Шинель Могилева, или 100 дней после приказа

17 февраля, 2012, 16:45 Распечатать Выпуск №6, 17 февраля-24 февраля

Свою 100-дневку на посту премьера Крыма, выпавшую на эту неделю, Анатолий Могилев отметил уходом в полный отказ по поводу подведения итогов и оценок своей деятельности.

Свою 100-дневку на посту премьера Крыма, выпавшую на эту неделю, Анатолий Могилев отметил личным рекордом по скорости проведения заседания Совмина (18 минут) и уходом в полный отказ по поводу подведения итогов и оценок своей деятельности. Слукавил кокетливо, мол, негоже самого себя судить: «Пускай меня оценивают крымчане. Это будет самая лучшая оценка. Я считаю, что еще очень много не успел сделать, и что-то уже сделал». 

Вообще-то 100-дневка топ-чиновника — это не день рождения, который человек решает отмечать с гостями или в гордом одиночестве. Прижившаяся заморская традиция предполагает, прежде всего, промежуточный отчет перед работодателем-налогоплательщиком, исходя из которого и оценивается способность руководителя выполнять свои обещания и возложенные на него обязанности. За время этого условного испытательного срока (что вполне соизмерим с закрепленным в ТК Украины) топ-менеджер обязан не только изучить ситуацию и людей, но и предложить свой план работы и показать первый результат. И Могилев активно ездил по Крыму, и не только для того, чтобы перерезать ленточку или зажечь факел. Оперативно откликался на протесты и аварии, лично вникал в проблемы, не покрывал макеевских земляков, вынужденных под скандал с тендером уйти в отставку с поста вице-мэра и начальника УКС (хотя могли и сесть — в свете сроков для «чужих»). Отказывался от интервью: дескать, надо изучить и вникнуть, вот будут 100 дней… Но когда они пришли, оказалось, что отчитываться как бы и не о чем — личного зачета нет. 

Конечно, нужно принять во внимание, что в Крым Анатолий Могилев пришел не по зову сердца, а по воле Семьи, понудившей министра внутренних дел освободить место, снять с себя шинель «значительного лица» и отправиться на полуостров с миссией — «продолжать дело Василия Джарты», точно так же, к слову, в свое время сосланному Виктором Януковичем на Юг. Но если Джарты ссылку пытался превратить в трамплин, для чего, прежде всего, сам Крым надо было значительно поднять над уровнем болота, то у Могилева политические эксперты наблюдают другую тактику. «По-любому, он хочет, чтобы Крым ему был засчитан в плюс. Но для него это — командировка. И ему нужно удачно съездить в эту командировку и, самое главное, удачно о ней отчитаться», — говорит крымский политолог и историк Андрей Никифоров.

Продолжить «дело Джарты» у Могилева не получилось по простой причине — он к этому и не стремился, разом как-то заморозились все подвижки на законодательном уровне, исчезли и полезные экспертные советы, и абсолютно бесполезные помпезные мероприятия. И вряд ли это было только решение Могилева. В общем, фанфары «Крымского проекта» стихли, да и само упоминание о Стратегии развития Крыма до 2020 года, рассказывают, премьера раздражает, хотя текст ее еще висит на сайте правительства. Может быть, потому что под заглавием обозначено: разработана по поручению президента? На память об очередном романтическом периоде Крыма останется статуэтка «Инвестиционного ангела» — премии Международной организации кредиторов, которую только назначенный на должность премьера Могилев получил в Баку в номинации «Самый динамично развивающийся субъект СНГ». А вот самих инвестиций, ради которых и продвигались преференции для Крыма в законодательстве и финансировании из госбюджета, к сожалению, крымчане так и не дождались.

«На первые 100 дней крымского периода Анатолия Могилева пришлась его главная неприятность, — говорит Андрей Клименко, известный крымский экономический эксперт и главный редактор портала Blackseanews. — В бюджете Украины на 2012 год, в отличие от предыдущего, нет миллиарда гривен для субвенции на развитие крымской инфраструктуры. Нет почти ничего вообще, и, скорее всего, не будет, поскольку цена на российский газ вряд ли даст возможность это сделать. Поэтому можно ожидать торможения и замораживания многих проектов заявленных, начатых и обещанных за два предыдущих года. Объяснять людям это будет сложно, а заменить другими источниками и ресурсами — еще сложнее». Вторая неприятность для Крыма, по мнению А.Клименко, состоит в том, что на этом фоне уже давно не слышно о судьбе законопроекта об особенностях инвестирования на территории АРК, застрявшего где-то в киевских коридорах. 

«Компенсировать же проблемы инвестиционного климата за счет драйва, напора, демонстрации внешнему миру и инвесторам серьезности крымских амбиций быстро изменить ситуацию… — с этим стало явно сложнее: в этом смысле экономический блок крымского правительства, за исключением, пожалуй, сохранившего динамику и амбиции его туристического направления, значительно поблек», — считает Андрей Клименко. 

Существенный момент: из мегапроектов, заявленных при Джарты, при Могилеве жизнь продолжат те, что связаны с вполне обозначенными интересами. Что в принципе уже может дать ответ на вопрос: какой результат даст весь сыр-бор с «Крымским проектом» — инвестиционный рай или офшорку для своих? Сразу же после назначения Могилева восемь фирм — производных компании, аффилированной с братьями Клюевыми и с Семьей, получили наделы земли под новые солнечные станции. Ускоренными темпами ведутся поиски оптимального количества прибрежной земли для нового туристического городка между Саками и Евпаторией, который планируется открыть в 2014 году, то есть в аккурат накануне президентских выборов. Поэтому Борис Колесников уже в середине апреля должен презентовать президенту концепцию и мастер-план освоения Западного Крыма. Заявляется, что из 9 миллиардов долларов, необходимых для реализации этой программы, только один миллиард будет бюджетным, остальные должен влить частный инвестор. Что-то подобное вначале мы уже слышали — на первых этапах подготовки к Евро-2012…

И, наконец, свою долю получили «охотники Межигорья» — клуб «Кедр», учрежденный друзьями президента Ю. Бойко,  В. Демишканом и С. Тулубом — отхватившие почти 9 тысяч гектаров угодий на территории Большой Алушты, включая заповеданный Аю-Даг. При этом премьер Могилев назвал высокопоставленных госслужащих крупными инвесторами, которые будут вкладывать большие средства в развитие территории. Но от прямого ответа на вопрос журналистов, где можно ознакомиться с этим инвестпланом, премьер-министр уклонился.

— Я вам скажу, что я этот документ видел. Там довольно большие суммы планируются на вложение в развитие инфраструктуры этой территории, — только и сообщил А.Могилев, пообещав, что охотиться там будут не только члены элитного клуба. Местных тоже пустят, если они купят лицензию. 

— Самое неприятное, что стартовал Анатолий Могилев с этой истории о передаче девяти тысяч гектаров. Это отразилось и на его имидже, и на его авторитете, — говорит сопредседатель Ассоциации политологов Крыма Александр Форманчук. — А все остальное в его деятельности воспринималось нейтрально. Что как бы и позитив, но если брать во внимание приближающиеся выборы, то этого мало. 

По мнению А.Форманчука, у Могилева нет четко обозначенных позиций по принципиальным — с точки зрения жителей полуострова — моментам. Прежде всего, это сохранение от дерибана собственности Крыма: «Он сделал правильное заявление о необходимости возвращения Крыму Юсуповского дворца, который имеет статус госрезиденции, хотя не используется по назначению, и открытии там музея. Однако после этого ничего не произошло, нет никаких шагов по реализации этого заявления. То же самое — с корпусами и самим НИИ имени Сеченова в Ялте. Реорганизация, против которой протестовали медики, ученые и общественность, приостановлена, а что дальше — непонятно». 

А вот лучше всего, считает Андрей Никифоров (и с этим соглашаются его коллеги), у Могилева получилось вживиться в «крымскую политическую ткань», при этом он «разбавил» макеевскую команду, отдав некоторые посты в правительстве крымским, чем слегка выровнял крен в сторону «приезжих». «Крымские, конечно, по-прежнему остаются под лавкой, но уже иногда подают голос», — говорит Никифоров. 

Вместе с тем уже который месяц крымский политикум нервно томится в ожидании окончательной закольцовки власти Могилева — отставки спикера В. Константинова и назначении путем избрания В. Нахлупина, возглавляющего ныне бюджетную комиссию ВР Крыма. Но генеральская шинель Могилева — в шкафу, а нынешняя, хоть и подбитая бобром, судя по всему, не позволяет беспокоить президента в такие непростые времена такими пустяками. К тому же пока что Владимир Андреевич, вместе со всей строительной матрешкой, через которую пропускаются подряды на сотни миллионов, еще в состоянии быть полезным партии и ее предвыборной казне. Поэтому последнему с рук сходят даже такие откровения, как чистосердечное признание в том, что треть прошлогодней субвенции ушла в откаты. Откровенничая на заседании экономического совета («здесь это можно говорить»), Константинов порадовал, что субвенция из госбюджета таки будет, но без «коррупционной составляющей».

«Деньги будут выделяться на том же уровне за исключением коррупционной составляющей, которая составляет порядка 30 процентов. Это не секрет и все это знают. Это значит: если Крыму выделялось 900 миллионов, то в этом году будет 600 миллионов выделено, или 500. Но никто ни одной гривны не украдет», — сообщил Владимир Константинов. В сюжет в новостях ГТРК «Крым» по неосмотрительности попал именно этот синхрон. Через пару дней, отойдя от беседы с Могилевым, Константинов, отвечая на вопрос журналиста — кому же досталась та «коррупционная составляющая» в 300—400 миллионов гривен? — хоть путано, но бесстрашно заявил: это дело прокуратуры — расследовать, а без решения суда говорить об этом вообще нельзя. 

И премьер Могилев на решение суда ссылается — Конституционного. Дескать, запрещает мне сумму зарплаты называть. Это госслужащему-то первой категории, чья декларация через пару месяцев должна быть опубликована. И не важно, что выглядит это несолидно для человека, листавшего законы и возглавлявшего МВД. Сейчас для людей во власти время такое — лучше тихо жевать, чем громко говорить. 

Поэтому на заседании политсовета КРО партии власти, также возглавляемой А.Могилевым, после отчета руководителя парламентской фракции В.Константинова, было строго доведено: общение с прессой — только через Главк информполитики Совмина. «Там будут формулироваться мессиджи, и мы эти мессиджи должны будем озвучивать. Только так», — рассказал собеседник и подтверждение этому журналисты уже успели получить практическим путем. От приглашений на ток-шоу местных каналов депутаты отказываются, честно ссылаясь на то, что «указание не получено». 

И в завершение цитата из материала, опубликованного ZN.UA сразу после назначения Могилева премьером Крыма, с обозначением главных задач его деятельности: «Во-первых, чтобы в Крыму было тихо, спокойно и никто не донимал президента жалобами, распрями и, не приведи Господи, акциями протеста во время визитов на дачи. Во-вторых, денежные потоки в Крым и из Крыма должны быть под жестким контролем, без «крысятничества» и с пользой… И, конечно, задача, от которой уже никуда — обеспечить результат на парламентских выборах в регионе, который считался одним из базовых. Некоторые думают, что выборы — срок, на который Могилев согласился ехать в Крым». 

100 дней спустя добавить, вроде бы, нечего…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно