СТАЛЬ И БАРХАТ АМЕРИКАНСКОЙ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ

12 января, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №2, 12 января-19 января

Кондолизу Райс, 45-летнюю советницу новоизбранного президента Джорджа Буша по вопросам национальной безопасности, называют «железной рукой в бархатной перчатке»...

 Кондолизу Райс, 45-летнюю советницу новоизбранного президента Джорджа Буша по вопросам национальной безопасности, называют «железной рукой в бархатной перчатке». 63-летнего Колина Пауэла, назначенного на пост государственного секретаря, считают человеком очень серьезным. И при этом более мягким, чем его предшественница на этом посту Мадлен Олбрайт. Пытаясь представить себе, как будет выглядеть внешняя политика США при Буше-младшем, американские и иностранные журналисты увлеченно копаются в недалеком прошлом, стремясь понять, что представляют собой эти два афро-американца, которые и зададут внешний курс Америки.

Колин Пауэл родился в Гарлеме, в семье ямайского эмигранта. Его отец работал садовником, прорабом, бригадиром грузчиков, а мать — швеей. Лучшими друзьями детства Колина были белый, черный и испанец, а в магазине игрушек, где он подрабатывал после школы, юный Пауэл даже выучил идиш. После окончания колледжа Колин вступил в армию и сделал там головокружительную карьеру. Став героем войны во Вьетнаме, Пауэл тем не менее гораздо решительнее сражался с искажением действительности, к которому осознанно и неосознанно прибегали высшие армейские чины, чем собственно с вьетнамцами. «Я отправился во Вьетнам, исходя из своих принципов и убеждений, — писал генерал Пауэл в своей автобиографии. — И я увидел организацию, изъеденную эвфемизмами, обманом и самообманом». С тех пор Пауэл считает преступным проливать кровь американских солдат ради целей, которые не являются жизненно важными для самой Америки.

Попав по возвращении в Вашингтон в Белый дом в качестве аспиранта, Пауэл начал там свою карьеру еще при президенте Никсоне. После получения магистерской степени по бизнес-администрированию Пауэл разрабатывал в Пентагоне политику национальной безопасности для президента Рейгана, став в конце концов помощником советника президента по вопросам национальной безопасности. Возглавляя объединенное командование американской армией во время войны в Персидском заливе, Пауэл еще раз подтвердил свою репутацию национального героя. Свои руководящие позиции он сохранил и при президенте Клинтоне, в то же время решительно выступая против принесения в жертву американских солдат ради освобождения Кувейта от Ирака, стремления к свержению с президентского поста Саддама Хусейна и американского вмешательства в Балканский конфликт, включая поставки продовольствия боснийским мусульманам, блокированным в Сребренице.

А ныне четырехзвездочный генерал в отставке Колин Пауэл стал первым чернокожим американцем, назначенным на пост государственного секретаря. Еще раньше на вопрос, помогает ли карьере Пауэла цвет его кожи или же наоборот, мешает, один из высокопоставленных чиновников Пентагона ответил: «Пауэл преуспел бы, даже если б был зеленым».

Взлет Кондолизы Райс (подробное интервью с которой было опубликовано в №31 «ЗН» за
2000 г.) был не менее стремительным и захватывающим дух. Внучка бедного фермера из Алабамы, Конди закончила колледж в 19 лет, прославившись как талантливая пианистка и фигуристка. В разгар «холодной» войны она овладела русским языком, а ее докторская диссертация была посвящена военным связям Советского Союза и Чехословакии. Два года, которые предшествовали распаду СССР, она провела в качестве эксперта по Советскому Союзу в Совете национальной безопасности.

В 38 лет Кондолиза Райс стала первой женщиной, первой чернокожей и самой молодой из всех тех, кто занимал пост ректора Стэндфордского университета. С легкостью ворочая весьма своенравным оплотом передовой научной мысли с бюджетом в миллиарды долларов, Кондолиза заслужила репутацию человека, которому по плечу задача любой сложности. «Конди обогатит роль советника по вопросам национальной безопасности всем тем набором своих талантов, которые отличали ее на посту ректора Стэндфордского университета: способностью поглощать огромное количество информации, молниеносно ее обрабатывать, отделять важное от второстепенного, истинное от ложного», — эти слова Чипа Блэкера, профессора Стэндфордского университета, который в ходе избирательной кампании выступал в роли советника Гора, сложно расценивать как примитивную лесть. Настоящая фанатка большого спорта, Кондолиза тренируется вместе со сборной своего университета по тяжелой гимнастике и не пропускает ни одного серьезного футбольного матча. В начале года ее спросили, какой пост она хотела бы занять в том случае, если президентом станет Буш. «Председателем футбольной федерации», — ответила Кондолиза.

И Райс, и особенно Пауэл пользуются в Америке такой популярностью и авторитетом, которых явно не хватает самому Бушу-младшему. Тем не менее их способность адекватно реагировать на сложную и изменчивую ситуацию на международной арене вызывает у некоторых аналитиков серьезные сомнения. Майкл Мандельбаум, эксперт по вопросам внешней политики университета Джона Хопкинса, говорит по этому поводу следующее: «Мы знаем, что команда Буша отнесется серьезно к тем вопросам, которые не получили серьезного отношения со стороны команды Клинтона, особенно в отношении военного вмешательства. Однако мы не знаем, как отнесется команда Буша к тем вопросам, к которым очень серьезно относилась команда Клинтона, а именно к вмешательству финансовому и дипломатическому в целях стабилизации рынков, когда ситуация на них ставит под угрозу всю мировую экономику».

Одной из самых серьезных угроз прошлого десятилетия стал мексиканский кризис, разразившийся в 1995 году. Администрация Клинтона тут же бросилась на выручку своей соседке, хотя против этого шага решительно выступали республиканцы. Как показали дальнейшие события, эта помощь помогла стабилизировать не только мексиканскую экономику, но и избежать более глобального обвала. Вспоминая этот факт, аналитики тут же приводят недавнее высказывание Кондолизы Райс о том, что Америка вовсе не является всемирной службой спасения, которую вызывают по телефону 911. И почему-то у многих возникает подозрение, что такая позиция может дорого обойтись самой же Америке.

Следующим слабым местом доктрины Пауэл—Райс Томас Фридман, обозреватель газеты The New York Times, считает взаимоотношения с Россией, Китаем и Японией. Ведь десять лет назад, когда эта доктрина только начала складываться, эти три страны представляли собой супердержавы, и Америке приходилось прикладывать значительные усилия для сдерживания их силы. Теперь же Америке предстоит противостоять слабости этих же государств, которая опять же угрожает стабильности в глобальном масштабе. Угроза экономического коллапса России, превышение повсеместной коррупцией некоего критического уровня, утеря контроля над радиоактивными веществами угрожает безопасности США гораздо сильнее, чем запуск российской межконтинентальной ракеты. А ведь Пауэл и Райс собираются защищаться прежде всего именно от этих ракет, не жалея 60 миллиардов долларов на противоракетную оборону.

Программная речь Колина Пауэла, лейтмотивом которой стала фраза «Мы будем защищать наши интересы с позиции силы», вызвала определенное непонимание как среди союзников, так и среди соперников США. Тем более, что еще раньше Джордж Буш-младший, который вообще-то предпочитает уклоняться от любых высказываний на тему внешней политики, чтобы не попасть очередной раз впросак, ввел принципиально новое понятие — понятие «стратегического конкурента». Ну да это, правда, не о нас. У нас пока сохраняются все шансы не выклевываться из скорлупы «стратегического партнера».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно