СТАНЕТ ЛИ ГАЗОВАЯ ТРУБА «ВИШНЕВЫМ САДОМ»

5 января, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №1, 5 января-12 января

В Верховной Раде разработан проект закона «Об особенностях приватизации объектов газотранспортной системы Украины», который был презентован на общественных слушаниях 31 октября...

 В Верховной Раде разработан проект закона «Об особенностях приватизации объектов газотранспортной системы Украины», который был презентован на общественных слушаниях 31 октября. Состав участников этого мероприятия — руководство парламента, ряда министерств и ведомств, ведущих научных учреждений, представители дипломатического корпуса и транснациональных компаний — свидетельство актуальности рассматриваемого вопроса. Да вот только общественного внимания-то и не обнаружилось. Вероятней всего, в газоэнергетической сфере наши масс-медиа уже настолько избалованы и развращены скандалами, что на такие «мелочи» и не размениваются. И напрасно.

Ведь, по сути, Украина в своем развитии подошла к очередному Рубикону. Необходимо определяться, резать ли «курочку», несущую «золотые яички» — 30 млрд. кубов почти что дармового газа. Неординарность ситуации требует нетрадиционных решений.

 

Деньги не пахнут,
а труба пахнет… деньгами.

 

Тяготы менталитета

 

Проблемы украинской приватизации явственно окрашены в тона украинской ментальности. Именно особенности национального мировосприятия и миропонимания придают процессам разгосударствления неповторимость, которую никак не способен осознать остальной мир.

Невольно вспоминается чеховский «Вишневый сад». Пьеса, беспощадно препарирующая процессы общественной трансформации российской действительности. Но почему для придания эмоционального накала действу продажи собственности Антон Павлович крушит именно вишневый сад? Ведь это уж точно не знаковый атрибут дворянства. Скорее фундаментальный символ славянской культуры. Или на то время, как и ныне, значимый элемент жизненной среды украинского села — в памяти всплывет «садок вишневий коло хати…».

К сожалению, и сегодня, как и в чеховские времена, приватизация в глубинах народного подсознания воспринимается не как естественный эволюционный процесс, позволяющий перейти к более эффективным формам хозяйствования, а как угроза традициям прадедов.

Да вот только современному миру глубоко безразличны подобные стенания. А потому самим украинцам, дабы выбраться из эмоциональной трясины и хладнокровно разобраться в происходящем, неплохо бы обратить внимание на особенности развития мировых процессов.

 

Под сенью глобализации…

 

Среди политического бомонда о глобализации не говорит разве что ленивый. Но за общими размышлениями в тень уходят значимые нюансы этого процесса. Прежде всего это стремительная десакрализация политики, перевод ее механизмов на рыночные рельсы. На фоне активной интернационализации и транснационализации наблюдаются глубинные процессы взаимосвязанности и взаимообусловленности политики и экономики.

Изменения в российской внешней политике с приходом Владимира Путина наглядно засвидетельствовали стремление России развиваться в русле правил, диктуемых глобальным политэкономическим рынком. Современная российская внешняя политика в значительной степени уже базируется на принципах приоритетности экономических интересов и соответствия политических задач экономическим возможностям. На западном направлении объектом ее приоритетного внимания прежде всего стал Европейский союз.

Украина, как, впрочем, и Польша, для нынешней России — реальность, которую тяжело обойти чисто географически, а потому необходимо включать в сферу своих интересов и расчетов. Теплый прием, оказанный Анатолию Зленко в Москве, вселил надежду на нормализацию диалога с Россией и достижение взаимоприемлемых соглашений. Но договариваться необходимо не только с российской властью, но и с транснациональными компаниями, прежде всего с «Газпромом». А это не одно и то же.

Конечно же, Кремль пытается поставить газовую монополию если не в подчиненное, то хотя бы зависимое положение, склонить к следованию в фарватере своей внешней и внутренней политики. Однако газпромовский джинн уже вырвался на свободу, обретя силы не только внутри, но и вовне. А потому-то в рамках нынешних рыночных реалий загнать его обратно в бутылку государственных интересов уже невозможно. Как следствие — процесс развивается в русле эволюционного сближения интересов Кремля и «Газпрома». Новая энергетическая политика России на западноевропейском направлении — прямое тому свидетельство. И даже структура Государства Российского ныне все больше походит на вертикально-интегрированную корпорацию.

В свою очередь существенно изменяется облик мирового хозяйства. На смену мировому разделению труда идет система глобальных альянсов. Активно набирают обороты процессы транснациональной экономической консолидации. Явления закономерны и обусловлены необходимостью создания эффективных систем управления, производства и даже имиджа в условиях грядущих мировых природных и экономических потрясений. Так, за период 1992—1999 годов объем ежегодных финансовых сделок по слиянию и поглощению крупнейших компаний возрос с 0,4 почти до 3 трлн. долларов.

В России этот процесс активно пошел при явном благословении нового кремлевского руководства. Так, «Сибирский алюминий», пожалуй, первым из российских компаний занялся глобальным переустройством своего хозяйства в таких масштабах, что это вызвало полный переполох в российских финансово-политических кругах. Хотя усилия компании были направлены не столько на монополизацию внутреннего рынка, сколько на доведение интеграции до логического завершения, то есть формирование гибкой и всеохватывающей системы управления всеми основными звеньями производства: от глинозема и электроэнергии до заводов высокого передела по выпуску продукции с высоким уровнем потребительских свойств непосредственно в регионах, близких к потребителям. Украина, попав в эпицентр приватизационных интересов «Сибала», получила именно на этом направлении львиную долю приватизационных поступлений в бюджет. Как, впрочем, и гарантию того, что НГЗ, как и другие украинские объекты, которые планируется интегрировать в такого рода систему, будет работать с максимальной нагрузкой.

Процессы пошли и в российском нефтяном комплексе, что тоже сказалось на приватизационных процессах в Украине. Правда, гораздо скромнее, чем с алюминием. В то же время крах империй Березовского и Гусинского — свидетельство того, что происходит с крупными корпорациями, когда из их системы выхватывается существенный элемент — в данном случае властно-административный.

Сегодня еще более грандиозные планы у «Газпрома», стремительно ворвавшегося под конец 90-х в первую сотню наиболее крупных корпораций мира. Он пытается сформировать управляемые цепочки — от месторождений до желанных валютных потребителей в Западной Европе. И даже включить в эту систему «Медиа-МОСТ» как эффективный инструмент формирования имиджа и влияния. Все это требует надежной системы управления всем хозяйством, в т.ч. и находящимся на территории центральноевропейских государств. Закономерно, что вопрос о приватизации транзитных газопроводов синхронно поставлен на повестку дня во всех этих странах, а не только в Украине. В этой связи интерес «Газпрома» к запараллеливанию газотранзитных потоков вполне понятен и оправдан. И не только как средство повышения надежности газоподачи и даже давления на несговорчивых партнеров. Не менее понятно и намерение застраховать себя от неадекватных ментально-эмоциональных выбросов партнеров.

 

Приватизация трубы или труба приватизации?

 

Относительно того, что в свете развивающихся процессов Украине придется распрощаться с монопольным владением, управлением или контролем над транзитным газопроводом, сомневаться не приходится. А коль так, то на сегодня прежде всего надо думать о том, как с наибольшей эффективностью распорядиться наличными ресурсами.

Как видится, во главу угла газотранспортной приватизации необходимо ставить не величину финансовых вливаний в бюджет — опыт свидетельствует, что их быстро проедят или разворуют. Выбор эффективного хозяйственника тоже достаточно прозрачен — в наибольшей степени в полномасштабном и безопасном функционировании трубы стратегически заинтересован прежде всего собственник газа, каковым на сегодня является только «Газпром». В свою очередь, украинское хозяйство нуждается не столько в деньгах, сколько в стабильных и доступных поставках газа.

Участие западных компаний и вовсе может стать проблематичным, если только они не будут устраивать «Газпром» либо не предложат своей глобальной стратегии в противовес газпромовской. Вряд ли россияне согласятся и на то, чтобы блокирующий пакет акций находился у кого-либо из транснациональных конкурентов. Но оплатить реальную стоимость украинской газотранспортной системы «Газпром» не в силах. Да и западные компании при всем их желании получить функционирующую трубу не станут вкладывать значительные средства, понимая, что ключ к газопоставкам все же находится исключительно в ведении «Газпрома» (в этом же коренится нескрываемое стремление Запада расчленить РАО).

В общем ситуация неоднозначная и противоречивая. К тому же при желании вполне можно найти достаточно поводов, чтобы загнать вопрос в глухой угол и ожидать «ключик на блюдечке с голубой каемочкой». Тем более что сценарий, как практически за бесценок можно скупить нефтеперерабатывающие комплексы, уже отработан до деталей.

И еще одно существенное предостережение. Вступая в период реальной приватизации стратегических объектов, нельзя забывать о таком распространенном в мире бизнеса явлении, как деятельность т.н. инвестиционных спекулянтов или инвесторов-«стервятников». Россия с лихвой хлебнула подобного опыта в непосредственном контакте с самим Кеннетом Дартом.

Технология не такая уж и замысловатая. Предварительно приобретенные блокирующие пакеты акций компаний, которые стоят перед крутыми переменами, впоследствии используются для шантажа или вымогательства у так называемых стратегических инвесторов. По большому счету технология мало чем отличается от того, в чем поднаторели наши чиновники. С той лишь разницей, что вместо административного ресурса «стервятник» использует рыночные механизмы.

Есть ли альтернатива предполагаемому «базару» вокруг трубы?

 

Через трубу —
к консолидации

 

Украина — одна из наиболее газифицированных, а потому и газозависимых стран. И на сегодня вопросы газоснабжения имеют прежде всего социальную окраску. А потому-то она «спинным мозгом» чувствует, что в условиях падения газодобычи в самой России существенно увеличить объем поставок на Запад «Газпром» может за счет либо уменьшения внутреннего потребления, либо сокращения поставок в Украину.

Коль так, Украина обречена искать реальный доступ к участию в новых перспективных разработках газа в Туркмении и России. Именно к такому участию, которое дало бы возможность добывать или распоряжаться теми 70—80 млрд. кубов, которые необходимы для внутренних нужд. Таким образом, задача приватизации обретает новые очертания — выгодно «разменять» транзитную трубу, а вместе с ней и газообеспечивающее хозяйство, трубные заводы и машиностроительный комплекс, выпускающий оборудование для газовиков, на реальное участие в мировой разведке, добыче и транспортировке газа.

Задача на порядок сложнее, чем простая продажа. Тем более что для ее решения в условиях тотальной мировой транснационализации необходимо либо встроиться в один из существующих альянсов, либо создавать новый. Подобная точка зрения выводит и на принципиально новые критерии эффективности приватизации. В частности, приоритет должен отдаваться прежде всего тем вертикально-интегрированным компаниям, которые предполагают вмонтировать приватизируемые объекты в свои производственные и даже имиджевые схемы. Это лучшая гарантия того, что объект будет процветать.

Транснациональная игра Украины стоит свеч и в контексте ее интеграции в мировое сообщество. Яви страна миру способность к экономической консолидации в значимых сферах, к примеру энергетической, и ее международный рейтинг явно повысится. Да и многие проблемы, касающиеся прав и свобод то ли личности, то ли прессы, тогда не будут казаться Западу такими уж «драматическими».

В преддверии глобальных экономических потрясений полноправное участие в глобальных альянсах для Украины не менее важно и с точки зрения реального доступа к формирующимся всемирным деловым организациям, которые способны будут взять на себя ответственность за выход мировой экономики из кризиса. Исходя из таких приоритетов Украина и должна выстраивать свою дружбу с крупнейшими корпорациями Запада в вопросах приватизации трубы и других стратегических объектов.

 

Торг уместен, но…

 

На пороге приватизации, пожалуй, самые расхожие рассуждения вертятся вокруг цены и стоимости. При этом, как правило, одни привязываются к стоимости производственных фондов, другие — к приносимой прибыли. В результате появляются стоимостные пропорции «Газпрома» и «Укртрансгаза» то ли 3:1, то ли 2:1. Однако при этом забывают, что в реальной рыночной стоимости компаний ее материальные активы составляют незначительную часть: к примеру, y «Бритиш Петролеум» — 29%, ІВМ — 17%, «Кока-Кола» — и вовсе 4%. Основная же ценность — «человеческий капитал», эффективная структура управления, марка, имидж и деловая репутация.

В этой связи основная проблема «Укртрансгаза» состоит прежде всего в наличии отягощающих обстоятельств, которые не только аннигилируют ее рыночную ценность, но и делают проблематичным равноправное сотрудничество с серьезными компаниями. Отсюда и основное направление деятельности при подготовке любого объекта к приватизации — создание и культивирование его потенциальных возможностей и доброго имени. В частности, в газовой сфере оптимальными были бы организация и имидж-подкачка «газового пула», в который бы вошли наиболее значимые объекты, способные эффективно работать в газодобывающей, газотранспортной и газоперерабатывающей областях (включая монтажные структуры, разработчиков турбин и компрессоров и т.п.). Обязательное условие — наличие мощной интеллектуальной поддержки данных процессов.

Оптимальным выходом из сложившейся ситуации могло бы стать создание мощной финансово-промышленной группы, в том числе с иностранным участием, которая способна была бы на равных вести дальнейшие торги в газотранзитной сфере.

В качестве перспективного альтернативного варианта необходимо проработать возможность консолидированного участия всех газотранзитных стран Центральной Европы в создании консорциума при участии ТНК, занимающих ключевые позиции на европейском газовом рынке. Главное его преимущество — способность покупать у России газ для Европы на границе с Украиной. Это был бы и серьезный европейский ответ «Газпрому». Возможны и смешанные варианты, когда одну ветку транзитного газопровода эксплуатировала бы компания преимущественно с «газпромовским» участием, другую (в частности, доведенный до уровня эксплуатационной пригодности газопровод Торжок —Долина) — ТНК с преимущественно западным участием. И наоборот.

Реальный интерес к большой газовой приватизации проявили и крупные российские банкиры. В частности, Александр Лебедев, президент Национального инвестиционного совета РФ, он же председатель правления Национального резервного банка, предлагает активнее привлекать банкиров для разрешения проблем накопившихся долгов в контексте большой приватизации в Украине. Так, им предлагается признать часть украинского газового долга государственным, а затем обменять его на акции в рамках обычных коммерческих сделок. Долг, переоформленный правительством Украины в ценные бумаги, предлагается выкупить у «Газпрома» уполномоченным международным консорциумом банков, в состав которого предполагается включить как российские и украинские, так и западные банки.

Однако при всем желании продвигаться в Европу не стоит питать и особых иллюзий. Реально же придется иметь дело прежде всего с «Газпромом». А потому и политика построения взаимоотношений с ним требует наиболее тщательной проработки. Вопрос в первую очередь касается тех альтернатив, которые Украина может предложить в противовес неуемному желанию РАО полностью подчинить себе украинскую трубу. Выходом из сложившейся ситуации может стать воссоздание целостных, относительно завершенных и независимых фрагментов некогда единого газового или даже нефтегазо-химического комплекса, но уже на современных корпоративных основах. А основные усилия в деятельности подобной компании или компаний направить на совместную разработку туркменских, казахских и азербайджанских газовых залежей. Только это позволит не то чтобы решить, а просто снять проблему диверсификации.

А при необходимости и трубу из Туркменистана можно «нарастить» для увеличения поставок газа в Украину и через Украину. И уж конечно не тащить ее через два моря, а пустить по традиционному и оптимальному маршруту через Россию.

Удастся ли Украине достойно пройти через большую приватизацию — во многом будет зависеть от решения именно газотранзитных проблем. Дай-то бог, чтобы в действе над трубой вновь не обнаружился синдром «вишневого сада». И лучше, чтобы «курочка Ряба» продолжала нести «золотые яички» безотносительно к тому, что их будут класть в разные корзины. В условиях развития цивилизованных норм хозяйствования хватит всем.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно