Топор мира

18 апреля, 2008, 16:34 Распечатать Выпуск №15, 18 апреля-25 апреля

Второй раз в кресло премьер-министра Юлия Тимошенко садилась без малейших иллюзий относительно возможности их конструктивной работы с президентом...

Второй раз в кресло премьер-министра Юлия Тимошенко садилась без малейших иллюзий относительно возможности их конструктивной работы с президентом. На сей раз она испытывала иллюзии по другому поводу: «Я буду терпеть до бесконечности, и никакие заявления меня не заставят выйти из себя». О готовности смиренно сносить публично-навязчивый патронат и критику Банковой премьер заявляла и в узком кругу, и публично. Еще неделю назад, выступая с парламентской трибуны, Ю.В. впечатала: «Я глубоко уважаю нашего президента». Правда, уже на собрании коалиции — втором с момента ее создания — лидер БЮТ поведала депутатскому большинству о том, что единство коалиции, как и в 2005 году, разрушается конкуренцией перед предстоящими выборами. Только тогда испытанием были выборы 2006 года, а теперь — 2010-го. «Я двадцать раз поклялась, что не пойду на выборы, и мне двести раз не поверили». При этом Тимошенко заявила, что, по ее мнению, рейтинг президента полтора месяца назад прошел точку невозврата. И выходом из ситуации может быть только принятие Верховной Радой новой Конституции на основе модели парламентской республики. В переходные же положения премьер предложила, как вариант, записать пролонгацию срока действующего президента, дабы снять с повестки дня вопрос проведения выборов в 2010 году. «В противном случае, — сообщила Юлия Владимировна, — моего терпения хватит максимум на два месяца».

Но уже через день БЮТ разразился заявлением в адрес президента весьма схожим с тем, что зачитывалось на Европейской площади во время акции «Повстань, Україно!». Секвистированный вариант этого заявления зачитал лидер фракции БЮТ Иван Кириленко. Полный текст опубликовали лишь три сайта — самого блока, «Обком» и «Главред». Далеко не все депутаты, в том числе и во фракции «НУ—НС», ознакомились с полным текстом, отчасти отражающим эмоции, но в основном реальность. Но те, что не поленились и разыскали документ, до сих пор пытаются уложить волосы. Создавалось впечатление, что «Десять шагов навстречу пропасти» — а именно так окрестили бютовское заявление партнеры по коалиции — неизбежно приведут к резкой реакции Виктора Ющенко и немедленному развалу формального парламентского большинства. Ибо сомнений в том, что каким-нибудь сантехником не без удовольствия заявление было положено на президентский стол, нет. Но Виктор Андреевич смолчал. Более того, на донецкой земле он пообещал цепями сковать коалицию и не позволить ей распасться. Почему?

Несыгравшая «дорожная карта»

В конце этой недели стало яс­но, что президента лишили Боль­шой игры. Напомним, что «Зеркало» ее подробно описыва­ло своим читателям. Контроль­ный пакет украинской власти пла­нировалось завоевать в два этапа. Первый этап должен был быть обеспечен оперативным принятием президентских законопроектов, входящих в пакет двенадцати неотложных. Новый закон о Ка­бинете министров, закон о естественных монополиях, закон о Нацгвардии, закон о госадминистрациях, закон о местном самоуправ­лении должны были, в случае при­нятия, обеспечить перераспределение полномочий в пользу президента со счетом, который даже командам Аргентины и Ямай­ки показался бы хоккейным. И этих полномо­чий президенту, возможно, хвати­ло бы для того, чтобы править если не дол­го, то в нужных вопросах — результативно. Но ведь за далью открывается даль. А за властью — власть абсолютная. Дорога к ней лежала через принятие новой редакции Конс­титуции на референдуме. Проект Шаповала, разрабо­танный под описываемую схему, приводил в ужас каждого, кто хоть раз слышал о необходимости баланса между ветвями власти.

Для облегчения и легитимизирования процедуры утверждения Конституции не в сессионном зале, как того требует действующий Ос­новной Закон, а на референдуме, Банковая сделала несколько шагов. Во-первых, Юрий Ключковс­кий внес проект изменений в закон о референдуме, где президенту предоставлялось соответствующее право. Во-вторых, свою сеть начала разворачивать общественная организация «Фонд підтримки громадянського суспільства», действующая при вдохновителях, организаторах и казначеях партии «Единый центр». В-третьих, прези­дент обратился в Консти­туционный суд с просьбой получить ответ на вопрос: «Может ли народ Ук­раины на всеукраинском референду­ме принимать Конституцию и законы?».

Казалось бы, все выстроено: Ти­мошенко в коалиционном соглаше­нии поставила подпись под обязательством принять необходимые для усиления президентских полномочий законы (и это правда); законопроекты внесены; партия губернаторов создана; Конститу­ционный суд обещает быть чутким к пожеланиям технических работников аппарата президента; «дорожная карта» нарисована — осталось по ней только пройти…

И тут началось: закон Ключ­ковского о референдуме был провален первым. Парламентский комитет по вопросам национальной безопасности и обороны единоглас­но не поддержал, а Рада благополучно провалила «мышечные» законы президента – о Нацгвардии и о естественных монополиях. Послед­ним, впрочем, президент намеревал­ся установить контроль не только над пограничниками и подразделениями спецсвязи, но и над Национальной комиссией по вопросам регулирования связи и Госкомис­сией по регулированию рынков финансовых услуг. К тому же депутаты упомянутого комитета таки вынудили президента пре­кратить игрища вокруг незакон­ной передачи генералу Гелетею, руководителю Управления госохраны, президентского полка из состава Вооруженных сил. Таким образом, силовая и отчасти ресурсно-экономическая составляющие из плана выпали.

Совершенно очевидно, что при нынешнем качестве отношений между большинством, премьером и президентом в устраивающем Ющен­ко виде не будут приняты и остальные законы необходимого пакета. Особенно закон «О Каби­нете министров», предусматривающий исправление нарушений Конститу­ции дейст­вующим законом и одновре­менно закладывающий новые нарушения. Но вопрос даже не в этом: за предложенный закон во втором чтении не проголосует БЮТ. Во-первых, потому что «На­ша Украина» не поддержит нужный Тимошенко императивный мандат. А во-вторых… нет, конечно, Тимошенко взорвалась гейзером и вышла из берегов. Возмож­но, она еще на какое-то время в эти берега вернется. Но кто сказал, что она добровольно превратится в загнанную под землю речку Лыбидь? А ведь предложенный президентом закон о Кабмине ей предписывает сделать именно это…

Точно так же уже очевидно, что парламент либо полностью отклонит, либо выхолостит до неузнавае­мости президентские попытки усилить свою власть на местах путем принятия законов о госадминистра­циях и местном самоуправлении.

Таким образом, можно сказать, что парламентское большинство не обеспечит президенту желаемое, мощное перераспределение полномочий. Остается только референдум по принятию новой Конститу­ции. Точнее — оставался. Ибо принятое в четверг решение Консти­туционного суда, выписавшее неподъемную процедуру утверждения Конститу­ции на референдуме, поставило точку не только на возможности Виктора Ющенко совершить конституционный блицкриг, но и на всей комбинации, написанной Банковой и призванной обеспечить гарантию второго срока. Оставшись без стратегии победы, став теперь лишь одним из игроков, без монополии на стратегическую инициативу, президент вынужден был взять паузу. В первую очередь именно поэтому он предпочел публично не замечать вызова, брошенного Юлией Тимошенко как на заседании коалиции, так и в нашумевшем в узких кругах заявлении фракции БЮТ.

И опять сюрпляс

Теперь, когда президент утратил шанс получения контрольного пакета власти, став одним из акционеров политического ЗАО (пусть и с блокирующим пакетом), Виктору Андреевичу нужен партнер. «Я здесь, Ваше Величест­во!» — обозначилась, как в фильме «Три мушкетера», Партия регионов, направив своего лучшего коммуникатора на Банковую с докладом о переговорах, проводимых ими с Тимошенко на конституционную тему. Разумеется, возможность вернуться во власть сегодня для Партии регионов куда актуальнее, нежели попытка прийти к тому же результату, но после конституционных изменений и выборов, которые еще нуж­но выиграть. Контакты с Юлией Тимошенко и ее окружением на предмет объединения усилий для принятия новой Конс­титуции на основе модели парла­ментской республики — не новость. Начало им еще несколько лет назад положил не Виктор Янукович, а Ринат Ахметов, не заинтересованный в президентской доминанте (кто бы не занимал кресло №1). Ка­тегорическое несогласие с идеей принятия президентского варианта Конституции на референдуме сблизило «Регионы» и БЮТ. Параллельно контакты, которые не могли оставаться тайными для Банковой, призваны были, согласно задумке регионалов, вынуждать Ющенко к более решительным действиям по переформатированию коалиции. Те­перь, когда угроза принятия Конституции без участия парламента фактически отпала, а Тимошенко выплеснула накопленные за четыре месяца обиды, лидеры «Регионов» подтвердили пре­зиденту свою открытость и готов­ность. Проблема по-прежнему в одном — коалицию создают не депутаты, а фракции, поэтому большинст­во фракции «НУ—НС» должно выступить за переформатирование коа­лиции. Еще вчера даже Арсений Яценюк говорил о том, что это невоз­мож­но и только действующий формат коалиции может работать в нынеш­нем составе парламента. Се­год­ня об этом так уверенно уже не говорят. Ибо ключевое слово в данном контексте — это «работать». А парламент практически не работает.

«Сначала программа правитель­ства, кадровые назначения и императивный мандат», — категорически настаивает БЮТ, предлагая свой вариант повестки дня. «Ни при каких обстоятельствах! Сначала закон «О Кабмине» и бюджет», — заявляют лидеры «НУ—НС». «Президент не дает нам работать. Он дискредитирует премьера и правительст­во. Он нагоняет инфляцию своими заявлениями. Он не дает нам провести кадровые назначения на Фонд госимущества, на пост вице-премьера и главы Антимонопольного комитета», — заводятся бютовцы. Нунсов­цы отвечают: «Да вы отказываетесь прини­мать законы, указанные в коалиционном соглашении. Президент вообще говорил, что они должны быть приняты до утверждения премьера, но пошел вам навстречу. Вы нарушаете закон «О бюджете», изменения к которому должны были внести в парламент еще 1 марта. А где проект закона о госзакупках, который вас полто­ра месяца назад парламент обязал подготовить в двухнедельный срок?» — «Да с нами прези­дент забыл, что такое контрасигна­ция! Правительство выполняет массу его «забаганок» от которых бюджет раздувается безмерно. Тимо­шенко отозвала из судов все иски правительства Януковича к президенту. Она закрыва­ет глаза на его кадровые назначения, которые в нарушение Консти­туции не согласовываются с Кабмином».

И вот так — постоянно. Вот уже и Кабмин, четыре месяца проработавший почти бесконфликтно, раскололся на «его» и «ее» половинки. И бютовское предложение о создании специальной временной комиссии по разработке изменений к Конституции насторожило многих нунсовцев. Поводов для трения становится все больше. Результатов работы — все меньше. Если ничего кар­динальным образом не изменится, то еще пару недель «работы» в таком режиме, и необходимое большинство во фракции «НУ—НС» за переформатирование коалиции най­дется. Не сегодня, так завтра или послезавтра. И у входящих в это большинство появится шанс выглядеть не предателями, а почти героями, спасающими страну от политического кризиса. И никого не будет интересовать, кто в кризисе повинен — премьер, которую прези­дент превратил в Венеру Милосскую, или президент, которого им же отобранное окружение превратило в майнридовского персонажа…

«НУ—НС» — слабое звено. Это понимает и президент, и премьер, и Янукович. В случае развала коалиции фракция распадется на пропрезидентскую, протимошенковскую части и маленький кусочек «движения неприсоединения». И если пропрезидентская часть будет насчитывать необходимые 37 депутатов, то останется провести только кастинг на пост премьера: Янукович, Богаты­рева, Балога, Яценюк, Хорошковский?

Складывается впечатление, что вопрос только в одном: кто первый ударит, кто первый заявит о распаде коалиции? «НУ—НС» или БЮТ? Ющенко и Тимошенко опять в сюр­плясе. Велосипедисты застыли, и пер­вый, кто сорвется с места, проиг­рает. Ибо нанесет удар по предвыборным обещаниям и по все еще сохраняющимся чаяниям электората, отформатированным событиями 2004 г.

Но, кстати, президент может и подождать. Он, как и Партия регио­нов, заявляющая о том, что не жаждет отставки Тимошенко, — пре­красно понимает: чем дольше Юлия Владимировна будет находиться на посту премьера при нынешних экономических обстоятельствах, тем сильнее инфляция и кошельки граждан ударят по ее рейтингу. За­тяжное пребывание на посту премьера при условиях: невысокого профессионализма кабминовской коман­ды; противодействия Банковой; парализованного парламента; мировых экономических тенденций и наличия проблем, оперативное решение которых обеспечить невозможно, — все это может стать смертельным ударом для политических перспектив Юлии Владимировны. (Кста­ти, первым ударом могут стать выборы мэра столицы, инициированные БЮТ без надлежащей к ним подготовки). Цыплят вполне могут посчитать и по осени. Если Банковой хватит нервов. Тогда же может произойти и переформа­тирование коалиции. Новый альянс, конечно же, объяснит населению с экра­нов почти полностью взятых под контроль каналов, кто повинен в инфляции и бездействии украинской власти в течение последнего года. Вот только цена газа на местах в 2009 году в размере 400 долл. точно так же накроет рейтинги Партии регионов и «НУ—НС», как инфляция — рейтинг Тимошенко. Правда, сегодня «Ре­гио­ны» уверяют Ющен­ко, что все вопросы с газом они решат и проблем не будет. Зная о том, кто и как может решать вопросы с газом, можно сказать, что и страны не будет. По крайней мере, независимой — точно.

Профилактика инфаркта

Возможно, утверждение, согласно которому Украина переживает сейчас самый опасный период в истории своего существования, — перебор. Ведь мы помним, как в начале 90-х в свежевылупившемся государстве годовая инфляция достигала десятки тысяч процентов; президента Крыма Мешкова останавливал танковый корпус Кузьмука; в Севастополе хозяйничало ГРУ РФ; тактическое ядерное оружие вывозилось в Россию без контроля со стороны президента Украины; символические границы никого не приводили в трепет; долги предъявлялись, а активы прятались.

Вызовы, которые сейчас стоят перед нашей страной, возможно, менее масштабны, но не менее опасны.

Во-первых. Если тогда система власти активно создавалась, то сейчас она активно разрушается. И дело не только в неудачных изменениях к Конституции, принятых в политторгах 2004-го. То, о чем я говорю, началось в 2005-м, когда искусственно был прерван процесс эволюции элит. Тогда решили, что чиновником может быть каждый. Спасибо, что такое решение не приняли в отношении медиков или летчиков. Традиции соскабливания плодородного слоя бюрократии придерживались все постмайдановские правительства, включая бело-голубое. В результате по закрытым спискам власть стала формироваться не только в Раде и местных советах. Де-факто этот принцип применялся на всех ветвях. Критерием отбора служили ни профессионализм, ни порядочность, ни интеллект, а лояльность и финансовая состоятельность претендентов. Редкие исключения лишь подтверждали правило. В результате профессиональный, интеллектуальный и нравственный уровень власти чрезвычайно снизился. Кстати, нравственный снизился не потому, что он раньше был выше, а потому, что некого стало бояться. Вообще.

Во-вторых. Бои в верхах за победу на очередных предстоящих выборах вынудили главных игроков забыть о том, что их основной задачей на данном этапе развития страны является проведение системных реформ. Каждый из трех нынешних украинских политиков первого ряда в большей или меньшей степени понимает их необходимость, но оправдывает собственное бездействие следующей логикой: «Сейчас идет подготовка к решающему бою, сейчас важны ресурс и любовь электората, сейчас необходимо создать максимальный финансовый, медийный и электоральный запас. А вот когда я получу главное кресло на длительное время, тогда займусь спасением и развитием страны». В результате и Тимошенко, и Ющенко соревнуются в «давальческом» популизме, а Янукович, за неимением госресурса в «позиционном» — НАТО, язык и т. д. Вот и объяснение, почему мы постоянно наступаем на грабли — просто маршируем на месте. Ведь заметно вперед страну могут двигать лишь определение и решение государст­венных и общественных задач. Исключительно личные и корпоративные интересы политиков не в состоянии обеспечить движение, достаточно заметное для того, чтобы пройти наконец мимо грабель. Отсутствие реформ и противостояние лидеров не дают возможности адекватно ответить на такие вызовы, как растущая инфляция и, конечно же, весьма реальный рост цен на энергоносители, к которому страна не готова и, что хуже всего, практически не готовится. Безусловно, лишь при консолидированных действиях всех политических сил в оставшееся время можно попытаться хоть как-то приготовиться к ценовому удару и превратить его из приговора в толчок для развития энергосбережения, технического переоснащения. Только консолидированная, ответственная и профессиональная политика способна помочь государственной экономике и бизнесу с минимальными потерями пережить кризисные явления, происходящие в экономике мировой. Только единая позиция основных политических сил может удержать соседей от смены грозной риторики на переход к реализации антиукраинской программы. Разобщен­ность, ветхость украинской власти не оставляют сомнений: нужно просто знать, куда бросить спичку… А потом можно брать голыми руками, точнее, не брать, а разбирать.

«Юль, ты только не пиши опять о том, что они перед лицом нависших угроз втроем должны объединиться. Ладно?». — «Ладно», — пообещала я своему старому другу и коллеге. Но о «декларации стабильности» я не стану писать не потому, что не верю в возможность ответственного перемирия между Ющенко, Тимо­шенко и Януковичем. И не потому, что считаю невозможным создание тройственной коалиции, абсолютно необходимой для того, чтобы отстоять страну. Я не буду к этому призывать потому, что не верю в эффективность, профессионализм и нравственный уровень этого союза. Я предлагаю подумать над другой утопией, которая – для людей, а не для политиков. Как это ни странно прозвучит для многих читателей, но основная, я бы даже утверждала, конституционная масса депутатов Верховной Рады утомилась от позиционных боев партийных вождей. Люди видят, что пожары в стране разрастаются (я не о харьковской «Барабашовке»). Многие депутаты стоят с ведрами, пытаясь набрать песка в песоч­нице, но там командиры делят пасочки! На самом же деле, если вы обратили внимание, неполитизированные, нужные стране (а не политикам!) законы набирают в парламенте более трехсот, а то и четырехсот голосов. И в то же вре­мя законы политические еще ни разу не получили «акцепта». Причем не получили они его не из-за интриг лидеров, а по воле самих членов коалиции. Ибо, в случае с «мускульными» законопроектами президента, стопроцентное голосование коалиции пытались обеспечить и с Банковой, и с Грушевского. Но в обоих случаях двадцать депутатов позволили себе роскошь по нынешним време­нам и в нашей стране большую, чем острова, «Бентли» и заводы с пароходами, — они заняли принципиаль­ную позицию.

На сегодняшний день очевидно, что коалиция является тормозом работы законодательной власти. Неспособность ее лидеров договориться между собой о повестке дня превращает парламент в клоунаду. Когда лимит перерывов фракций «НУ—НС» и БЮТ заканчивается, они по личным каналам просят помощи у оппозиционеров. Мол, «возьмите теперь вы перерыв — мы договориться не можем». А когда и тем надоедает брать перерывы, коалиция вбрасывает в зал стопроцентное средство, красную тряпку: например, «харьковский вопрос». Как только звучит слово «Харьков», двадцать регионалов по команде занимают трибуну, президиум и ложу правительства, блокируют входы и выходы спикера. Коалиция радостно вздыхает: и на этот раз несостоятельность удалось замаскировать…

А почему бы не сделать президенту и премьеру симметричные шаги назад и убрать законопроектный тромб, существование которого обязательно приведет к инфаркту демократического альянса? Почему не отложить в сторону, хотя бы на время, императивный мандат и закон о госадминистрациях; программу правительства и закон «О Кабинете министров», о Харькове и воинах УПА? Словом, законы, которые больше для политиков и о «пасочках». А потом попробуйте внести, серьезно обсудить и принять: изменения к бюджету Украины, без чего нереально эффективно бороться с инфляцией; новый закон о госзакупках, перекрывающий вымывание бюджетных средств; трудовой кодекс; закон о прожиточном минимуме, о минимальной почасовой оплате труда; ВТОшные законы; законопроекты, касающиеся энергосбережения и медицинского страхования и т. д. Вот это будет — для людей. Это не станет выходом из кризиса амбиций, это может стать выходом из кризиса смысла существования власти в Украине.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно