Теракт или халатность?

14 января, 2005, 00:00 Распечатать

Сапер ошибается лишь однажды. Беспощадную справедливость этой армейской догмы подтвердила беспр...

Сапер ошибается лишь однажды. Беспощадную справедливость этой армейской догмы подтвердила беспрецедентная трагедия под иракским городком Эс-Сувейра, в зоне ответственности 72-го отдельного механизированного батальона 7-й украинской миротворческой бригады. И даже если официальное расследование причин взрыва боеприпасов подтвердит версию о заранее спланированном теракте, все равно сослуживцам восьми погибших украинских миротворцев от ответственности за столь трагическую ошибку никуда не деться. Возможно, ответственности не столько юридической, сколько моральной. В том числе и за то, что поверили иракским полицейским и забрали боеприпасы из тайника, решив не подрывать их на месте, чтобы не подвергать опасности близлежащие дома мирных жителей. Командование военного ведомства заявляет, что операция по уничтожению боеприпасов была организована и проведена согласно всем правилам безопасности и служебным инструкциям. Возможно, так и есть. Но даже если саперы и сработали точно, выходит, что дали маху разведчики — не предугадали, не проверили, не добыли вовремя оперативную информацию о готовящейся ловушке. В этом смысле намерения шейхов нескольких влиятельных племен Эс-Сувейры установить памятник погибшим миротворцам — утешение, конечно же, слабое.

С учетом потерь казахстанского саперного отряда девять погибших и десять раненых в воскресной трагедии под Эс-Сувейрой — это по военным меркам потери, сопоставимые с длительным боем высокой интенсивности. Но в том-то все и дело, что самые тяжелые потери (восемь погибших и шесть раненых) за все полтора года украинского военного присутствия в Ираке наша третья уже по счету 7-я отдельная механизированная бригада понесла именно во время проведения сугубо миротворческой операции — обезвреживания найденных боеприпасов. Это ли не красноречивое свидетельство того, что в Ираке нынешнем независимо от того, чем занимается иностранный солдат — доставкой гуманитарной помощи мирному населению или ночными «зачистками» в поисках боевиков, — все равно он заложник ВОЙНЫ. Как, впрочем, и тысячи мирных иракцев, ставших жертвами избыточного применения силы войсками коалиции.

Пока же у официального следствия, проводимого военным прокурором 7-й ОМБР майором юстиции Ростиславом Долем, на первом месте стоит версия спланированного террористического акта против военнослужащих 72-го отдельного механизированного батальона. И тому есть несколько подтверждений.

По данным источника из Главного управления разведки Минобороны, перед мощнейшим взрывом, эквивалент которого составил 9 тонн (!) тротила, был слышен характерный для срабатывания электродетонатора хлопок. К тому же на месте взрыва была найдена плата от спутникового телефона Thuraya — при отсутствии мобильной сети в Ираке это чуть ли не единственное средство связи, хоть и не дешевое, но все же доступное гражданским. Военные полагают, что в данном случае звонок на спутниковый телефон мог стать тем самым замыкателем цепи в детонаторе фугаса, который и спровоцировал подрыв всех боеприпасов, уже выложенных саперами на грунт. К тому же, по утверждению и.о.министра обороны Кузьмука, сами боеприпасы — тридцать пять (!) 250-килограммовых бомб американского производства и около двадцати 120-миллиметровых артиллерийских снарядов — на тот момент уже не представляли серьезной опасности, поскольку были без взрывателей, которые находились в нескольких отдельных ящиках.

Опрос свидетелей из числа местных жителей также показал, что в двух километрах от места подрыва находилась автомашина, из которой вели наблюдение за операцией. Сразу после взрыва машина умчалась, а на том месте прибывшие военные обезвредили... еще один заложенный фугас. К тому же полицейских Эс-Сувейры, которые и обнаружили, и охраняли до приезда саперов тот самый злополучный тайник с боеприпасами, неоднократно уличали в сотрудничестве с боевиками. Судя по всему, и тем, и другим было также прекрасно известно о специально отведенном для таких подрывов месте в 10 километрах от Сувейры — там наши с казахами неоднократно подрывали найденные в округе смертоносные находки.

Возможно, фугас заблаговременно был закопан в грунт на месте будущего подрыва, но не исключено, что уже находился среди найденных боеприпасов. Интересно только, как создателям тайника удалось собрать в одном месте аж тридцать пять 250-килограммовых авиабомб американского производства — не украсть же в самом деле с какой-нибудь американской авиабазы? Хотя, как говорят вернувшиеся из Ирака миротворцы, боевики наловчились делать смертоносные фугасы именно из авиационных бомб. Такой фугас закладывают не прямо у дороги, а на расстоянии 20—30 метров — разглядеть его трудно, а силы подрыва вполне хватит, чтобы снести с дороги бронетранспортер. Приводиться в действие такой фугас может с расстояния нескольких сот метров — элементарным пультом от центрального автомобильного замка либо, если расстояние больше, звонком спутникового телефона.

По сообщению влиятельной американской Washinghton Post, ответственность за гибель восьми украинских и одного казахского миротворцев уже взяла на себя экстремистская группировка «Исламская армия Ирака». Генерал Кузьмук заявил, что украинские военные также располагают данными из нескольких источников, подтверждающими сообщение боевиков. Хотя еще во вторник утром Минобороны, наверное по сложившейся уже традиции, опровергало версию о теракте. Но спустя несколько часов именно ее, как наиболее вероятную, озвучил на специально созванной пресс-конференции генерал-лейтенант Владимир Можаровский, на тот момент и.о. главкома Сухопутных войск. Дескать, утром свидетельств спланированного теракта еще не было, а вот после обеда таковые уже появились. Вполне может быть. Потому что уж очень не хочется даже предполагать, что военные придумали версию о теракте, опасаясь гнева общественного мнения после очередной трагедии, случившейся вновь по чьей-то оплошности. Кстати, в профессионализме казахстанских саперов, которые входят в оперативное подчинение 7-й ОМБР, украинские военные не сомневаются — те уже неоднократно проводили подобные подрывы, хотя количество и мощность найденных в этот раз боеприпасов были действительно рекордными для зоны ответственности 72-го батальона. И именно масштабы операции вынудили командира батальона подполковника Олега Матижева выехать на место, чтобы лично ее проконтролировать. По роковому стечению обстоятельств именно двое старших офицеров из 39 украинских военнослужащих, обеспечивавших операцию, — комбат и командир инженерно-саперного взвода капитан Юрий Заграй оказались ближе всего к эпицентру взрыва. Такое количество погибших среди украинских миротворцев стало результатом большого радиуса разлета осколков после мощнейшего взрыва. Казахстанских военнослужащих на месте операции было как минимум втрое меньше — к 72-му ОМБ прикомандировано саперное отделение, погиб капитан Кайрат Кудабаев, четверо его сослуживцев получили ранения. На этой неделе на Житомирщине простились с тремя бойцами 95-й аэромобильной бригады — капитанами Бражевским и Андрущенко, старшим прапорщиком Седым. В Хмельницком похоронили офицеров Болградской аэромобильной бригады — комбата Матижева и командира саперного взвода капитана Заграя. Их сослуживец прапорщик Кацарский похоронен в самом Болграде Одесской области. В городке Первомайском на Харьковщине предали земле тело старшего сержанта Ситникова, который не дожил до окончания контракта всего несколько дней. А село Броневичи Львовской области проводило в последний путь санинструктора Веру Петрик — первую женщину-военнослужащую, погибшую за все время украинского миротворчества.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно