ТЕСТ БЕЗ ЛИМИТА ОШИБОК? УКРАИНСКИЕ ВЫБОРЫ КАК МЕЖДУНАРОДНЫЙ ФЕНОМЕН

28 марта, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск №12, 28 марта-5 апреля

Парламентские выборы-2002 — ещё не факт истории, однако уже явление политики. Причём политики не только национальной, но и международной...

Парламентские выборы-2002 — ещё не факт истории, однако уже явление политики. Причём политики не только национальной, но и международной. Метафора о «футбольном поле», на котором соревнуются стратегические партнёры, стала уже классической, однако она отражает лишь часть реальности. Выборы показывают, насколько важной в сегодняшней системе международных отношений является репутация страны. Именно репутация, а не эфемерный «имидж», на спасение которого ошибочно ориентирована украинская дипломатия.

В западных публикациях на тему украинских выборов неизменно присутствует ключевой тезис о том, что эти выборы станут «тестом на зрелость украинской демократии», «последним шансом» вскочить в европейский поезд, индикатором соответствия нашей страны стандартам правового государства. Подразумевается даже, что именно эти парламентские выборы должны продемонстрировать некий однозначный выбор общества, окончательный образ украинской демократии, сложившийся вследствие десятилетнего «переходного периода». Однако опыт завершающейся избирательной кампании оставляет больше вопросов, чем ответов, и явно откладывает на будущее развязку имеющихся интриг. Окончательного ответа на ключевые вопросы ни Европа, ни США, ни Россия не получат, как не получит их и украинское общество, ставшее жертвой беспрецедентных манипуляций с участием «зарубежного фактора».

Кто оценит «демократию по-украински»?

944 иностранных наблюдателей, зарегистрированных ЦИК, призваны легитимизировать в глазах международного сообщества результаты парламентских выборов в Украине. Во всяком случае, именно этого ожидает от них украинская власть. Позитивная оценка официальных наблюдателей может стать серьёзным козырем для власти, испытывающей дефицит каких-либо аргументов в диалогах на тему демократии, права и иных европейских ценностей. Велика вероятность того, что этот аргумент будет получен, ведь максимальное вовлечение иностранных наблюдателей само по себе является шагом к позитивной оценке избирательного процесса.

Наиболее видимой проблемой является отсутствие чётких критериев определения демократичности или недемократичности выборов. Международные наблюдатели, имея за плечами багаж разнообразных прецедентов и установок, в каждой конкретной ситуации проявляют разную степень «гибкости». В последние месяцы лишь президентские выборы в Беларуси и Зимбабве были не признаны международным сообществом из-за нарушения базовых принципов демократии. Причём и в первом, и во втором случае ряд наблюдателей и правительств не согласились с мнением большинства. Исходя из имеющихся прецедентов, можем с большой долей вероятности прогнозировать, что украинские выборы будут признаны «в основном демократичными».

Интересен тот факт, что на этих выборах самую большую группу иностранных наблюдателей (203 человека) представила Российская Федерация. Представители РФ составляют костяк представительства СНГ, миссии МПА СНГ, экзотичного «Союза комсомольских организаций ВЛКСМ», а также входят в состав делегаций ОБСЕ и ПАСЕ. Не ставя под сомнение преданность российских наблюдателей идеалам демократии, следует заметить, что склонность к чрезмерной толерантности к нарушениям россияне демонстрируют именно в странах СНГ, о чём свидетельствуют, например, противоречащие вердикту ОБСЕ выводы миссии СНГ на выборах в Беларуси в прошлом году. Не нужно быть великим провидцем, чтобы предположить, что миссии, в которых преобладают представители России и СНГ признают выборы демократичными, даже если какой-нибудь оппозиционный блок снимут с регистрации в ночь перед голосованием, а уровень фальсификаций превысит ожидаемо-допустимые 2—3%.

Среди западных стран наибольшее число наблюдателей направили США (157), Польша (86) и Великобритания (46). Миссии, укомплектованные компетентными в вопросах реальной демократии западными экспертами, как видим, не склонны слепо тиражировать заявления украинской оппозиции о массовых нарушениях закона в ходе избирательной кампании. Западные наблюдатели готовы критично оценить увиденное ими «торжество демократии», но в признании выборов недемократичными не заинтересованы. Версия о том, что, насмотревшись «ужасов» административного террора, цивилизованные гости разочаруются в перспективах Украины — преувеличение: они, в основном, никогда и не очаровывались.

Если украинскую власть интересует лишь признание легитимности выборов, то она, видимо, может спать спокойно: вровень с Зимбабве нас не поставят. Но можно ли такой результат считать успехом, вопрос спорный. Украина всё ещё решает задачи первого уровня демократизации, и далеко не все тенденции свидетельствуют о продвижении вперёд: есть очевидные признаки регресса, которые неизбежно подрывают репутацию страны.

Для государства, являющегося членом Совета Европы и якобы всерьёз стремящегося в Евросоюз, эти выборы являются скорее провалом, чем успехом, независимо от того, один, три или десять процентов голосов будут сфальсифицированы.

Кто убил репутацию Украины?

Самыми эффективными орудиями для борьбы с остатками репутации Украины на международной арене являются отечественная бюрократия, а точнее, культура её политического поведения, а также отечественные СМИ.

Поведение административной элиты, ставшее абсолютно бесцеремонным в последние месяцы, шокирует видавшую виды западную публику, ожидавшую увидеть здесь превращение ростков демократии в саму демократию. Класс администраторов — выпестованная в муках строительства государства исполнительная вертикаль — на нынешних выборах наконец-то предстала перед нами в полной красе. Грубость и отсутствие «тормозов» приобрели экстремальные формы, показав украинскому обществу, а также Вашингтону, Брюсселю и Москве глубину пропасти, отделяющую руководящую «элиту» страны от задекларированных ею же европейских ценностей. Корректные западные наблюдатели говорят: «десятилетия недостаточно для построения зрелой демократии». Неясно, правда, почему того же десятилетия вполне хватило для создания гипертрофированного административного монстра, компрометирующего нацию в глазах цивилизованного мира.

Ведущие отечественные СМИ решили положить остатки своей репутации на борьбу с Ющенко. Если информационная политика «Интера», «ICTV» или газеты «Факты» оказалась вполне предсказуемой, то падение канала «1+1», долгое время считавшегося независимым, впечатляет многих. На этом фоне даже в прошлом печально известный 1-й Национальный ныне выглядит приличнее. Политическая аналитика в массовых СМИ в период выборов почти полностью ориентирована на предоставление имиджевых услуг отдельным субъектам выборов, а не на объективное информирование о процессе. Зритель и читатель, имеющий представление о миссии СМИ в цивилизованном мире, не может не испытать чувство лёгкой брезгливости от содержания основных предвыборных информационных потоков в Украине.

Не исключено, что после подведения итогов выборов украинской дипломатии вновь будет предложено побороться за «имидж» державы. К сожалению, какой бы ни была квалификация дипломатов, их миссия выглядит неосуществимой до тех пор, пока более влиятельная и многочисленная часть политического класса Украины будет последовательно разрушать те элементы, из которых коллективными усилиями нации слагается её репутация.

Административный регионализм и его интернационализация

Мы являемся свидетелями нового этапа диверсификации Украины, расслоения по уровню сопротивляемости общества административным технологиям. В некоторых регионах оформились региональные политические режимы, практикующие гораздо более откровенное игнорирование базовых демократических ценностей, нежели это допускается на общенациональном уровне. В результате длительной эволюции в Украине оформилась своя собственная Беларусь — Донецкий регион — суперавторитарный анклав, являющийся полигоном для грубейших административных технологий и, по некоторым данным, активно поощряемый «центром». Подобные режимы, в менее завершённых формах, заявили о себе в Кировограде, Полтаве, Сумах, Днепропетровске. Наблюдение за подобными «полигонами» позволяет проследить характер политического строя, предлагаемого действующей властью обществу: по сути, это однопартийный бюрократический режим с группой маловлиятельных партий-сателлитов — вульгарная и деидеологизированная версия китайской схемы. Имеет ли такой политический идеал какое-либо отношение к европейской практике — даже уже не вопрос.

Усиливающаяся административная регионализация таит в себе угрозу дезинтеграции Украины, причём потенциал разобщения по политическому признаку выглядит более серьёзным, чем языковая и социокультурная неоднородность. Не случайно именно в ходе нынешних парламентских выборов из Москвы вновь, после долгого перерыва, зазвучала идея расчленения Украины. Подчёркивание и нагнетание региональных различий, сознательно практикуемое властью для сужения электоральной базы Ющенко, оказалось затребованным извне — и это стало ещё одним неформальным козырем в диалоге официального Киева с Москвой.

Драма и миф «иностранного вмешательства»

Тема иностранного вмешательства в избирательный процесс предстала перед украинским обывателем в искажённом виде. Обществу попытались навязать мысль о том, что российские чиновники, путешествующие по Украине и откровенно рекламирующие те или иные партии, блоки или отдельных кандидатов, действуют в рамках приличий, тогда как резолюция Конгресса США №339 — чуть ли не гуманитарная интервенция. На самом деле и одесские высказывания Александра Волошина, и крымские пассажи Лужкова, и откровенные комментарии российского посла содержат очевидные признаки нарушения части 1 статьи 56 Закона Украины о выборах народных депутатов Украины, запрещающей иностранным гражданам участвовать в предвыборной агитации. Сами иностранцы, конечно, могут этого и не знать, но на то есть украинские официальные лица, принимающие высоких гостей, СМИ, есть, наконец, ЦИК, обратившая почему-то внимание лишь на киевское турне Бориса Немцова.

С другой стороны, резолюция Конгресса США, которая в основном содержит пересказ норм нашего же избирательного закона, не может быть квалифицирована как вмешательство, поскольку является рекомендательным документом, наполненным добрыми пожеланиями. Неадекватная агрессивная реакция части отечественного политикума на документ, вероятно, является лишь частью сознательной политики дистанциирования от Запада, проводимой властью при активной поддержке ультралевых.

* * *

Нынешние парламентские выборы не означают ни шага в сторону Европы, ни окончательного исключения Украины из европейской семьи. Украина пока останется в Совете Европы, но апеллировать к Брюсселю на тему ассоциации с ЕС станет ещё труднее. Официальные лица продолжат обработку сознания масс на тему «в Европе нас никто не ждёт», и будут правы отчасти — их действительно уже никто не ждёт. У Запада времени много — и он будет ждать не коррекции курса, а реальной смены элит в Киеве: опыт России уже показал, что такая смена может означать многое. Победа проевропейских демократических сил на предстоящих выборах почти неизбежна. В то же время неизбежно и то, что частично эта победа будет украдена. Власть получит ещё одну безнадёжную попытку доказать, что бюрократический абсолютизм является единственной формой политического режима, способной обеспечить поддержание стабильности в Украине. Окончательный тест на демократию не состоялся, ждущим развязки придётся подождать.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно