СИРИЯ МЕНЯЕТСЯ!

20 декабря, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск №49, 20 декабря-27 декабря

В минувшую пятницу в отношениях между Великобританией и Сирией произошло событие, значение которого трудно переоценить...

В минувшую пятницу в отношениях между Великобританией и Сирией произошло событие, значение которого трудно переоценить. Впервые за многие годы на Туманный Альбион с официальным визитом прибыл президент Сирии Башар Асад. Следует отметить, что сирийский лидер попал на Британские острова не первый раз в жизни.

Вспомним, что смерть президента Сирии Хафеза Асада в июне 2000 года стала очередным напоминанием того, как делается политика во многих ближневосточных странах. В Сирии президентский пост перешел по наследству — от отца, правившего страной твердой рукой в течение тридцати лет, к его сыну, Асаду, долгое время жившему на Западе, в частности в Британии, где он получил медицинское образование. Башар Асад свободно говорит по-английски и французски. В общем-то он и не собирался становиться преемником своего отца, а мечтал о карьере врача-офтальмолога, практикующего в благополучном Лондоне. Однако после того как его старший брат погиб в автомобильной катастрофе в 1994 году, выбора у него не осталось. После несчастного случая с братом он поступил в военную академию, расположенную к северу от Дамаска. В январе 1999 года ему присвоили звание полковника.

Башар Асад вышел на политическую арену, не обладая твердой политической базой. В наследство ему досталась застойная экономика и неразвитая инфраструктура. Может быть поэтому надежды Лондона на то, что после прихода к власти в Дамаске нового президента международная политика Сирии изменится в сторону более тесных связей с западными странами, улетучились, как дым. Игнорируя свои обещания, данные после кончины отца, превратить Сирию в открытое общество, Асад лишь усилил репрессии против оппозиции.

Несмотря на долгое проживание в одной из ведущих западных стран, Башар Асад пошел по стопам отца и во внешней политике. Он резко критикует политику Запада на Ближнем Востоке, отказывается выводить сирийские войска из Ливана и заявляет, что не будет даже обсуждать с Израилем возможности двустороннего мира. По мнению политологов, для этого имеются объективные причины — Сирия не имеет достаточной силы для того, чтобы пойти на сепаратный мир с Израилем, подобно тому, как это сделали Иордания или Египет.

Дамаск должен балансировать между радикалами и умеренными политиками арабского мира. Ведь на поддержку Вашингтона, включившего Сирию в список «стран-изгоев», поддерживающих терроризм, рассчитывать ему не приходится (с сирийской территории оперируют действующие против Израиля террористические группировки «Хезболла» и «Хамас»), а политического союзника, СССР, дававшего десятки миллиардов долларов «строителям арабского социализма», уже нет на карте мира.

Визит Башара Асада пришелся на время, когда Великобритания пытается наладить более тесные отношения с Сирией после охлаждения между двумя странами, вызванного резкой полемикой Блэра и Асада на пресс-конференции в Дамаске в прошлом году.

Накануне прибытия сирийского лидера в Лондон газета «Таймс» опубликовала обширное интервью с ним, ставшее первым, которое президент Асад предоставил британской прессе после своего прихода к власти. В редакционном комментарии газета отметила, что визит президента Сирии свидетельствует о выходе этой страны из продолжавшейся долгие десятилетия самоизоляции. «Таймс» напомнила, что Сирия всегда считалась одной из самых антизападно и антиизраильски настроенных арабских стран. Однако, по мнению газеты, визит в Дамаск премьер-министра Блэра в прошлом году привел к тому, что Сирия превратилась в основного союзника Запада на Ближнем Востоке в борьбе с терроризмом, что и проявилось в позиции этой страны при голосовании в Совете Безопасности ООН по «иракской резолюции». Поэтому Британия должна сделать все возможное, чтобы содействовать осторожным и пока что медленным реформам, которые проводит в Сирии Асад.

Действительно, на сегодняшний день Сирия — единственная арабская страна — член Совета Безопасности ООН. Она пользуется влиянием в арабском мире и соседствует с Ираком. Эти две страны не только имеют общую границу — они также связаны и общими экономическими интересами, поскольку значительная доля экспортируемой Ираком нефти в обмен на продовольствие идет через Сирию. Неудивительно поэтому, что иракский кризис стал главной темой сирийско-британских переговоров. Кроме того, руководители Великобритании и Сирии обсудили израильско-палестинские проблемы и либерализацию сирийского общества.

В отношении, по крайней мере, первого из этих вопросов премьер-министр Тони Блэр и президент Башар Асад, что называется, «согласились не соглашаться». «Разногласия между нами очевидны, но я считаю, что сам процесс консультаций с Сирией — это правильный путь», — заявил британский лидер на пресс-конференции после переговоров.

Его высказывание прозвучало на фоне усиливающихся предположений о том, что официальная реакция Лондона на представленный недавно доклад Ирака о программе оружия массового поражения будет негативной: по мнению официальных лиц в британском правительстве, в отчете слишком много неясностей. Критические замечания на этот счет поступают и из Вашингтона: представитель Белого дома заявил, что у Ирака не будет «еще одного шанса» рассказать правду о своих запасах оружия массового уничтожения.

Асад в ответ подчеркнул, что иракский президент Саддам Хусейн не идет на конфронтацию с Западом, и сообщил, что смотрит на ситуацию с оптимизмом. По его мнению, в последнее время явно прослеживается готовность иракского правительства к сотрудничеству, поэтому кризис неминуемо разрешится миром.

Сирийский президент не высказал каких-либо новых взглядов и на проблему палестинского экстремизма. Отвечая на обвинения в поддержке Дамаском боевиков из группировок типа «Хамаса» и «Исламского джихада», он заявил, что в Сирии нет организаций, поддерживающих терроризм. Палестинские интересы, по мнению президента, в Сирии действительно представлены, но это, как заявил Асад, «пресс-представительства», позволяющие палестинцам высказывать свои взгляды.

Однако в упомянутом интервью «Таймс» Асад снова встал на защиту палестинских экстремистов, поддержав деятельность «Хамаса» и «Исламского джихада». По его словам, их вылазки — реакция на «терроризм, проповедуемый премьер-министром Израиля Ариэлем Шароном против мирных палестинцев».

Что касается внутренней политики Сирии, то британские дипломаты признают некие признаки перемен, но недовольны тем, что процесс либерализации идет слишком медленно. Британский Форин офис указывает на послабление в сфере контроля над прессой, освобождение политических заключенных и разрешение, данное иностранным инвестиционным банкам на работу в Дамаске.

Сирийцы, в свою очередь, говорят о том, что политическая либерализация идет своим чередом, и вместе с тем осуждают попытки западных держав насильно насадить демократию в странах Ближнего Востока.

Несмотря на то что попытки Тони Блэра убедить Асада занять нейтральную позицию в случае военного конфликта с Ираком не увенчались стопроцентным успехом, британский премьер не мог не отметить публично некоторые подвижки Дамаска в этом вопросе. «Сирия меняется!», — заявил он и отметил, что поддержка Сирией резолюции Совета Безопасности ООН о разоружении Ирака внушает ему оптимизм в отношении дальнейшего диалога с сирийским руководством.

Однако многие британские аналитики уверены в том, что дружественные отношения между британским премьером и сирийским президентом — всего лишь пиаровская акция, цель которой — замаскировать американскую политику. И они приводят следующие аргументы — в то время как американскому президенту Джорджу Бушу неудобно открыто общаться с лидером страны, находящейся в американском списке стран, поддерживающих терроризм, ему очень удобно, чтобы его британский союзник проводил с ближневосточными лидерами разъяснительные беседы относительно американской политики.

Но если они даже и правы, то это гораздо менее важно, чем искренние попытки Тони Блэра завязать диалог с Сирией вместо того, чтобы изолировать эту страну. Да, Башар Асад диктатор, унаследовавший власть от своего отца; да, он позволяет таким организациям, как «Хамас» и «Исламский джихад», открывать свои офисы в Дамаске.

Тем не менее, и он, и его страна рассматриваются британцами в рамках мировой кампании по борьбе с международным терроризмом. Ведь именно сирийские связи с экстремистскими антиизраильскими организациями дают Дамаску возможность оказывать давление на эти группировки. А если в израильско-палестинском конфликте и будет достигнут какой-либо прогресс, то в его рамках Израиль и его союзники неизбежно будут вынуждены вести переговоры с Сирией. И здесь налаженные связи британского руководства с этой страной ох как пригодятся — в этом случае Лондон превратится в одного из влиятельнейших модераторов ближневосточного урегулирования.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно