«Свободу не спинити»? Элементарно...

22 октября, 2010, 17:24 Распечатать

Интересно, победил бы Виктор Янукович на президентских выборах 2010 года, если бы в Украине не было свободы слова?..

Интересно, победил бы Виктор Янукович на президентских выборах 2010 года, если бы в Украине не было свободы слова? Вряд ли. И не только потому, что тогдашний оппозиционер Янукович и его представители буквально жили в телевизоре: о них говорили, писали и показывали не меньше, чем тогдашнего президента, премьера и спикера. Вопрос в другом: предыдущие пять лет пресса, как это и должно быть в демократической стране, позволяла себе критику в адрес власти, не обходила и другие неприятные для чиновников темы. Распри в демократическом лагере, ошибки в управлении страной, кадровая чехарда, популизм и экономические проблемы, о которых открыто говорилось в медиа, стали причиной поражения Ющенко и Тимошенко и привели на самую высокую должность их давнего оппонента. Свободные медиа поработали на победу Януковича намного эффективнее, чем все его соратники, вместе взятые.

За восемь месяцев изменилась не только страна, но и СМИ, особенно телевидение. Если посмотреть новости на любом украинском канале, то самыми важными темами в жизни общества являются совещания и заседания, с которых не вылезают наши власть имущие, потому что все о стране заботятся; их визиты, результаты которых являются оглушительно успешными; их инициативы, реалистичность которых очевидна априори и не нуждается в альтернативных экспертных мнениях; инспектирование разных территорий, во время которых руководителям предприятий и мэрам миллионных городов раздаются нагоняи в стиле «помолчи, холоп, пока барин разговаривает». Контент и картинка на телеканалах становятся до боли похожими — одни и те же темы, цитаты и герои, причем перечень замалчиваемых проблем тоже совпадает. Почти нереально увидеть сюжет о протестах представителей малого бизнеса против Налогового кодекса, критику европейскими институтами откатных процессов в Украине, неадекватный рост цен, смерти задержанных в отделениях милиции, дерзкие нарушения во время избирательного процесса, а именно — об отказе регистрировать кандидатов от оппозиции, засилье партий-двойников, а также полноценный репортаж о расследовании дела Гонгадзе и возможную причастность к нему нынешних и вчерашних власть имущих.

Из эфира вытесняются общественно-политические программы и на их место приходят многочисленные талант-шоу: вся страна поет и танцует! Не вызывает сомнения, что эстетическому вкусу нынешней властной команды больше всего подходит единое информационное пространство соседней России, где о президенте и премьере — или хорошо, или очень хорошо. Владельцы и менеджмент украинских медиа оказались настолько чувствительными к пожеланиям власти, что вот уже и каналы, которые были флагманом непредубежденной журналистики, отказываются от политики в вечерний прайм и предлагают удивленным зрителям двуязычную белиберду. Мониторинги независимых экспертов, в частности Института медиа права, свидетельствуют: количество материалов с признаками заказа и тенденциозности стремительно увеличивается.

«Закручивание гаек» вызывает страх и апатию в журналистской среде, подрывает доверие общества к медиа и, наконец, чувствительно портит репутацию Януковича на Западе. Октябрь стал рекордным по количеству выданных украинской власти «желтых карточек». ПАСЕ в достаточно жесткой резолюции высказала особое беспокойство в связи с отсутствием прогресса в расследовании дела Василия Климентьева, увеличением количества достоверных сообщений о давлении на медиа, с назначениями, провоцирующими конфликт интересов, выборочной отменой лицензий на вещание. ОБСЕ акцентирует внимание на важности плюрализма в медиа. Европарламент в проекте своей резолюции высказывает обеспокоенность в связи с ухудшением ситуации с демократией. А в ежегодном рейтинге свободы слова, обнародованном на этой неделе организацией «Репортеры без границ», Украина «упала» на 42 пункта и занимает сейчас 131-е место — перед Ираком...

Все эти европейские институты высказали особую тревогу по поводу бурной деятельности, развернутой СБУ в «охоте за ведьмами» — правозащитниками, историками и журналистами (кстати, пассаж относительно озабоченности ПАСЕ действиями спецслужбы так и не попал в эфир близких к председателю Службы безопасности каналов; говорят, исключительно по техническим причинам).

Украинская власть пока что рефлексирует по поводу критики из-за границы, но вместо признания проблем и работы над ошибками выбрала другую странную тактику защиты — убеждает общество, журналистов и саму себя, что в действительности все эти резкие резолюции писались уважаемыми европейскими структурами не под влиянием посещения Украины, общения с представителями неправительственных организаций, а под диктовку оппозиции, которая разъезжает «по заграницам» и порочит страну. При этом власть имущие отказываются замечать очевидные вещи: Запад настолько устал от Украины, что одинаково критически относится к политикам всех лагерей, а верит только тому, что видит.

Украинские же медиареалии говорят сами за себя — в стране снова исчезают журналисты, уголовные дела по факту препятствования деятельности репортеров не открываются или не доходят до суда (европейцы были шокированы отказом прокуратуры расследовать избиение корреспондента СТБ охраной президента или безнаказанностью «Беркута», заламывавшего руки репортеру «Нового канала»). Медийные законы тормозятся большинством — чего стоят только последние примеры. Этой осенью постановление Верховной Рады о моратории на проверку медиа во время выборов было проголосовано только за десять дней до окончания кампании, хотя раньше, при всех режимах, принималось раньше времени. Более того, сначала это постановление стояло в повестке дня... 5 ноября, то есть через неделю после окончания выборов! Или многострадальный Закон «О доступе к публичной информации», в очередной раз проваленный большинством на нынешней сессионной неделе.

Опасения партии власти понятны: закон устанавливает более жесткий контроль общества над силовыми структурами и государственными учреждениями, заставляет чиновников оперативно и в полном объеме отвечать на информационные запросы, открывает больший доступ к общественно важным темам. Нынешняя же власть не может похвастаться настоящей открытостью. Журналисты нарекают на ее непубличность, невозможность вовремя получить информацию, поставить острый вопрос первым лицам, добиться оперативного ответа на запрос.

Янукович за восемь месяцев правления имел единственную полноценную большую пресс-конференцию для журналистов, а так предпочитает отформатированные телевизионные интервью или общение с узким кругом корреспондентов президентского пула. Трудно понять, почему окружение президента так оберегает своего шефа от «непроверенных» журналистов, ведь в оппозиции он имел намного более активный диалог с медиа, бывал в студиях ток-шоу и нормально держал удар. Нужна ли Железному Хозяину такая медвежья услуга, которая вызывает все большее недовольство среди репортеров и которую замечает обычный зритель.

Если говорить о правительстве, то корреспонденты правы, когда жалуются, что с ними общаются два вице-премьера и два министра, которых не страшно показывать людям. Ну и, конечно, сам Николай Янович, которого уже не страшно показывать, поскольку все привыкли. Другие министры остаются непубличными. Возможно, потому что, если заговорят, то развеются последние иллюзии о команде крепких профессионалов...

Президент не устает повторять, что нет ни одного доказанного случая цензуры. Ну, в самом деле, не будет же владелец канала свидетельствовать сам против себя. А наши правоохранительные органы не очень настроены что-то подобное доказывать. Как председатель временной следственной комиссии по вопросам расследования фактов цензуры я с коллегами подготовила более 20 запросов к Генеральной прокуратуре по жалобам журналистов, особенно региональных изданий, на давление со стороны местной власти. Так вот, на большинство писем мы получили стандартный ответ: факты не подтвердились, во время проверки выяснилось, что никто на редакторов за критические статьи не давил, технику в редакциях нелояльных газет местная власть отбирает законно, поскольку это собственность гор- или райсоветов, а не сиротских домов — журналистских коллективов, которые за годы работы и на фотоаппарат или компьютер не заработали. Генеральная прокуратура не отягощается вопросом, не давили ли на редакторов этих маленьких редакций местные князьки с требованием отказаться от жалоб, предыдущих заявлений; никого не удивляет, что журналисты, пряча глаза, меняют позицию относительно действий власти. Мы имеем уже несколько неофициальных свидетельств региональных коллег, у которых начались еще большие проблемы после обращения в ВСК, и они просто боятся. Нелегко быть защитником свободы слова в маленьком провинциальном городке, тем более, если президент говорит, что цензуры у нас нет.

Возможно, Виктор Федорович просто смотрит другие каналы или вкладывает другое значение в понятие «свобода слова»? Ведь последние социологические опросы центра Разумкова, других авторитетных институтов свидетельствуют: больше половины украинцев считают, что в Украине внедряется политическая цензура. Граждане осознают, что наиболее подконтрольными являются «голубые экраны», и начинают «идти» в Интернет, до которого власть пока что не добралась. Но это — пока что. Учитывая ее бурную деятельность относительно укрощения информационного пространства, и в этой сфере можно ожидать, что под лозунгами приведения в порядок и лицензирования будут осуществляться зачистка и давление. По крайней мере, такие опасения интернет-сообщество высказывает в контексте некоторых нынешних законодательных инициатив.

Предыдущая власть также не была в состоянии сформулировать государственную стратегию в информационном пространстве. Важность проблемы и вызовы, которые стоят перед информационно оголенным государством, как будто осознавали все, даже специальное заседание СНБО было этому посвящено, но сформулировать и реализовать целостную государственную программу так и не удалось. Нынешняя власть повторяет ошибки предшественников, неосмотрительно медлит с выработкой стратегии, зацикливаясь на тактике укрощения медиа.

К успехам в сфере свободы слова команда президента относит разработку закона об общественном телевидении. Безусловно, это очень хорошо, что глава государства выступает за его создание. Оппозиция будет голосовать за этот законопроект (жалко только, что партия Януковича уже несколько раз проваливала голосование по альтернативному закону об общественном телевидении). До сих пор депутаты не получили текст президентской инициативы, и трудно анализировать, какую форму управления, финансирования и гарантий независимого вещания будет иметь общественное телевидение. Но есть большая угроза подмены понятий, когда будут просто перебиты вывески на УТ без изменения сути. На этой неделе миру был представлен новый наблюдательный совет НТКУ, утвержденный Кабмином. Если это прообраз будущего наблюдательного совета Общественного ТВ, то он довольно красноречив. Итак, в совет государственного телеканала, существующего на деньги налогоплательщиков, вошли аж три чиновника от Гостелерадио, представители министерств, администрации президента и нет ни одного представителя парламента, медиаюриста, профессионала в сфере медиаменеджмента, авторитетных медийных неправительственных организаций.

По такому же принципу сформированы и наблюдательные советы Украинского радио и «Укринформа», впервые парламент полностью исключен из процесса общественного контроля за деятельностью государственных СМИ. О хрестоматийном уже примере назначения Нацсовета, куда трудоустроили специалистов по недвижимости и переработке мусора, повторяться не буду. Кстати, одно место в Нацсовете по квоте президента до сих пор вакантно. К сожалению, Виктор Федорович не спешит прислушаться к медиасреде и назначить туда незаангажированного профессионала.

Несправедливо не упомянуть о подписанном на этой неделе соглашении между НТКУ и «Евроньюз» о старте украинской версии канала, что, без сомнения, является хорошей новостью от нынешней власти. Жаль, что предыдущие правительства (а переговоры о проекте начали еще Тарас Стецькив и Андрей Шевченко, когда руководили УТ) не нашли возможности поддержать этот действительно важный и амбициозный проект. Правда, вина за это лежит и на Партии регионов, которая месяцами блокировала работу парламента, не позволяя принять бюджет-2009, в котором закладывалось финансирование украинской версии «Евроньюза». Хочется, чтобы этот важный для имиджа Украины телеканал строился по европейским принципам информТВ и не стал клоном своего российского собрата. А предпосылки к тому есть: куратором проекта назначен вице-президент НТКУ Валид Арфуш, который с абсолютной безнаказанностью рекламирует позицию, что государственные вещатели должны говорить о власти лишь положительно. Интересно, мог бы стать руководителем арабского или российского «Евроньюза» менеджер, не знающий государственного языка, не владеющий даже его азами? Вопрос риторический. Но в Украине это реальность...

Поговаривают, Янукович собирается еще раз победить на президентских выборах 2015 года. Возможно ли это в стране, где не будет свободы слова? Полагаю, нет. Поскольку власть в отформатированной и отцензуренной Украине 2004 года выборы с треском и позором проиграла. И Виктору Федоровичу еще долго пришлось отбеливать свою репутацию за темники, внедренные действительно не им.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно