Словакия без правительства

4 ноября, 2011, 16:36 Распечатать

В середине октября внимание всей Европы было приковано к Братиславе, где парламент рассматривал вопрос ратификации соглашения об увеличении стабилизационного фонда.

© www.pinkproductions.cz

Может ли маленькая Словакия заблокировать реформу Европейского фонда финансовой стабильности, о которой договорились остальные страны еврогруппы? Как выяснилось, такая возможность была вполне реальной. В середине октября внимание всей Европы было приковано к Братиславе, где парламент рассматривал вопрос ратификации соглашения об увеличении стабилизационного фонда, созданного для спасения евробанкротов. Во время первого голосования словацкий парламент сказал «нет» европейским предложениям, а заодно отправил в отставку правительство Иветы Радичо­вой (в пакете с ратификацией евродокумента депутаты голосовали и вотум доверия действующему правительству). Окончательно проект прошел после повторного голосования благодаря взаимопониманию с оппози­цией, однако его ценой стали политический кризис и назначение на 10 марта 2012 г. досрочных выборов, на которых, скорее всего, победят социалисты.

Братислава против всех

Правительство Иветы Ради­човой с самого начала (т.е. с июля 2010-го) занимало крайне жесткую позицию в вопросе реформы еврозоны. Братислава не соглашалась на создание стабилизационного фонда и уже тогда хотела наложить вето, предлагая взамен контролируемое банкротство Гре­ции. В основе такой радикальной позиции Братиславы был не столько политический авантюризм, сколько принципиальное несогласие с предлагаемыми решениями, которые словаки сравнили с тушением пожара бензином.

Для маленькой и в определенной степени провинциальной Словакии переход на евро первого января 2009 г. означал нечто большее, нежели техническое де­ло замены валюты. Словакия — молодое государство, которое ищет свое место на геополитической карте Европы и хочет играть в международных отношениях, по крайней мере, такую же роль, как соседние Чехия и Венгрия. Ввиду сего словаки восприняли замену валюты как что-то вроде вступления в элитный клуб самых богатых и влиятельных. На укрепление позиции Словакии в регионе повлияло и то, что Евросоюз фактически разделился на «Европу двух скоростей», в которой важнейшие решения принимают толь­ко члены еврозоны. А Слова­кия — единст­венная страна Вы­ше­градской четверки, входящая в этот клуб. В такой ситуации словацкой делегации выпала роль неформального адвоката интересов всей Централь­ной Европы на форуме группы евро, что повлияло на решимость, с которой это небольшое государство добивалось учета своих предложений.

Следует отметить, что эти пред­ложения изначально выглядели довольно радикальными. Бра­тислава первой официально предложила ужесточить правила Пакта стабильности и роста, контролируемое банкротство Греции и участие частных банков в финансировании программ помощи для стран с чрезмерным дефицитом. Словакия с большими оговорками согласилась на создание антикризисного фонда, однако категорически отказалась предоставлять кредит Греции. Аргумен­тация была весьма логичной: если Словакия в 1998—2006 годах смогла провести болезненные реформы, то почему бы не потребовать таких же шагов от греков? Кроме того, Ивета Радичова обращала внимание на то, что в Греции даже во время кризиса средняя зарплата втрое выше, чем в Словакии, а средняя пенсия — в четыре раза больше, поэтому несправедливо требовать от «бедных словаков» оказывать помощь «богатым грекам».

«Не дадим ни копейки»

Как выяснилось, словаки бы­ли правы, говоря, что кредит для Греции не является решением проблемы. Словацкие предложения постепенно попали в главное русло дискуссии, в частности, их стали лоббировать и влиятельные немцы. В определенный момент возникла даже неформальная коалиция Берлина, Вены и Братис­лавы, активно добивавшихся реформ еврозоны и ужесточения фискальной дисциплины.

Серьезные проблемы возникли, когда на повестке дня оказался вопрос согласия Братиславы на увеличение Европейского фонда финансовой стабильности. Этот вопрос вызвал развал внут­ри словацкой властной коалиции: три партии выступали за участие Братиславы в указанном механизме, а либеральная «Сво­бода и солидарность» Рихарда Сулика была категорически против.

Чтобы добиться от коалиции согласия на ратификацию соглашения, Ивета Радичова решила совместить это голосование с вотумом доверия для своего правительства. Впрочем, премьер играла ва-банк не впервые: судьба правительства уже решалась в мае, когда парламент голосовал за нового генерального прокурора. Тогда Ради­чова победила и укрепила свою политическую позицию, однако на этот раз она просчиталась: коалиционные либералы все-таки не поддержали ратификацию европейского соглашения, и правительству приш­лось уйти в отставку.

Чтобы найти выход из кризиса, лидеры трех партий коалиции должны были договариваться с оппозиционным «Смером» и с неблагосклонным к ним президентом Иваном Гашпаровичем. Пар­тия Роберта Фица согласилась поддержать ратификацию во время повторного голосования, одна­ко в обмен на досрочные выборы, которые назначили на 10 марта 2012-го. До тех пор править будет временное правительство Радичовой (уже без участия либе­ралов) с ограниченными полномочиями.

Реформы в атмосфере кризиса

Самое парадоксальное в этой ситуации то, что партии, создававшие кабинет Радичовой, обязаны успеху на выборах в 2010 году именно греческому кризису, позже ставшему причиной отставки этого правительства. Партия Роберта Фица «Курс — социальная демократия», правившая в 2006—2009 годах, радовалась высокому рейтингу, достигнутому благодаря своей социальной политике. Это было время очень стремительного роста ВВП и улучшения уровня жизни, поскольку сказались положительные результаты предыдущих реформ. Однако ценой этого социального комфорта был стремительный рост государственных расходов, а следовательно — долга и дефицита, который вырос с 1,9% ВВП в 2007 году до 6,8% ВВП в 2009-м. Это стало основанием для утверждений, будто Словакия потихоньку скатывается на греческий путь.

При нормальных обстоятельствах избиратели не были бы озабочены абстрактным для обычного человека дефицитом, однако греческий пример повлиял на словаков как холодный душ. По­этому на выборах в июне 2010 г. победили партии, которые ассоциировались с уменьшением расходов бюджета и реформами. И именно снижение дефицита стало главной задачей, которую поставила перед собой Радичова и ее кабинет.

Как оценивать более чем годичную деятельность уходящего в отставку кабинета? Прави­тельст­во Иветы Радичовой оказа­лось не таким уж реформаторским, как предыдущие кабинеты центра и правых сил, т.е. два правительства Микулаша Дзуринды (1998—2006). Главным его успехом стало проведение реформы общественных финансов и значительное уменьшение дефицита. Еще один успех — довольно удачная борьба с коррупцией и непрозрачными схемами в госзаказах и юстиции. В вопросах правопорядка ситуация в Словакии была гораздо хуже, чем в соседних Чехии или Польше, а при Фице в стране разразилось несколько громких скандалов, связанных с продажей прав на выбросы СО2, строи­тельством автобана и зимне­го стадиона в Братиславе. Вве­де­ние прозрачных процедур государственных закупок и аукционов привело к значительным сбережениям и помогло заметно снизить дефицит госбюджета. Прави­тельство также начало большую социальную реформу, цель которой — введение единой ставки отчислений в больничный, социальный, пенсионный и другие фонды независимо от источника дохода.

Какие прогнозы?

Результат выборов в марте 2012-го будет зависеть от того, удастся ли уходящему в отставку правительству за эти несколько месяцев завершить начатые реформы, в частности популярную в народе реформу юстиции и социальных отчислений. Если же кроме этого удастся заметно снизить дефицит и улучшится эконо­мическая конъюнктура, то партии нынешней коалиции смогут рассчитывать на хороший результат.

Победителем выборов в любом случае станет оппозиционный «Смер» («Курс») Роберта Фица. Многое зависит от того, попадет ли в парламент Словацкая национальная партия Яна Слоты — традиционный коалициант «Смера», балансирующий на грани 5% проходного барьера. Трудно также представить обновление правительства в нынешнем составе, то есть с участием либеральной «Свободы и солидарности», повлекшим отставку правительства. А без либералов альянс центра и правых сил вряд ли сможет получить властное большинство.

В такой ситуации наиболее вероятна широкая коалиция с участием социалистов и одной или двух партий центра и правых сил. Зато сама Радичова заявляет, что не будет баллотироваться на парламентских выборах и уходит из партийной политики. Впро­чем, многие считают, что у нее есть шансы победить на президентских выборах в 2014 году, а ее нынешняя принципиальность может ей в этом только поспо­собст­вовать.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно