Страшная история «доктора» Джексона и мистера Х

10 июля, 2009, 16:27 Распечатать

Майкл Джексон умер еще 25 июня (2009 года), но тело его «живет». Тело как улика его великой славы. Его востребованность стала особо значимой в тот миг, когда давно отлетевший мятежный дух должен бы угомониться...

Майкл Джексон умер еще 25 июня (2009 года), но тело его «живет». Тело как улика его великой славы. Его востребованность стала особо значимой в тот миг, когда давно отлетевший мятежный дух должен бы угомониться. Но непогребенное тело опять в хит-парадах. Почему так? И надолго ли? На эти вопросы отвечают во всем мире третью неделю, причем без устали — понравилось.

CNN, Evronews, Reuters — и все-все-все — продолжают реалити-игру «Долгие проводы». Зал Staples Center в Лос-Анджелесе стал на днях главной трагикомической сценой все­ленского масштаба. Там установили его гроб, позолоченный. Там все в тра­урных тонах. И там же — частенько мелькающие радостные лица на фоне песен «на бис». У части телеаудитории возникла внутренняя опаска: как бы на этот гроб кто не вскочил и не начались еще и пляски…

Популярную передачу «Прощание с «королем» посмотрело только в США около 31 млн. зрителей. Чуть меньше чем о Диане, но тоже успех.

По ходу церемониала бойко продаются его старые альбомы. Пластинки 80—90-х занимают первую десятку Billboard. А фанаты поп-иконы скачивают миллионы-миллионы его песен.

Жизнь все-таки удалась. И все мы — живые свидетели некоей уникальной технологии — «жизнь после смерти». Ибо истерия вокруг гроба — явный элемент заданной программы. Если забыли, теперь напомнили о… Таблетках, забивших желудок. Пробирочных детях, ничем не похожих на некогда смуглого папу…

На этом же фоне — налетевшее воронье (любимой родни) вокруг чужой «добычи», его миллионов.

Мир, захлебываясь, только и говорит о бесконечной любви к нему — вчера, сегодня, всегда. Но мир нагло врет. 2000-е не были «озвучены» саундтреком его новых мелодий и болью его мученического тембра… Иногда напоминавшего рык раненого зверя, крик чайки, а иногда — и откровенную истерику глубоко больного человека, еще при жизни превращенного в «мумию».

В 2000-е его уже практически не слушали. Но о нем «слышали»...

Истекающую «десятилетку» нового века он был не певцом, не мужчиной, не секс-символом (о чем просто безумно помыслить), а именно «мумией» — «мистером Х». Существом без каких-либо человеческих проявлений: если и любил детей, то странною любовью.

На «авансцене» в эти годы — лишь кошмарная пластика, безжизненное лицо, инвалидная коляска. И еще огромная территория его нездоровой «детской» мечты — этот Неверленд, больше напоминающий дурдом для маньяка-одиночки.

Было очевидным и отсутствие его живого интереса к модным музыкальным стилям (в отличие от неугомонной Мадонны).

Недавняя попытка организовать «прощальный тур» — скорее способ покрыть долги, нежели желание отдаться музыке.

Билеты, впрочем, размели: шли прощаться…

Хотя он умер не 25 июня (2009 года), а раньше, раньше и еще раньше. Гениальное музыкальное существо словно загодя погрузилось в мрак Аида, по собственному желанию. Вроде вспомнил название своего первого сольного альбома — «Я обязан быть там». «Там» — это во тьме, где звезды ярче блещут.

Теперь — после официальных похорон — и начались съемки ожидаемого фильма «Мумия возвращается»: со всеми известными линиями.

…А вот не мумией, а живым он все-таки был? И когда? Тогда, когда для миллионов-миллионов в
80-е стал не только воплощением «американской мечты» (темный мальчик «поимел» сей светлый мир), а доктором, целителем. Постоянно встряхивал — врачевал — своей дикой энергией те самые миллионы, не давал унывать, опомниться. Лечил, в основном, ужасную болезнь рубежа веков — безнадежность.

Славу и культопреклонение приносят ему не пиар-технологии, а невероятная музыкальность, нечеловеческая пластичность, сценическая инфернальность. И та самая безбожно неукротимая энергетика, которая в 2000-е уже иссякла — время все-таки.

В связи с ним редко замечают одну важную «фишку». Большие артисты шоу-биза, как правило, играют на «идентификацию»: преломление личного образа в образе сценическом. Пресли, Синатра, Пиаф, «Битлы» или и поныне бодрый архетип постсоветской эстрады («так же как все…»). А этот — не «как все», он «от обратного». На зрителя выплескивался фонтан его иноплатнетной самоуверенности, агрессии, всепобедительности. И сразу же в своих многочисленных видео и концертных эскападах он обозначил, что живет не среди землян, а в своем кошмарненьком «Триллере». И только вурдалаки — его лучшие друзья.

А вот в жизни частной — это комок боли, комплексов, фобий, маний (обо всем, впрочем, уже написано).

Давно на земле — не 80-е, не
90-е. Бессмысленные 2000-е шлакуют организм человечества свежими музыкальными токсинами. Но, несомненно, физическая смерть этого 50-летнего парня, вселенская истерика вокруг похорон — это еще и прощание определенной части активного человечества с собственным детст­вом… Где он был одной из главных «игрушек». Где пел «Билли Джин» или ошеломлял «лунной походкой». И во всем своем победном, но траги­ческом блеске казался ирреальным воплощением детства, которое, верилось, не закончится никогда. Закончилось. Но «долгие проводы» (с дележкой наследства, новыми заработками на имени и т.д.) продолжаются. Ибо тело не в земле, а в «деле». Не напрасно кости брошены в игру.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно