«Што беларусу нада: бацька — ёсць, урна — радом»

16 июля, 2010, 17:09 Распечатать

Александр Лукашенко в раздумьях: бессменный президент Беларуси решает, когда лучше провести президентские выборы...


Бессменный президент Беларуси решает, когда лучше провести президентские выборы. В декабре или январе? А может, в феврале? Провести выборы до конца года, поскольку зима грозит серьезными экономическими потрясениями? Но это даст шанс оппозиции выйти на улицу. Или попозже, когда наступят холода, и сторонники оппозиции будут иметь дополнительные сложности в организации своих мероприятий? Так или приблизительно так сегодня стоит вопрос перед Лукашенко. Он уверен в победе, поскольку пользуется у себя в стране высокой популярностью. Но, как и каждый авторитарный правитель, Лукашенко хочет заручиться поддержкой как можно большего числа избирателей, прибегая к всевозможным методам, и при этом не испортить отношения с Западом. И хотя в сентябре нижняя палата парламента должна огласить окончательную дату выборов, только от воли Александра Григорьевича зависит, когда в Беларуси состоятся очередные выборы президента. С уверенностью можно сказать одно: они пройдут до седьмого февраля 2011 года — этого требует белорусское законодательство.

О дне выборов гадает и вся Беларусь. В беседе с «Зеркалом недели» белорусские политики и эксперты называли разные даты. Такие известные оппоненты Александра Лукашенко, как Александр Милинкевич, Андрей Санников, Анатолий Лебедько, не исключая проведения выборов в январе, все же делали ставку на декабрь. Свой прогноз они аргументировали далеко не лучшей экономической ситуацией в Беларуси. Да, пока своевременно выплачиваются пенсии и зарплаты. Но инфляция сильно обесценила пенсии, а возможностей найти кредиты для их индексации становится все меньше и меньше. Да и заработная плата на 70% выплачивается из кредитов. А ведь еще предстоит повышение цен на коммунальные услуги, что не может не отразиться на рейтинге президента. «Поэтому Лукашенко не будет дожидаться еще большего ухудшения экономической ситуации», — считает глава гражданской акции «Европейская Беларусь» Андрей Санников.

Однако политический аналитик Андрей Ляхович полагает, что выборы состоятся шестого февраля: «Сам Лукашенко как-то заявил, что он согласен с этой датой. В силу разных причин она является очень выгодной для режима, который заинтересован в продолжении диалога с Западом: власть хочет создать дополнительные трудности для оппозиции, чтобы той было трудно мобилизовать своих активистов. Ведь основная часть мероприятий оппозиции в рамках предвыборной кампании приходится на новогодние праздники». Конечно, все может быть переиграно Лукашенко в последний момент: на выбор даты, помимо социально-экономических проблем Беларуси и отношений с Западом, влияние оказывает и российский фактор.

Еще не так давно Москва активно поддерживала режим Лукашенко. «Благодаря России авторитарный режим Лукашенко перерос в диктатуру», — убежден бывший глава Верховного Совета Беларуси, лидер белорусской социал-демократической «Грамады» Станислав Шушкевич. Но отношение Кремля изменилось. Нынче российское руководство было бы не прочь, если бы в Красном доме, резиденции белорусского президента, появился хозяин посговорчивее, более чуткий к пожеланиям Москвы, готовый идти в кильватере российской политики. Ведь экономика Беларуси во многом субсидируется за счет дешевой российской нефти, но нынешние белорусско-российские отношения — это сплошная череда конфликтов, которые периодически обостряются: идут войны то газовые, то — молочные. Последние два громких кризиса возникли из-за стоимости российского газа для Беларуси и платы за его транзит белорусской территорией, а также из-за создания Таможенного союза, когда Минск требовал равные цены на энергоносители внутри этого объединения. (Газовый конфликт, кстати, показал, что в белорусских реалиях владение «Газпромом» 50% акций «Белтрансгаза» означает, что российский монополист контролирует дырку от бублика…)

За последние шестнадцать лет у россиян накопилось достаточно претензий к лидеру страны, входящей в Союзное государство: Беларусь лавирует между Востоком и Западом, Россией и Евросоюзом, а Лукашенко предпочитает получать экономические преференции за интеграционную риторику и обращение к славянскому братству. Подобная тактика обеспечивает выживание его режима. Но эта политика не устраивает Кремль, желающий видеть белорусского президента более лояльным по отношению к России, более последовательным в выполнении своих обещаний. Да только Лукашенко не собирается играть подобную роль. Минск так и не признал независимости Абхазии и Южной Осетии, ведет диалог с Западом, участвует в еэсовской инициативе «Восточное партнерство» и натовской программе «Партнерство ради мира». «Вообще участие в «Восточном партнерстве» и диалог Беларуси с Западом является для Лукашенко сильным козырем в его диалоге с Россией», — полагает Андрей Ляхович. Но, главное, режим Лукашенко не пускает российский бизнес в белорусскую экономику.

Россияне уже не первый год добиваются допуска российского капитала к масштабной приватизации белорусских предприятий, входящих в список т.н. фамильного серебра Беларуси — Новополоцкого и Мозырского нефтеперерабатывающих заводов, Солигорского калийного комбината, Минского тракторного завода, МАЗа, БелАЗа и т.д. В подготовленной министром иностранных дел России Сергеем Лавровым «Программе эффективного использования на системной основе внешнеполитических факторов в целях долгосрочного развития РФ» без обиняков говорится о российских интересах в этой стране: «Расширять российское инвестиционное присутствие на Украине и в Белоруссии… Добиваться согласия белорусских властей на приобретение российскими нефтяными компаниями контрольных пакетов акций нефтеперерабатывающих предприятий Белоруссии».

Но этот сценарий крайне нежелателен для Минска: он создает угрозу неограниченной власти президента Беларуси. Ведь на белорусском рынке никто не сможет противостоять россиянам, поскольку в стране так и не была сформирована национальная буржуазия. Вместо нее существует номенклатура, в руках которой и находятся крупные финансовые ресурсы и политическая власть. Эта команда, сгруппированная вокруг Александра Лукашенко, делит белорусские драники и зарабатывает деньги, не имея серьезных конкурентов со стороны ни Запада, ни Востока. И она вовсе не горит желанием, чтобы в белорусскую экономику пришел крупный российский бизнес, который сделает ее никем и ничем. Поэтому Минск приглашает австрийцев, немцев, американцев и выставляет барьер перед россиянами. А Лукашенко в последнее время часто называет российских олигархов жуликами, которые рвутся в Беларусь. «Как бы это ни звучало парадоксально, хотя Беларусь ориентирована на российский рынок, но при Лукашенко наша страна становится все более независимым от России государством: президент не хочет быть российским губернатором, а его окружение очень не хочет, чтобы сюда пришли российские конкуренты», — считает Андрей Ляхович.

Сегодня Москва не прочь бы заменить белорусского президента: как и в случае с Виктором Ющенко, Александр Лукашенко вызывает идиосинкразию у нынешнего российского руководства. И будущая президентская кампания станет отличной от предыдущих тем, что батька не будет иметь политической поддержки со стороны Кремля. Москва ищет альтернативу Александру Григорьевичу. Ищет и не находит: у России нет кандидата, который бы мог составить достойную конкуренцию Лукашенко. Благодаря стараниям батьки, в Беларуси сегодня — политическая пустыня. На прошлых выборах в 2006-м Россия финансировала кампанию Александра Козулина через ряд коммерческих организаций, пытаясь через него оказать влияние на президента. Но Козулин был осужден на пять лет, и Лукашенко тем самым показал России, что любой ее протеже, получающий от нее финансовую и информационную поддержку, очень быстро окажется за решеткой.

Сейчас появилась информация, что Кремль поставил на Виктора Шеймана, бывшего госсекретаря Совета безопасности, которого подозревают в организации похищений и убийств политических оппонентов Лукашенко. Услышав от нас вопрос о Шеймане, наши белорусские собеседники единогласно исключили этот вариант: «Шейман не пойдет на то, чтобы быть кандидатом в президенты». Даже при финансовой поддержке россиян ему будет трудно собрать сто тысяч подписей, необходимых для регистрации кандидатом в президенты. (Это непростое дело и для многих ведущих оппозиционных политиков.) К тому же, как говорят, на Шеймана собран большой компромат по его причастности к похищениям и политическим убийствам. «Он — заложник Лукашенко. Отстранение Шеймана от занимаемой им должности госсекретаря Совета безопасности в 2008-м было со стороны президента актом, который позволил начать диалог с Западом. Но Лукашенко отодвинул Шеймана, а не устранил», — рассказывает председатель Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько.

Политолог Андрей Ляхович считает, что подобную информацию на ряде российских сайтов периодически публикуют близкие к Кремлю российские аналитики, с целью раскола команды Лукашенко. Пока что без видимого успеха: для Москвы очень большой проблемой является то, что власть в Минске достаточно консолидирована. В ней есть свои западники, русофилы и просто экономические националисты. Но это команда, не желающая, чтобы в Беларусь пришла Россия с ее деньгами. Например, были статьи, в которых говорилось о том, что Кремлю необходимо подтолкнуть к участию в выборах премьер-министра Сергея Сидорского, уже семь лет возглавляющего правительство. «Да, Сидорский понятен Кремлю, он предсказуем. Но ни Сидорский, ни кто-нибудь другой из ближайшего окружения Лукашенко не будет участвовать в выборах. Из-за страха за свою жизнь, угрозы потерять положение или по другой какой-то причине. Поэтому на представителей окружения Лукашенко России рассчитывать не приходится. Хотя она, возможно, и хотела бы», — говорит Анатолий Лебедько и добавляет: Кремль не будет инвестировать и в оппозицию, Москва еще не готова ее поддержать.

«Конечно, есть ряд людей в оппозиции, которые хотели бы, чтобы на них поставила Россия. Например, генерал Валерий Фролов или неокоммунист Сергей Калякин», — уточняет Андрей Ляхович. Калякин в свое время выступал за то, чтобы Беларусь подписала договор о ПВО более устраивающий Россию, чем тот, который подписал Лукашенко. Были у него и радикальные интеграционные заявления. Однако и Фролов, и Калякин — маргинальные политики. Поэтому эксперты сомневаются, что Москва пойдет на такой шаг: это финансово затратный проект, но абсолютно неэффективный с политической точки зрения. Как замечает Лебедько, проевропейский и пророссийский кандидаты — не на повестке дня сегодняшней кампании. «Есть еще и кандидатура Козулина, который пока не определился с тем, будет ли он принимать участие в выборах», — в свою очередь полагает Ляхович.

В этой ситуации следует ожидать усиления прессинга Москвы на Минск: очевидно, что Кремль использует избирательную кампанию как рычаг давления на Лукашенко, чтобы тот пошел на определенные экономические и политические уступки. По мнению Анатолия Лебедько, Кремль даже может пойти на то, чтобы дать добро на поддержку со стороны российского бизнеса каких-то политических проектов в Беларуси. Не исключено, что Москва вновь использует свой традиционный рычаг влияния — газовый кран. Или вновь выдвинет претензии к белорусской мясомолочной продукции: Лукашенко сам дал россиянам этот рычаг давления, привязав белорусскую экономику к российскому рынку. Безусловно, Москва будет активно использовать также массмедиа, тем более что Беларусь входит в российское информационное пространство.

Кремль уже нанес Лукашенко ощутимый имиджевый удар: в начале июля на «газпромовском» телеканале НТВ и государственном англоязычном Russia Today были показаны два фильма, посвященные белорусскому президенту, — «Крестный батька» и «Последний диктатор Европы». Эти фильмы выдвинули в адрес Лукашенко серьезные обвинения. Они рассказывают о том, что белорусский президент устраняет политических оппонентов, преследует инакомыслящих, разваливает экономику и имеет любовницу. По российским телеканалам, вещающим на Беларусь, «Крестного батьку» белорусская цензура не пустила. Но фильм активно распространяется через Интернет.

По большому счету, эти фильмы не оказали какого-то существенного влияния на формирование общественного мнения Беларуси. Большинство из тех, кто посмотрел «Крестного батьку» и без того были уверены, что к исчезновениям Дмитрия Завадского, Юрия Захаренко, Виктора Гончара и Анатолия Красовского имели отношение высокопоставленные сотрудники силовых структур — бывший глава МВД Юрий Сиваков, тогдашний министр внутренних дел Владимир Наумов, командир спецотряда быстрого реагирования Дмитрий Павличенко и госсекретарь Совета безопасности Виктор Шейман. Но фильм — сигнал для Александра Лукашенко, свидетельствующий об изменении политики в отношении лукашенковской Беларуси со стороны Кремля. К слову, долгие годы закрывавшего глаза на деяния администрации союзного с Россией государства. «Российские политики мне сказали, что фильм показали для того, чтобы продемонстрировать Лукашенко: будешь дурить, то мы тебя так информационно обложим, что тебе некуда будет деваться», — сказал в разговоре с «ЗН» Станислав Шушкевич. В свою очередь Андрей Санников уверен: «Поскольку Лукашенко недоговороспособен, то россияне решили продемонстрировать, что не будут его покрывать». А вот первой реакцией Минска на продемонстрированные фильмы было желание запретить вещание российского телевидения на территорию Беларуси.

Вообще-то последние месяцы белорусские государственные СМИ, участвуя в информационной войне, культивируют негативный образ России. В какой-то степени это дает возможность Александру Лукашенко отводить от себя упреки в неспособности справиться с возникшими экономическими трудностями. Очевидно, что тема суверенитета, безопасности и независимости будет использоваться и во время избирательной кампании. Сегодня Лукашенко с пафосом заявляет: «Мы не упадем, не будем ползать на коленях ни перед кем — ни перед Евросоюзом, ни перед Россией, ни перед Америкой».

В том, что Александр Лукашенко в очередной раз станет президентом Беларуси, не сомневаются даже самые последовательные оппозиционеры. «Думаю, у Лукашенко еще вполне достаточно сил, чтобы еще раз назначить себя президентом», — говорит глава движения «За свободу» Александр Милинкевич. Референдум 2004 года дает батьке право баллотироваться неограниченное количество раз, а его рейтинг популярности, несмотря на затронувший Беларусь экономический кризис, стабильно держится на уровне 40%. Нет сомнений, что ко дню выборов эта цифра будет куда больше: Лукашенко располагает мощным админресурсом и контролирует массмедиа. А вот его политические оппоненты не имеют доступа к государственным СМИ, являющимися основным источником информации для большинства белорусов. Поэтому рейтинг ближайших конкурентов Лукашенко составляет всего 3—5%.

Несмотря на эти удручающие данные соцопросов, шансы на то, что оппозиция выставит единого кандидата, крайне малы. Станислав Шушкевич, равно как и политолог Андрей Ляхович, полагает, что «вероятность появления единого кандидата равна нулю. Будет несколько кандидатов». Такой же точки зрения придерживается и Александр Милинкевич. Уже сегодня заявили о своей готовности баллотироваться на пост президента четырнадцать оппозиционных деятелей. Среди них и тот же Александр Милинкевич, и Андрей Санников. «Это становится похожим на фарс», — говорит Андрей Ляхович. Андрей Санников, которого Станислав Шушкевич считает одним из самых достойных кандидатов, думает иначе: «То, что много кандидатов, это хорошо. Значит, многие почувствовали, что эта власть скоро сменится».

Оппозиционные политики утверждают, что они ведут переговоры о едином кандидате, хотя и признают определенные сложности с его выдвижением. «О едином кандидате можно договориться уже во время начавшейся избирательной кампании. Для того чтобы зарегистрироваться в качестве кандидата, необходимо собрать сто тысяч подписей. Потенциал оппозиции невелик. Это примерно две-три инициативные группы, которые могут реально собрать необходимые подписи. На этом этапе и могут состояться переговоры между этими двумя-тремя претендентами — замглавы Объединенной гражданской партии Ярославом Романчуком, лидером кампании «Говори правду» Владимиром Некляевым, Александром Милинкевичем», — считает Анатолий Лебедько.

Но линия раздела между оппозиционерами проходит по многим пунктам. Прежде всего политиков разделяет неприятие друг друга. Андрей Ляхович наиболее сильным противником Лукашенко на президентских выборах называет Александра Милинкевича. Будучи кандидатом от объединенной оппозиции, он участвовал в выборах 2006 года. Он наиболее популярен среди демократического электората и активистов демократических оппозиционных организаций. Кроме того, он имеет большую поддержку со стороны Европы.

Однако фигура Милинкевича вызывает крайнее неприятие у его соратников по оппозиционному лагерю. «Милинкевич дискредитировал себя самым неподобающим образом. Я был его горячим сторонником. Был среди тех, кто его выдвигал, избирал. Но потом он забыл, что надо работать с Беларусью, и начал гастролировать по Европе. Сегодня он фактически играет в пользу Лукашенко», — убежден Станислав Шушкевич. Не могут простить Милинкевичу и то, что он поддержал политику ЕС в отношении Лукашенко. «Есть те, кто считает, что необходимо содействовать диалогу диктатора и Европы. Но они на самом-то деле поддерживают режим», — пояснил свою позицию Андрей Санников.

Кризис в стане оппозиции зашел очень далеко — это большие тактические противоречия, интенсивная междоусобная борьба, очень напряженные личные отношения, что дает Лукашенко неплохой шанс выиграть выборы без существенной фальсификации. «Реальные цифры будут где-то между 50% и 60% от пришедших», — заявил в интервью «Свободные новости плюс» социолог Олег Манаев. Да только удержится ли Лукашенко от искушения приписать к результатам пару десятков процентов? Ведь авторитарные политики считают, что их режим тем крепче, чем больше за них проголосовало на выборах, поскольку демонстрирует миру не только их популярность, но и возможность контролировать ситуацию в стране. Однако фальсификации — это угроза осложнения отношений с Западом. Во время недавнего визита в Минск еврокомиссар по вопросам расширения ЕС и европейской политики соседства Штефан Фюле уже заявил, что предстоящие выборы должны быть проведены в полном соответствии с демократическими стандартами, и от соблюдения этих норм будут во многом зависеть дальнейшие отношения Беларуси и Евросоюза.

Впрочем, маловероятно, что Брюссель откажется от тактики, используемой с 2008 года — втягивания Беларуси в торгово-экономическое сотрудничество, которое, возможно, когда-нибудь приведет к некоторой политической либерализации режима. Евросоюз полагает, что политика экономических санкций может привести только к еще большему ужесточению режима и преследованию оппозиции, а без «Восточного партнерства» угрозы для белорусской независимости были бы намного более реальны и ощутимы. Но, по мнению Андрея Ляховича, «то, что делает режим, очень напоминает прыжок вперед, прыжок назад. И трудно понять, какой из этих прыжков более длинный. Запад все-таки должен предложить дорожную карту, т.е. расширение торгово-экономического сотрудничества и предоставление инвестиций (чего очень хочется режиму Лукашенко), но при условии определенных встречных шагов со стороны власти к политической либерализации. Эта политика была бы правильной».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно