СИЛА ВСЕГДА В ПОЧЕТЕ

17 мая, 1996, 00:00 Распечатать

Босния и Герцеговина - полгода без войны С 3 по 15 мая проходила очередная, шестая по счету, ротация 24...

Босния и Герцеговина - полгода без войны

С 3 по 15 мая проходила очередная, шестая по счету, ротация 240-го отдельного специального батальона Вооруженных Сил Украины в бывшей Югославии - основного миротворческого подразделения на территории страны. В начале года укрбат успел перейти из состава многонациональных сил ООН под оперативный контроль сил IFOR. В общей сложности за последние четыре года на Балканах несли службу более трех тысяч украинских миротворцев. 16 из них так никогда и не вернутся на родину. Они погибли, защищая мир и стабильность в чужой стране, укрепляя престиж своей.

Столица

Тот, кто в последний раз посещал Сараево полгода назад, сегодня просто не узнает город. Изуродованная войной столица Боснии и Герцеговины очень изменилась. Дело, наверное, не только в том, что с приходом весны природа буйствующим цветом и зеленью скрыла остатки разрушенных строений и язвы воронок. Город буквально на глазах наполняется жизнью. Открываются бесчисленные кафе и магазинчики, появляются на дорогах автомобили - старые и не очень. Нет больше снайперов на окрестных холмах и крышах многоэтажек, не рвутся на площадях мины, убраны с улиц искореженные автомобили, служившие единственной защитой от пуль и осколков. Нет теперь в городе и сербов. Пустуют полуразрушенные православные церкви. В отличие от исламских мечетей. Несмотря на то, что процент католиков-хорватов остается довольно высоким. Сараево из города трех религий фактически превратилось в мусульманский город - столицу мусульманского государства Босния и Герцеговина, совершенно неожиданно возникшего в самом центре Европы.

Согласно подписанным сторонами Балканского конфликта Дейтонским мирным соглашениям Босния и Герцеговина, сохранившись в своих границах, осталась единым федеративным государством, поделенным на неравные части между сербами, хорватами и мусульманами по предложенной ООН схеме: 49% - сербам, 51% - хорватам и мусульманам. Довольными не остались ни те, ни другие, ни третьи, ведь огромное количество мирных жителей было вынуждено покинуть родные места и перебираться поближе к своим. Пустующие дома в сербских районах Сараево уже занимают беженцы с занятых сербами территорий.

Пока в качестве одного, но очень весомого аргумента выступают многонациональные силы IFOR, состоящие из подразделений всех стран НАТО и шестнадцати неНАТО.

Миротворцы

60-тысячный контингент войск IFOR пришел в Боснию на смену миротворческим силам ООН (UNPROFOR) в начале декабря. В НАТО пришли к выводу о том, что политика убеждения на Балканах потерпела фиаско. «Голубые каски» сами оказались заложниками конфликта, теряя людей, вооружения и технику, фактически не имея возможности применять силу не только в целях разъединения враждующих сторон, но и для самозащиты. Согласно уставам ООН, UNPROFORец имеет право вести огонь на поражение в ответ на враждебные действия только после того, как убедится, что стреляли не в воздух, а именно в него, а под ноги бросили не камень, а гранату. Многочисленные блок-посты могли беспрепятственно задерживать сопровождаемые силами UNPROFOR конвои, антиснайперские миссии «голубых касок» заключались, преимущественно, в выполнении функций бронированного общественного транспорта, с помощью которого мирные жители имели возможность перемещаться по городу под снайперским огнем. Отношение населения к «голубым каскам» было соответствующим. В них не видели реальной, способной защитить силы.

IFOR учел ошибки своего предшественника. На смену методам убеждения пришла политика навязывания мира силой оружия, как бы парадоксально это ни звучало. Один вид камуфлированных вояк на тяжелой бронетехнике вместо традиционных «голубых касок» с их выкрашенными в белое автомобилями уже заставил задуматься руководство конфликтующих сторон и привел в восторг мирных жителей. IFOR был наделен статусом сил охраны. Противоборствующие армии, федеральные полицейские силы и гражданские лица обязаны оказывать ему всяческое содействие.

Миссия IFOR разделена на несколько периодов. Первым делом военные дороги были очищены от чек-поинтов и населению гарантирована свобода перемещения по стране. Враждующие войска были отведены на два километра от вновь утвержденной линии разграничения, а их тяжелые вооружения - за пределы десятикилометровой зоны. Неповиновения с их стороны не наблюдалось: инструкции IFOR четко предписывают огонь на поражение при любой попытке вооруженного сопротивления. С максимальной точностью.

Казармы Тито

240-й отдельный специальный батальон Вооруженных Сил Украины, с 92-го года находящийся в Сараево, получил официальный статус IFOR только 22 февраля. В течение двух месяцев до этого его смело можно было называть незаконным вооруженным формированием на территории Боснии и Герцеговины, что и делалось руководством страны. Находясь в составе сил ООН, укрбат не смог зарекомендовать себя с лучшей стороны. Поднимался вопрос о выселении батальона из традиционно занимаемых им «казарм Тито» - бывшего военного училища в центре Сараево и о его пребывании на территории Боснии вообще. Чиновники страны относятся к украинцам с большой долей недоверия, отождествляя их с православными сербами и поддерживающей их Россией, соответственно желая видеть в своей столице подразделения близкого по вере Египта. В то же время сами сербы обвиняют украинский батальон, стоящий на мусульманской территории, в веропредательстве. Да и руководство НАТО, необходимо отметить, побаивалось связываться с украинским батальоном, унаследовавшим структуру и порядки бывшей Советской Армии. Поэтому и традиционная для воинских контингентов стран, не входящих в НАТО, инспекция тут проводилась с особым пристрастием.

По-видимому, командование французской дивизии «Саломандра», в которую структурно вошел укрбат, осталось довольно подготовкой украинских бойцов (говорят, огромное впечатление на «френчей» произвели показательные выступления украинских десантников с традиционными фейерверками и разбиванием кирпичей об головы). И сейчас, по словам командира дивизии, укрбат является лучшим подразделением «Саломандры».

Безусловно, он уступает контингентам западных стран в тыловом обеспечении (с переходом в IFOR финансирование батальона в полном объеме взяла на себя украинская сторона, а это - не менее 450 тысяч долларов в месяц). Экипировка бойцов устаревшая и неудобная (бронежилет весит 18 кг, каска - образца 39-го года), БТР-70 - машина хорошая, но с неэкономичным и небезопасным бензиновым двигателем (русбат уже давно использует более современный БТР-80 с дизелем), ощущается острая нехватка легкой бронетехники (БРДМов всего два, а УАЗик бронетехникой не назовешь даже с большой натяжкой). Однако по мобильности и неприхотливости к внешним условиям укрбату нет равных. Да и надежность украинского вооружения и техники вызывает зависть у коллег из французских батальонов (бронежилет отечественного производства они называют «противотанковым», а французский бронетранспортер как-то при столкновении с нашим БТРом просто раскололся пополам).

Зона ответственности укрбата, захватывая северную часть Сараево, простирается на 50 километров в глубь территории. Если во время войны поле его деятельности было достаточно широким, начиная от антиснайперских миссий и заканчивая конвоированием гуманитарных грузов (включая самый сложный маршрут Сараево - Горажде), то сейчас укрбат в основном выполняет контрольные функции. Бывают и исключения, например поддержание порядка во время массовых акций и разминирование важных территорий.

Мины

Война в Боснии уже закончилась, но счет ее жертв постоянно пополняется. Главной опасностью, подстерегающей сегодня как мирных жителей, так и солдат многонациональных сил, стали минные поля. Говорят, сейчас вся страна представляет собой одно огромное минное поле. Эта проблема, по-видимому, станет основной в послевоенной Боснии на ближайшие несколько лет.

За годы войны на территории Боснии и Герцеговины по самым скромным подсчетам скопилось более 3 000 000 мин. От 20000 до 30000 только в Сараево. Это - если не считать огромного количества неразорвавшихся боеприпасов. Каждая из сторон конфликта, покидая занимаемые ими ранее территории, считала своим долгом оставить «подарки» воинским частям подходящего противника. На большинство минных полей нет соответствующих формуляров. Согласно Дейтонским соглашениям, стороны обязаны сами снять свои минные поля, однако заниматься этим не спешат. Карты минных полей часто оказываются утерянными, да и особого желания появляться в опасных зонах даже с предоставленным IFORом саперным оборудованием ни у сербов, ни у мусульман нет.

Нет возможности этим систематически заниматься и силам IFOR, миссия которых заключается только в контроле за выполнением соглашений. Вот и приходится мирным жителям и возвращающимся на свои территории беженцам своими силами разминировать лужайки и дворы собственных домов, рискуя увеличить 200-тысячный счет жертв войны и после ее окончания. Извлеченные таким образом минные взрыватели затем стаскиваются к блок-постам IFOR, добавляя головной боли бойцам и военной полиции.

Кладбища в Боснии стали излюбленным местом работы местных минеров. В то же время массовые паломничества к местам захоронения предков, даже если они находятся на вражеских территориях, - святая традиция. В таких случаях IFOR вынужден не только предотвращать попытки вооруженных и рукопашных столкновений, а и выделять собственные саперные подразделения для обеспечения безопасности акций.

Бизнес

В Сараево деньги лежат под ногами. Они закопаны под разрушенными заводами и зданиями, под обвалившимися мостами и разбитыми дорогами. Вопрос только в том, кто их поднимет.

Война и бизнес - неразделимы. Это - и торговля оружием, и контрабанда нефтепродуктов, и коридоры для транспортировки наркотиков. Деньги зарабатывали армии враждующих сторон, собирая «налог» с беженцев, покидающих свои дома на собственных автомобилях. Однако гораздо более прибыльным бизнесом является участие в восстановлении пострадавшей от войны экономики. Довольно много говорилось о массовых бомбардировках территории бывшей Югославии НАТОвской авиацией, как об оптимальном способе достаточно сильно разрушить экономику страны для последующего коллективного ее восстановления. Как показала практика, активнее всех в этот процесс включилась Германия. Инженерную технику Бундесвера сегодня можно встретить на всех важнейших объектах восстановления «народного хозяйства» Боснии. Зачастую огромные деньги, выделяемые международными финансовыми организациями на восстановление этих объектов, исчезают бесследно, так как качество работ очень редко отвечает заявленному.

Безусловно, свои деньги пытаются заработать и жители Боснии и Герцеговины. На своих соседях, продавая по дешевке захваченные пустые уцелевшие дома и стройматериалы с разрушенных. На том же

IFORе, торгуя сигаретами и соком из поставляемой им же гуманитарной помощи.

Еще один выгодный вид бизнеса, особенно процветавший во времена UNPROFOR, - автомобильный. Согласно законам страны, все транспортные средства после войны должны были пройти перерегистрацию. Регистрировались только не поврежденные пулями и осколками автомобили, а таких в Сараево - меньшинство. Остальные - либо сбываются по дешевке тем же миротворцам (поцарапанную осколком «Ладу» можно купить за 2-2,5 DM), либо списываются «на боевые действия». Дело в том, что по закону стоимость автомобиля, пострадавшего в ДТП по вине миротворческих сил, должна быть полностью возмещена владельцу. При

UNPROFORе с этим проблем не возникало, бюджет ООН спокойно переносил такие потери. Теперь же, когда все расходы на содержание контингентов взяли на себя страны-участницы, водителям боевой техники, особенно украинским, приходится проявлять чудеса мастерства вождения, уклоняясь от так и норовящих попасть под колеса легковых автомобилей.

Деньги в Боснии делают все. Кроме Украины. Батальон батальоном, а крупных украинских бизнесменов в Сараево, кроме первого комбата 240-го, отказавшего служить дальше в украинской армии, сейчас нет. Будут ли, неизвестно...

IFOR не вечен

Судя по всему, методы IFOR полностью себя оправдали. В Боснии сейчас не стреляют, хотя и особого дружелюбия между враждующими сторонами не наблюдается. В то же время главная задача IFOR - способствовать политическому урегулированию конфликта, а не быть дамокловым мечом, сдерживающей силой между противоборствующими армиями.

К концу года, по Дейтону, войска IFOR должны покинуть территорию Боснии и Герцеговины. Этому должны предшествовать свободные и демократические выборы, которые определят состав законодательного органа страны и выведут на мировую политическую арену трех новых президентов Боснийско-Хорватской Федерации. По мнению экспертов ООН, этот акт положит конец междоусобной вражде на Балканах и станет гарантом мира и стабильности в регионе. Так думает ООН. На это надеются и жители страны, начиная восстанавливать свои дома, открывая собственный бизнес, понемногу привыкая к мирной жизни.

Но сохранится ли мир на Балканах в отсутствии такого мощного сдерживающего фактора, как войска IFOR? Вряд ли. Сербы, уходя из Сараево, обещали вернуться. Мусульмане в свою очередь жаждут отомстить за погибших. Следовательно, и контролирующие мир международные силы будут присутствовать тут до полного политического урегулирования. Не исключено, что мандат IFOR может быть продлен по крайней мере еще на год. По крайней мере украинский батальон, после последней ротации, пока не готовится к выводу с территории страны. С IFORом или без IFORа, но на достаточно длительное время Босния, вероятно, останется под патронажем НАТО. Североатлантический альянс должен довести до конца свой эксперимент по непосредственному влиянию на геополитическую ситуацию в Европе.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно