«Торпедный конфликт» между двумя Кореями

28 мая, 2010, 16:55 Распечатать

Напряжение на Корейском полуострове, похоже, достигло своего апогея. Южнокорейские следователи, р...

Напряжение на Корейском полуострове, похоже, достигло своего апогея. Южнокорейские следователи, расследовавшие причины затопления корабля военно-морского флота Южной Кореи 26 марта, вследствие чего погибли 46 моряков, заявили: они обнаружили части торпеды на морском дне, надписи на которой соответствуют дизайну КНДР. В Сеуле уверены: южнокорейский корабль торпедировала северокорейская подводная лодка.

Подтверждение причастности военных Северной Кореи к этому террористическому акту поднимает несколько закономерных вопросов. Как это разоблачение может повлиять на отношения между двумя Кореями? И как международное сообщество должно отреагировать на него? Ведь игнорирование агрессии военных коммунистического режима способно спровоцировать новые аналогичные акты насилия со стороны КНДР.

Влиятельная южнокорейская газета The Seoul Times отмечает: «северокорейский лидер предупредил своих военных о подготовке к войне в случае нападения с Юга. Ким Чен Ир приказал офицерам быть готовыми к войне через несколько часов после того, как Сеул обвинил Северную Корею». Обращение было зачитано генералом О Гик Рьолем, доверенным лицом лидера Северной Кореи. «Мы не хотим войны, но если Южная Корея вместе с США и Японией попробует напасть на нас, то Ким Чен Ир приказал нам довести до конца процесс объединения, не завершенный во время корейской войны», — говорится в обращении.

Все это очень похоже на продолжение холодной войны, но уже на локальном, региональном уровне. Очевидно, рано или поздно две Кореи объединятся в одно унитарное государство. Но международное сообщество должно пристально отслеживать то, что происходит между этими двумя странами: демократическая Южная Корея и тоталитарная сталинского типа Северная Корея — непримиримые политические антагонисты. И КНДР, которая подозревается в успешной реализации своей военной ядерной программы, никогда не сможет смириться с существованием рядом цветущего и демократического соседа.

Президент Южной Кореи Ли Мен Бак недавно заявил: Южная Корея будет принимать все необходимые меры по самозащите. Южнокорейские военные пересмотрят свою боевую готовность и в сотрудничестве со своими союзниками используют все возможности для ее повышения в случае потребности защитить страну.

Стоит вспомнить, что еще в начале года Ли Мен Бак, готовясь к встрече на высшем уровне с северокорейским лидером Ким Чен Иром, предложил предоставить помощь этой сталинистской стране, чтобы она добилась валового национального дохода на душу населения 3 тыс. долл., если откажется от своей программы ядерного вооружения. Но торпедное нападение все изменило. КНДР перечеркнула все десять лет сближения на Корейском полуострове и вернула отношения между странами к черным дням до 1989 года, когда две стороны согласились активизировать межгосударственные обмены.

Чего же пытался достичь Пхеньян такими агрессивными действиями? Часто диктатор Ким Чен Ир действует иррационально и безответственно относительно как своего народа, так и внешнего мира. КНДР имеет длинную историю провокаций, которыми пытается обратить на себя внимание мирового сообщества. Мотивов для этого великое множество, и одни из них — просигнализировать о значимости Северной Кореи для мира и необходимость ублажить ее очередной помощью.

Можно также предположить, что в этом конфликте просматривается роль Китая, ближайшего союзника КНДР. Пекин может использовать этот досадный инцидент как катализатор сознательного перерыва в своих напряженных отношениях с Западом. И особенно с Соединенными Штатами — для попытки радикальных положительных сдвигов на политическом направлении.

Сегодня южнокорейские войска восстановили так называемую психологическую войну против КНДР и намерены перевести свои правила ведения боевых действий из режима обороны в режим наступления. Приблизительно в июне США и Южная Корея проведут общие противолодочные учения.

Визит государственного секретаря США Хиллари Клинтон в Азию дал возможность укрепить американско-японско-южнокорейскую координацию в ответ на северокорейское
нападение. Несмотря на недавнюю напряженность вокруг плана Японии перенести военно-воздушную базу США на Окинаве, Вашингтон и Токио продемонстрировали свою способность плодотворно сотрудничать в критической ситуации.

Очевидно, что провоцирование широкомасштабного конфликта сейчас невыгодно ни одной из сторон противостояния. Огромная армия КНДР потенциально способна нанести значительные потери южным соседям. Другой вариант — сокращение Соединенными Штатами значительной продовольственной и медпомощи, которую они посылают через третьи стороны в Северную Корею. Но бремя этих санкций неминуемо ляжет на бедные слои городского населения и никоим образом не будет влиять на правящую компартийную элиту, проживающую в закрытой зоне в центре Пхеньяна. Единственной реальной альтернативой может быть влияние Китая на северокорейские элиты, хотя и это не стоит преувеличивать.

Есть несколько причин, по которым Китай подпирает режим Ким Чен Ира. Во-первых, китайцы не хотят, чтобы миллионы северокорейских беженцев наводнили их страну в случае военного конфликта. Вторая причина — то, что Китай, ввиду сильного влияния и военного присутствия США в Южной Корее, не заинтересован в том, чтобы Северная и Южная Кореи воссоединились. Ведь это означало бы не только усиление американского влияния, но и наличие военной базы на границе с Китаем.

Пекин неохотно принимает участие в решении этого регионального кризиса. Реакция Китая на потопление корабля КНДР стала причиной глубокого негодования в Южной Корее. В первые дни после инцидента в китайских СМИ было мало информации о гибели людей, и молчание Пекина не осталось незамеченным в южнокорейском обществе. А когда Ли Мен Бак 30 апреля прибыл к Шанхай, то президент Китая Ху Цзиньтао дал ему недостаточно оснований считать, что Пекин будет поддерживать региональный ответ на упомянутый инцидент.

При обсуждении этого вопроса Советом Безопасности ООН, который имеет право усилить санкции против Северной Кореи, КНР должна будет решить, присоединит ли она свой голос к осуждению северокорейской провокации. Визит в Пекин госсекретаря Клинтон также был сосредоточен на необходимости регионального подхода к нестабильности на Корейском полуострове. 24 мая Хиллари Клинтон провела интенсивные консультации с китайским правительством, во время которых продолжала настаивать, чтобы Китай идентифицировал себя с теми в Северо-Восточной Азии, кто хочет сохранить мир и стабильность на Корейском полуострове.

Технически война между Севером и Югом в большей степени может зависеть от того, какие страны станут на сторону той или другой Кореи. И если главным союзником Сеула является Вашингтон, то едва ли Пекин и Москва (главные патроны КНДР) сегодня готовы непосредственно втягиваться в этот военный конфликт. Для Китая же его прямое участие в нем опасно еще и тем, что на это могут очень негативно отреагировать международные финансовые рынки.

Похоже, все предыдущие методы использования против КНДР «мягкой силы» не сработали и оказались безуспешными. А эволюционный путь изменения коммунистического режима кажется довольно безнадежным. Ведь «подорвать» этот режим изнутри фактически невозможно, а для хоть какой-либо его трансформации нужны десятилетия. Попытки Пхеньяна создать ядерный арсенал, в то время как миллионы его жителей живут в нищете и умирают от голода на фоне роскошной жизни верхушки компартийной элиты, кажутся вершиной аморальности. На ядерную программу расходуются миллиарды долларов, забранные у северокорейского народа.

Вместе с тем, несмотря на решительную позицию Америки относительно «торпедного конфликта» и информацию о том, что Южная Корея готова к самым радикальным мерам, которые есть в ее распоряжении, не прибегая при этом к военным действиям, — шансов перерастания холодной войны в «горячий конфликт» не так уж и много. Администрация президента США Барака Обамы, придерживающаяся концепции «мягкой силы», не готова к военным акциям. А Южная Корея введет дополнительные ограничения на любое взаимодействие с КНДР. В целом, ситуация будет оставаться очень напряженной, как это, собственно, всегда было между двумя Кореями.

«Это самый серьезный акт агрессии за последние годы, — подчеркнул ведущий научный сотрудник американской организации Heritage Питер Брукс. — И если президент Южной Кореи Ли Мен Бак отказался от каких-либо военных действий в ответ, то сделал это в значительной мере из опасения, что северокорейский лидер Ким Чен Ир может перекинуть мяч ядерного вооружения на юг через пресловутую демилитаризованную зону. Все это не только освещает дилемму для Сеула и его американских союзников, борьба с ядерным оружием КНДР остро напоминает о проблеме, с которой столкнется мир, когда Иран — крупная страна с намного большими ресурсами и амбициями, чем у Северной Кореи, — получит бомбу в течение ближайших нескольких лет».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно