесь не должно быть недовольных народов. Тосковать по югу можно в Москве. Живя на юге, нельзя тосковать...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно