ТАНКИ, ВПЕРЕД

1 октября, 1999, 00:00 Распечатать

В этом году истекает срок нашумевшего «пакистанского контракта», вдохнувшего жизнь в украинское суверенное танкостроение...

В этом году истекает срок нашумевшего «пакистанского контракта», вдохнувшего жизнь в украинское суверенное танкостроение. Последняя партия - 50 танков Т-80 УД будет поставлена Исламабаду в ноябре.

На очереди - Турция? Во всяком случае украинский Т-84 имеет неплохие шансы обойти в новом крупном танковом тендере французский «Леклерк», немецкий «Леопард-2», итальянский «Айрет» и американский «Абрамс». Куш заманчивый. В рамках долгосрочной программы перевооружения Турция изъявила желание закупить и построить (на условиях кооперации) около 1000 основных боевых танков, ожидаемая стоимость контракта - от 2 до 4,5 млрд. долларов.

Ожидалось, что имя танка-«счастливчика» Анкара объявит в 2001 году, но, как резонно полагают некоторые эксперты, в связи с недавним землетрясением процедура определения победителя «фестиваля бронетехники» может и затянуться. Специалисты прогнозируют, что сам процесс поставок танков начнется не раньше 2006 года.

Но Украина готова ждать. Как минимум на ближайшие 10-15 лет вооружение останется одной из главных, если не самой главной (учитывая политическую стратегию) статьей украинского экспорта. Согласитесь, тяжело забыть то, что всегда умели делать не хуже, а часто и лучше других.

Постсоветская Украина, не имея необходимого опыта торговли оружием, умудрилась занять (согласно данным Стокгольмского института исследования мира) 9-е место в мире по объемам проданной за период с 1994 по 1998 годы продукции ВПК. Это принесло 1,541 млрд. американских долларов в сравненных ценах (на 1990 г.). Войти в первую десятку оружейных торговцев Украине позволило резкое увеличение объема экспорта в последние два года. Особенно впечатляющим следует признать «рывок», сделанный в 1997 году, когда сумма экспортных операций выросла почти втрое.

Львиная доля экспортируемой «стреляющей продукции» приходилась на бронетехнику. «Пакистанский контракт» (подписанный в 1996 г. и предусматривающий поставку 320 танков Т-80УД на общую сумму 650 млн. долларов), по утверждениям аналитиков, является крупнейшим экспортным обязательством нашего государства за последние два года. С большой долей уверенности можно прогнозировать, что «танковая тематика» будет доминировать в ближайшие годы. Тем более что Украина готова не только продавать, но также ремонтировать и обслуживать танки, стоящие на вооружении в государствах, некогда входивших в Варшавский пакт.

С 1995 года украинские оборонщики стараются не пропустить ни одной престижной военной выставки, причем основными экспонатами практически всегда были образцы бронетехники.

Отечественные специалисты убеждены, что именно харьковское КБ всегда было законодателем не только советской, но и мировой танковой моды. Уверенность в собственных силах и без преувеличения огромное интеллектуальное наследие стали хорошим подспорьем в процессе реанимации украинского танкостроения. Вопреки скепсису многих зарубежных экспертов Украина сравнительно безболезненно освоила замкнутый цикл производства танков.

Выигранный тендер на поставку танков для Исламабада не только позволил Харьковскому заводу им. Малышева обойти на рынке основных конкурентов - российские «Трансмаш» (Омск) и «Уралвагонзавод» (Нижнетагильск). Он вдохнул новую жизнь в харьковское машиностроение. Гендиректор «малышевцев» и одновременно замминистра машиностроения, ВПК и конверсии Григорий Малюк как-то заметил, что «пакистанский контракт» существенно повысил авторитет завода и страны в целом - заграничные инвесторы потянулись кредитовать и невоенные проекты».

Но говорить о полной реанимации завода еще рано. «Малышевцы» до сих пор с дрожью вспоминают первые годы независимости, когда производство практически стояло, - госзаказов уже не было, коммерческих еще не раздобыли.

В советские времена численность работников этого предприятия достигала 50-60 тыс., сейчас же на заводе трудится всего 13 400 человек, средняя зарплата которых на сегодня составляет 310 гривен.

Загрузка мощностей, по некоторым оптимистическим оценкам, составляет на сегодня не более 20-30 %. По утверждениям специалистов, завод способен выпускать 600-800 единиц военной бронированной техники в год (не считая невоенной продукции). Таким образом, даже те проекты, благодаря которым завод сегодня держится на плаву (а это, помимо «пакистанского контракта», еще и «подряд» на сборку комбайнов «Обрій»), пока не в состоянии вытащить предприятие из долгового болота, куда оно попало в начале девяностых.

И все же надежда на возрождение былой славы есть. «Пакистанский контракт» позволил принять на работу более 5 тысяч ранее уволенных специалистов. А реализация куда более масштабного «турецкого проекта» позволит создать еще тысячи новых рабочих мест.

Потянет ли Украина «турецкий контракт», если он у нас действительно «выгорит»? В Харькове в этом уверены. Республика делает своих бронированных «монстров» почти полностью из собственных комплектующих. Как утверждает один из руководителей харьковского «танкограда», «недостающие мелкие детали можно покупать как в России, так и во многих других странах, - на цене конечного продукта это особо не отразится».

Так, пушки, ранее закупаемые в Перми, сегодня собираются на харьковском заводе - стволы поступают из Сум, с машиностроительного завода им. Фрунзе; системы управления огнем со встроенным прицелом теплового наведения можно покупать у французской фирмы «Sagem» либо производить на черкасском «Фотоприборе» или харьковском «Хартроне»; бронекомплекты приходят с «Азовстали»; аккумуляторы - с днепропетровского аккумуляторного завода.

В общей сложности 95% комплектующих изготавливается в Украине, еще 5 % - это старые запасы российских комплектующих (главным образом, пулеметов), а также закупки в странах дальнего зарубежья.

Тем не менее в интервью «ЗН» помощник генерального директора завода им. Малышева Владимир Ставный опроверг распространенную некоторыми СМИ неофициальную информацию о том, что Украина - без пяти минут победитель «турецкого тендера». Он заметил, что «мы имеем определенные преимущества (надо полагать, в первую очередь речь идет о низкой цене. - Авт.), однако не стоит забывать о двух важных моментах: техническом и политическом. До настоящего времени в Турцию, являющуюся членом НАТО, поставлялись вооружения натовских стандартов, а это связано с дополнительными проблемами и расходами. И потом: согласятся ли поставщики вооружений стран НАТО выпустить из-под своего контроля эту часть рынка. Вполне возможно, что они пойдут на существенное снижение цен на свою продукцию, чтобы не допустить Украину на этот рынок. У них есть возможности для этого. Мы же не сможем позволить работать себе в убыток… Но хотел бы заметить, что у турок мнение о нашей продукции очень высокое».

Впрочем питать иллюзии по поводу «благосклонности» Турции было бы наивно. Еще в прошлом году министр обороны Украины Александр Кузьмук, комментируя результаты переговоров с турецкой стороной, высказался о том, что «речь шла не столько о покупке танков, сколько об организации их производства на территории Турции с покупкой минимальной партии машин». Иными словами, Турция намерена организовать на своей территории крупноузловую сборку танков, а Украину могут попросить поделиться разработками - как своими собственными, так и доставшимися в наследство от Советского Союза.

Реакция «малышевцев» на это была однозначной. Как заявил Владимир Ставный: «Ноу-хау, тем более военные, так просто никогда никто не продаст. Конкуренты будут производить и продавать, а самим придется, извините, кусать локти? Будьте уверенны, если Украина и продаст конструкторскую документацию, то она сделает это так, что ни одна страна мира, даже с современным оборудованием, уровнем квалификации конструкторов и рабочих не сможет изготовить это изделие без нашей помощи…»

Среди потенциальных заказчиков на поставку новой техники и модернизацию старой украинские танкостроители также видят Грецию, которая, по предварительным данными, намерена потратить 500 млн. долларов на обновление своего парка бронетанковой техники. Т-84 достаточно успешно прошел испытания в Греции в конце прошлого года. Этот факт, а также то, что россияне не привезли в Абу-Даби на «IDEX-99» свой танк, дали основания некоторым военным экспертам предположить, что Россия фактически отказалась от соревнования с украинской машиной.

Следует ожидать острую конкуренцию украинских и российских танкостроителей в борьбе за бывших «варшавян», а ныне членов НАТО - Чехию, Венгрию, Польшу (а в перспективе еще и Словакию, Румынию, Болгарию, Македонию), которым после вступления в альянс предстоит пока не столько заботиться об обновлении своих парков бронетанковой техники, сколько о приведении их в соответствие с натовскими стандартами. Покупка новой техники - весьма обременительное дело для относительно скромных бюджетов этих стран.

По подсчетам специалистов, по всему миру (без учета бывших советских республик) насчитывается более 10 тыс. танков

Т-72. Из них 1500 находятся в Восточной Европе. Это приличный кусок рынка, на который реально претендуют два «подрядчика» - Россия и Украина.

У кого больше шансов? Учитывая сегодняшние отношения между Россией и НАТО, альянс (мнение которого будет, безусловно, определяющим), скорее всего, изберет меньшее из зол. То есть нас.

Тем более что Украина уже освоила натовский стандарт танкового орудия. Тем более что среди представителей российской политической элиты едва ли найдется много сторонников модернизации «натовской техники советского производства».

А Украина между делом освоила натовский стандарт танковой пушки (120-мм). Помощник гендиректора завода им. Малышева в интервью «ЗН» сказал: «В данный момент мы серийно не выпускаем натовский калибр орудий, но если закажете, сделаете предоплату - мы с удовольствием для вас изготовим…».

На «пакистанских» танках «малышевцы» устанавливают «советскую» - 125-мм - пушку. Исламабаду натовские критерии ни к чему.

Индии, кстати, тоже. Пытаясь не отстать от своего извечного соседа-соперника, эта страна в последнее время проявляет заинтересованность в модернизации старых Т-72 (которых она имеет на вооружении до полутора тысяч), а также в покупке новых танков. В качестве потенциальных продавцов рассматривают Россию и Украину, предлагающих, в отличие от своих западных конкурентов, качественную технику по приемлемой цене.

Россия (не в последнюю очередь в силу политических причин) имеет больше шансов «отхватить» этот кусок рынка себе. Хотя возможны варианты. Официальному Дели, безусловно, есть за что «обижаться» на Украину, усилившую броневую мощь «заклятого друга» Индии. Но если украинские «восьмидесятки» эффективно разрекламируют себя на поле, Индия способна «заказать» то же самое, что и Пакистан.

Пока Индия «пробует» как русские, так и украинские разработки, но, судя по всему, отдает предпочтение первым. По сообщениям российской прессы, еще в мае этого года Россия поставила Индии три новых российских танка Т-90, которые проходят испытания в пустыне. Если проверка окажется успешной, у россиян уже в ближайшее время закупят 255 таких машин.

Надежды индийцев создать собственную основную боевую машину растаяли - десятилетняя национальная программа создания танка «Арджун», по сути, потерпела крах. Прежде всего не была решена проблема ненадежной работы двигателя в условиях пустыни - ни собственные, ни закупленные в Германии дизели экзамена не выдержали.

Кстати, производимый в Харькове дизельный танковый двигатель - один из главных «малышевских» козырей. По утверждениям конструкторов, их силовая установка прекрасно работает в экстремальных климатических условиях (от -40 до +55 градусов по Цельсию) и имеет бесспорное преимущество перед газотурбинными двигателями, которыми комплектуются многие танки иностранного производства, например американский «Abrams» или российский Т-80.

Скажем, для прохождения одинакового расстояния танку с газотурбинным двигателем нужно в 2-2,5 раза больше топлива, чем машине, оснащенной дизельным «движком». Но самое главное то, что газотурбинному двигателю для работы необходимо много чистого воздуха - он не терпит пыли; кроме того, авиационный бензин, используемый в качестве топлива, более огнеопасен, чем дизтопливо. Таким образом, по мнению харьковских специалистов, дизель идеально подходит для стран с жарким климатом.

Впрочем, у дизеля есть и свои недостатки: в условиях низкой температуры он не запускается «с ходу». Для «зимнего старта» необходимо 15-20 минут времени для подогрева масла и охлаждающей жидкости, в то время как танк с газотурбинным двигателем запускается зимой сразу и без проблем, что обеспечивает его высокую боеготовность в таких условиях.

Как бы там ни было, конкурентоспособность украинских машин на мировом рынке вооружений оценивается достаточно высоко. Сошлюсь на мнение одного крупного специалиста в области танкостроения, большую часть жизни проработавшего на заводе им. Малышева. Проанализировав тактико-технические характеристики лучших танков, он поставил на первое место французский «Леклерк» (примерная стоимость - около 6 млн. долл.). Второе место, с его точки зрения, делят немецкий «Леопард-2» (около 4,5 млн. долл.), украинский Т-84 (около 3 млн. долл.) и последние российские танковые разработки. Американский «Абрамс», английский «Челленджер» и другие основные боевые танки стоят в рейтинге несколько ниже.

Вполне логично, что нашему соседу не очень нравится, что Украина продает свое вооружение там, где Россия может продавать свое. Но куда более раздражающим фактором для многих российских политических кругов является готовность Украины продавать и модернизировать технику для новых стран НАТО. Это действительно тяжело воспринимается большинством российских политиков и просто немыслимо для левых.

Прекращение поставок российских комплектующих в свое время не привело к ожидаемому результату, так как Украина смогла наладить собственный цикл производства танков. Кроме того, Россия пыталась обвинить Украину в нарушении авторских прав. По некоторой информации, представители РФ настаивали на том, чтобы Украина отчисляла бы определенные суммы (как это делает РФ в отношении Китая) за использование и продажу бывших советских технологий, которые россияне считают своими.

К слову, около 3000 различных лицензий СССР в свое время бесплатно передал «братьям по оружию». И уж совсем бессмысленно требовать денег от Украины, с которой собственно и начиналось советское танкостроение.

Генеральный конструктор Харьковского конструкторского бюро по машиностроению (ХКБМ) им. Морозова генерал-лейтенант Михаил Борисюк считает, что проблемы как таковой не существует: «У нас прекрасные отношения с российскими коллегами, претензий по поводу авторских прав на разработки от России не поступало». Точка зрения помощника гендиректора завода им. Малышева Владимира Ставного такова: «Россия и Украина производят различные танки. Какие могут быть вопросы? Это все равно что сравнивать, скажем, Германию и Россию по тому принципу, что обе страны производят технику под общим названием «автомобили»: Германия - «Мерседес», Россия - «ВАЗ». Разделение произошло по принципу «Беловежской Пущи»: что на чьей территории находилось в момент разделения, тому и отошло в собственность. На территории Украины был завод, КБ с генеральным конструктором и конструкцией танка Т-80. Мы с таким же успехом можем предъявить аналогичные требования России на свои разработки. Однако я не считаю это серьезной темой для разговора…»

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно