Степан Сенчук: «МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ НА ЛЬВОВЩИНЕ НЕ СУЩЕСТВУЕТ. ЕСТЬ ПРОШЛОЕ, КОТОРОЕ МЫ ЗНАЕМ И ПОМНИМ» - Политическая ситуация в Украине. Новости, обзоры, аналитика, эксклюзивы. - zn.ua

Степан Сенчук: «МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ НА ЛЬВОВЩИНЕ НЕ СУЩЕСТВУЕТ. ЕСТЬ ПРОШЛОЕ, КОТОРОЕ МЫ ЗНАЕМ И ПОМНИМ»

30 июня, 2000, 00:00 Распечатать

Львовщина всегда была областью неспокойной в плане межнациональных проблем. Здесь традиционно жили украинцы, которые свято берегли и родной язык, и родную культуру...

Львовщина всегда была областью неспокойной в плане межнациональных проблем. Здесь традиционно жили украинцы, которые свято берегли и родной язык, и родную культуру. Однако история распорядилась так, что именно здесь проживали представители многих других национальностей. А после второй мировой в западные области приехало немало русских семей. «Русский вопрос» особенно остро возник в начале 90-х, на заре независимости Украинского государства. Тогда во всех бывших бедах коренные жители рьяно обвиняли «москалей», услышав русскую речь, начинались словесные перепалки. Ходили «на острие бритвы», но, слава Богу, ни во что серьезное такое противостояние не вылилось. И потом время от времени то тут, то там начинались выпады то против одной стороны, то против другой. Нынешняя весна и начало лета на Львовщине тоже оказались неспокойными. Быть может, даже более сложными, чем прежде. Об этом — разговор с председателем Львовской облгосадминистрации Степаном СЕНЧУКОМ.

— В последнее время на Львовщине обострилась политическая ситуация и, в частности, межнациональные отношения. Чем это вызвано и какие меры принимает власть, чтобы нормализовать ее?

— Я бы мог задать встречный вопрос: где в Украине эту ситуацию можно назвать спокойной? И вообще замечено, что в весенне-осенний период политические «брожения» не то чтобы обостряются, они активизируются. Не так давно прошли президентские выборы, затем всеукраинский референдум, которые были восприняты неоднозначно в обществе. Было противостояние определенных политических сил. Это тоже могло стать причиной той активизации, которая «проросла» весной. Во Львовской области праворадикальные силы, неудовлетворенные выборами и другими государственными акциями, направили острие атаки на действующую власть, которая поддерживала и поддерживает ныне действующего Президента.

— И поэтому эти силы, начав с митингов в защиту украинского языка, переключились на главу госадминистрации, обвиняя вас во всех социальных бедах и призывая «Долой Сенчука»?

— Если бы к подобным акциям протеста не присоединились другие заинтересованные политические силы и личности из центра и региона, оказавшие и финансовую поддержку, они бы не набрали такой остроты. А так, была сделана серьезная попытка дестабилизировать ситуацию в области, в частности через выпады против первого руководителя. Некоторые силы хотели провести свою линию и взять область под контроль. Я это расцениваю только так. Но сейчас, учитывая то, что на Львовщине всегда в политическом плане было нелегко, ситуация нормализовалась. Не нужно забывать, что именно здесь зарождались идеи нашей независимости, именно наши люди более остро воспринимают экономические и социальные проблемы, и все это возводится в ранг высокой политики. Моментально ищут виновного. И, быть может, это не вина этих людей, а желание быстрее улучшить ситуацию в Украине. Сегодня политика Президента направлена на вывод економики из кризиса, на борьбу с криминализацией общества. Но мы, галичане, всегда были максималистами, мы хотим, чтобы все происходило быстрее. Критикуем всех, но только не себя. Вместо того чтобы выступать за консолидацию, вместе решать наболевшие проблемы, ищем врага.

Почему представители тех же радикальных политических сил не видят, что руководители области направляют все свои усилия на решение экономических вопросов, социальных? У нас, к примеру, нет задолженности по выплате заработной платы работникам бюджетной сферы. Если в области из года в год росла задолженность (по 30—40 млн. грн. в год) по выплате зарплаты предприятиям, то в этом году удалось переломить ситуацию. Задолженность не увеличивается, а уменьшается. В июне вышли на текущую выплату пенсий. Вместе с тем, мы решительно блокируем вексельные расчеты, бартер и т. д, чтобы в бюджет приходили «живые» деньги. Конечно, это тоже многим не нравится, недовольных хватает.

— Вы сказали, что ситуация нормализовалась. Но 18 июня, совсем недавно, прошел митинг приверженцев «национальной революции». Причем говорилось это на полном серьезе. Означает ли это, что в области — революционная или предреволюционная ситуация?

— В прошлом году в это же время те самые организаторы национальной революции расклеивали листовки и призывали «к революции». Как глава области не могу им ничего запретить. Но я обратился к правоохранительным органам, СБУ, чтобы те разобрались с этим вопросом согласно законодательству Украины. Если есть призывы к свержению существующей власти в стране (а национальная революция — это и есть свержение власти), то те, кто к этому призывает, должны ответить перед законом. Или, если они нездоровы, их нужно лечить. Правда, сейчас складывается такая ситуация, что мало кто хочет брать на себя ответственность в таких вопросах. Как и в прошлом году, нынче идея «национальной революции» собрала во Львове горсточку приверженцев. Нормальные люди на подобные призывы уже не «покупаются». Но чтобы подобные вещи были наказуемы, в наше законодательство должны быть внесены соответствующие статьи.

— Трагическая гибель Игоря Билозира, которого в последнее время не очень-то и привечали на Львовщине, тоже перешла в политическую плоскость, межнациональное противостояние «украинцы — русские». Быть может, кому-то нужно было специально создать подобную ситуацию и на месте Игоря мог оказаться кто-то другой? Ходят и такие разговоры. С другой стороны, некоторые СМИ, воспользовавшись такой ситуацией, «подлили масло в огонь», в результате чего МИД России направил вербальную ноту МИДу Украины о недопустимости преследования русскоязычного населения в западном регионе Украины. Что в этой ситуации делали и делают местные власти, чтобы локальный инцидент не перерос в межгосударственный?

— Смерть Игоря Билозира была результатом не только хулиганских действий. Причина ее также в конфликте межнациональном, межязыковом, а на Львовщине такие моменты воспринимаются болезненно. Очень ли замечали Билозира в последнее время? У каждой творческой личности есть подъемы и есть спады. Возможно, последние годы были не самыми лучшими в песенном творчестве композитора Игоря Билозира. Но то, что его знали, любили, — несомненно. Поэтому его смерть вызвала такую волну протеста, такой ажиотаж. Погиб человек неординарный, погиб патриот Украины, своего края, своего языка. С другой стороны, люди, которые его избили, были русскоязычными гражданами Украины. Так что к чисто бытовому конфликту присоединился и конфликт языковой, в результате чего возникла очень серьезная ситуация. Партии крайнего правого направления подняли этот локальный межязыковой конфликт на щит и вынесли его не только на межобластной, но и межгосударственный уровень. Тем не менее, и политические партии разного направления, и местная власть сделали все возможное, чтобы 100-тысячные похороны Игоря Билозира прошли без эксцессов. Не считая того, что нанесли небольшой урон кафе «Ц@@@@сарська кава», где произошел инцидент, каких-то других противостояний на межнациональной основе, конфликтов или пострадавших от них не было. Вместе с тем некоторые СМИ нагнетали обстановку. В них печаталась неправдивая информация о массовых погромах, стычках, о запрете русскоязычной литературы, преследовании русскоязычного населения. Такая неправдивость вновь вызвала волну протеста. Мы — демократическое государство, и область у нас при всех своих сложностях — демократическая. У нас не только русские живут, но и поляки, армяне, евреи, белорусы и т. д. Область всегда была многонациональной. И таких проблем не возникало. Считаю, что данный конфликт был на руку не только украинским радикалам, но и некоторым политическим силам антиукраинского направления, которые вынесли его на межгосударственный уровень. Я подписал и направил протест против неправдивой информации, поступившей через СМИ, в Верховную Раду, Министерство иностранных дел Украины, Кабинет министров.

— Но ведь действительно были созданы какие-то комиссии, которые занимались ревизией книжных киосков, аудиопродукции и т. д.?

— Официально никто никого не проверял, ничего не конфисковывал и не закрывал. Если в результате смерти Билозира была поднята такая волна, то, естественно, негатива было не избежать. Быть может, кто-то ходил что-то смотрел. И только. Но нужно согласиться и с тем, что ни в одном государстве мира нет такого засилья печатной продукции другой страны, как у нас. Да, еще совсем недавно мы жили в одном пространстве, но ведь сейчас у нас свое государство, и мы должны защищать свои национальные интересы. А в те дни действительно лишь спички не хватало, чтобы все вспыхнуло. Но люди проявили огромную выдержку, хотя те, кто недоволен политическим устройством Украины, наверное, только и ждали благоприятного момента. Если выступает Жириновский и говорит: «Убили композитора за то, что он пел русские песни», извините, разве это не конфронтация? Не накал страстей?

— Чтобы завершить этот вопрос, давайте выясним, представители каких национальностей (в процентном отношении) проживают на Львовщине?

— Россияне составляют 7%, поляки — 1%, евреи — 0,2%, белорусы — 0,1%, армяне — 0,1%, другие национальности представлены в незначительном количестве. В области создано 23 национальных общества, никто не притесняется. Кто-то хочет большего, например те же россияне, которые требуют, чтобы вторым государственным языком был русский язык. Но извините, мы живем в своем государстве, и у нас — один государственный язык. И если сегодня в Украине проживают люди других национальностей, они должны знать (хотя бы из уважения к стране) этот государственный язык. Нередко возникают разногласия относительно национальных школ. У нас 7 русских школ, 4 польские, есть воскресные еврейские школы, армянские. Их никто не закрывает, не преследует. Наоборот, национальные школы финансируются наравне с украинскими. Говорят, мол, мало русских школ. Вопрос сегодня не в их количестве, а в том, кто там будет учиться. Те школы, которые работают, полностью не заполнены. Есть ведь и украинские школы, где изучается русский язык.

— Как вы относитесь к тому, что такие праворадикальные молодежные организации, как УНА—УНСО, СНПУ и др., выдвигают лозунги борьбы против «москалей»?

— Да, есть такое. Но почему мы забываем, что и в России существуют шовинистические, праворадикальные силы, которые говорят, что Украина — это большая российская губерния? Эти силы тоже работают на конфликт между нашими государствами. Несмотря на это, мы должны делать все, чтобы отношения были добрососедскими. У нас достаточно крепкие экономические связи, культурные. И простой народ, украинцы, россияне, хотят мирно, нормально жить. Разжигают конфликты не они. Но это — явления переходного периода. Переживем их, будем жить в цивилизованных демократических государствах, которые будут исповедовать свои национальные интересы.

— Недавно состоялась сессия облсовета, на которой рассматривался вопрос о выполнении закона Украины «Про державну мову». Там предлагались радикальные решения в связи с тем, что, оказывается, на Львовщине украинский язык недостаточно защищен. Вы с этим согласны?

— Я бы не сказал, что наш язык, как и украинского товаропроизводителя, нужно защищать. Их необходимо поддержать. То, что украинский язык имеет статус государственного, — это одно. Сегодня необходимо заложить экономический фундамент для его развития, «зажечь» зеленый свет для книгопечатания, полиграфии и т. д. и т. п. Катастрофически мало издается хорошей литературы на украинском языке. А если нет предложения, то место украинской книги занимают другие, в частности русскоязычная продукция. Почему Россия заполонила наш украинский книжный рынок? Да там открыли широкую улицу книгоиздателям, издательствам, упростили налоги и т. д. А у нас вопросами издания украинской книги занимаются очень пассивно. Нужно сделать печатную продукцию как можно более дешевой, чтобы и россияне были заинтересованы переводить свою литературу на украинский язык, печатать ее у нас. Ведь есть же прекрасные украинские произведения, свои авторы. Только где они? Поэтому сессия облсовета в основном акцентировала внимание на том, чтобы выступить в поддержку украинской книги, украинских изданий, украинских радио, телевидения. Сегодня — это проблема экономическая, завтра она станет проблемой духовной. Вместе с тем действовать запретами нельзя, ведь крайний радикализм никогда не ведет к решению вопроса, он приводит к его обострению.

— Тогда как можно объяснить ваше распоряжение относительно приостановки трансляции на Львовщине «Нашего радио», ведь позже арбитражный суд в Киеве признал это решение незаконным?

— Трансляции «Нашего радио» были прекращены два месяца тому. Почему это было сделано? «Наше радио» имеет лицензию, выданную Национальным советом по телевидению и радиовещанию, где четко сказано, что трансляция должна вестись на двух языках — украинском и русском в пропорции 50х50. У меня была встреча с представителями «Нашего радио», и я обратил их внимание на сохранение такой пропорции в вещании. Однако радио вещало на Львовщине преимущественно на русском языке. В связи с тем, что была нарушена лицензия, а Национальный совет в то время не функционировал (его просто не было), и после неоднократных предупреждений «Нашего радио» я выдал распоряжение о временной приостановке его вещания. Да, в законе сказано, что ликвидировать лицензию может только Национальный совет по TВ и радиовещанию. Но как быть в том случае, если последний в тот период не функционировал? На кого переходят его права — об этом ничего не сказано. Я как руководитель области, на территории которой работало это радио, взял на себя ответственность и принял такое решение. Оно было отменено арбитражным судом лишь из-за того, что законодательно этот момент не определен. Я несколько раз разговаривал с представителями «Нашего радио», предлагая им работать согласно лицензии, и трансляции передач будут тут же возобновлены. Они не провели элементарный мониторинг, не изучили аудиторию слушателей, от них, например, я услышал, что во Львове 57% русскоязычного населения. Что после этого скажешь?.. Никто ведь не запрещает слушать английские, французские, те же русские песни и музыку, это абсурдно, но вести передачи, подавать информацию, рекламу и т. д. нужно согласно выданной лицензии. Национальный совет уже приступил к работе, думаю, он во всем разберется.

— Если подвести итоги нашего разговора, вы смотрите в будущее Львовщины оптимистично? Имеются в виду именно межнациональные отношения.

— Я в этом убежден. Межнациональные отношения усугубляются во многом существующими социальными проблемами. Потихоньку мы начинаем двигаться вперед в экономике. Есть прирост производства, создаются новые рабочие места, люди меняются. Эти изменения еще почти незаметны. Будет улучшаться экономическая ситуация — будет изменяться и политическая. А межнациональных проблем как таковых на Львовщине не существует. Наше прошлое еще не очень далеко ушло от нас, оно не забыто, поэтому есть и негатив, которого, я уверен, с каждым годом будет все меньше. Когда наши люди с гордостью будут говорить, что они — граждане Украины, тогда межнациональные вопросы уйдут с повестки дня. Мы должны все для этого делать.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №14, 14 апреля-20 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно