«СЕВАСТОПОЛЬ — ФЛОТ — РОССИЯ!»: КТО ПРЕРВЕТ ЗАКОЛДОВАННЫЙ КРУГ?

24 марта, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №12, 24 марта-31 марта

Российско-украинские отношения как по своей сложности, так и по исключительной важности для обеих стран имеют мало аналогов в мировой истории...

Российско-украинские отношения как по своей сложности, так и по исключительной важности для обеих стран имеют мало аналогов в мировой истории. В последнее время, в довершение ко всем имеющимся факторам, оказывающим на них позитивное или негативное влияние, добавились еще два.

Один из них — очередное обострение хронической болезни, именуемой «крымская проблема». Достаточно взвешенные постановления Верховного Совета последнего времени вызвали гораздо больше эмоций в Москве, нежели в Симферополе. Другой фактор — активная позиция международных финансовых организаций, от расположения которых в равной степени зависят как Россия, так и Украина. Не зря ругали их все кочегары советской пропагандистской машины. Пришло время — убедились сами: ну не дают они денег просто так, а обставляют это условиями. В данном случае условие было жесткое: пока не разберетесь между собой, кредитов не получите. Пришлось разобраться. На этом фоне прошел визит в Киев делегации России под руководством первого вице-премьера Олега Сосковца.

Его украинский коллега, и.о.премьера Евгений Марчук в тот момент, когда самолет российской делегации уже находился на посадочной глиссаде, назвал главной задачей предстоящей встречи подписание соглашения о реструктуризации украинского долга России. Парафирование его прошло накануне в Москве («Чего мне это стоило, об этом я напишу в мемуарах», — сказал позднее, уже после подписания соглашения вице-премьер Сергей Осыка). Ситуация осложнялась тем, что времени на дополнительные раздумья уже не было: в это время уже заседал Парижский клуб кредиторов и истекали последние сутки, отпущенные России и Украине на достижение согласия. Незаключение соглашения могло привести к практически официальному признанию Украины страной-банкротом со всеми вытекающими выводами как этического, так и практического порядка.

Поэтому, очевидно, все силы были брошены на то, чтобы лишить главу российской делегации последних сомнений. Еще в аэропорту он не ответил прямо на вопрос: «Вы подпишете сегодня соглашение о реструктуризации?» Однако уже через несколько часов сотрудники службы протокола обеих делегаций промакнули пресс-папье (канцелярский прибор, которого никак не может коснуться технический прогресс) завитушки подписей. Встав со стула после подписания, Е.Марчук облегченно вздохнул. Было, прямо скажем, от чего.

Украина, в соответствии с этим соглашением, получила право на отсрочку от уплаты долга на 13 лет, причем на ближайшие три года — передышку в выплате процентов. Второе соглашение определило принципы расчетов с РАО «Газпром». Для себя Россия сняла тем самым препятствия для получения ею от Международного валютного фонда кредита на сумму свыше 6 миллиардов долларов. Так что, ей тоже жаловаться грех.

Второй же фактор — а именно крымский — обойти будет гораздо сложнее. Находившийся сразу же после известного голосования парламента в состоянии «гроги» крымский спикер Сергей Цеков был категоричен: решение Верховного Совета сорвет переговоры между Россией и Украиной и подписание договора о дружбе между ними. Сдержанная реакция Москвы, приезд делегации О.Сосковца и его повторенные несколько раз заверения в том, что Крым — внутреннее дело Украины, казалось бы, сняли этот вопрос. Однако представляется, что все не так просто.

Официальной Москве действительно не выгодно делать в данный момент резкие телодвижения по поводу Крыма. Для этого достаточно причин как внутри самой России, так и вне ее. Только-только начинает стихать волна возмущения во всем мире, вызванная «наведением конституционного порядка» и «разоружением незаконных вооруженных формирований» (от этих штампов так и веет незабвенным «доблестные германские войска, руководимые гением фюрера, совершили планомерный отход на заранее приготовленные позиции»). Ельцину надо для начала перевести чеченский конфликт в латентную фазу, сделать его чем-то привычным, вроде курдского или североирландского, на которые мало обращают внимания даже средства массовой информации. Затем надо продемонстрировать миру, что Великая Россия абсолютно миролюбива, а имперские амбиции ей совершенно чужды. А то, смех смехом, можно и впрямь оказаться лицом к лицу с НАТО на исконно русских рубежах. Да и кредит от МВФ как нельзя кстати, когда каждый выстрел из орудия уносит буквально на ветер сотни тысяч рублей (не считая потерь на месте разрыва снаряда). Словом, престиж России, находящийся на отметке 1865 или 1905 годов (поражения в Крымской и русско-японской войнах), а то и ниже, нуждается в срочной косметике. Вмешательство во внутренние дела Украины может подорвать его окончательно.

Но здесь вызревает понимание того, что парламент нужен не только для того, чтобы стрелять по нему из танков. Здесь-то он и может пригодиться как щит. Поэтому именно в Государственную думу перемещается центр подспудной борьбы за Крым, отказываться от которого Великая Россия не будет и не сможет, несмотря на все заверения своих лидеров.

А в Думе все идет по плану. Вначале — разведка боем в виде пресс-конференции незадачливого историографа партийного руководства органами внутренних дел, а теперь — Борца За Защиту Русских Во Всем Постсоветском Пространстве г-на Затулина. Ну и как следствие — принимаемое в среду постановление, в котором демагогия перемешана с угрозами, в том числе и в адрес собственной исполнительной власти. А суть одна: Крым был, есть и будет российским.

Судьба всех международных договоров — в руках парламента. Поэтому даже подписанный украино-российский договор о дружбе и партнерстве останется без ратификации в Думе пачкой листов бумаги.

Представляется, что руководство России, понимая это, не будет больше чинить препятствия визиту Ельцина в Киев и подписанию договора. А потом Дума ратифицирует то, что экономически выгодно России, и заблокирует то, что наносит урон ее политическому престижу, вернее тому, что под ним думцами подразумевается.

Поэтому более чем наивно ожидать прогресса в вопросе раздела Черноморского флота. Прошедший раунд не добавил в ситуацию ничего нового. Снова два проекта декларации о разделе, которые отличаются друг от друга, как сводки боевых действий, переданные разными воюющими сторонами, то есть с точностью до наоборот. И нелепо вроде бы России требовать себе всю инфраструктуру Черноморского флота в Севастополе, переноса штаба украинских ВМС в Донузлав и настаивать на размещении в Крыму своей морской пехоты, частей береговой обороны и авиации — а требует и настаивает.

В ходе переговорных баталий за флот Россия получила идеального исполнителя такой политики — нынешнего замминистра иностранных дел Юрия Дубинина. Любопытная деталь: в списке российской делегации, переданной факсом в Киев, он значился как ..... «руководитель делегации по вопросам раздела Черноморского флота». Описка? Или Борис Николаевич обманул Леонида Даниловича? И зачем тогда ездил в Киев Сосковец?

Можно сетовать, перефразируя Исаака Бабеля, на Господа, который не поселил всех украинцев в Канаде, где их окружал бы чистый воздух и сплошные канадцы. (Хоть похоже на Россию, только все же не Россия...») Можно — и нужно пытаться искать компромиссы. Вот и появляются у Е.Марчука заявления типа: «К вопросу раздела флота нельзя подходить, опираясь только на нормы международного права, как к обычному созданию военной базы на территории другого государства». А ведь в Украине тоже есть парламент, который тоже должен ратифицировать международные соглашения.

Отсюда вопрос к Александру Морозу: а как у нас с межпарламентскими связями с Государственной думой России? На данном этапе, похоже, так себе. Во всяком случае только депутат Зюганов — частый гость в Киеве. Да еще депутат Тыма как-то заезжал в Москву сколачивать антиельцинский блок народов. Спору нет, с парламентариями Южной Кореи связи нужны, но с российскими — нужнее. И даже вне рамок Межпарламентской ассамблеи СНГ.

Лозунг истеричных демонстранток пожилого возраста «Севастополь! — Флот! — Россия!», который они выкрикивают не первый год перед штабом ЧФ в Севастополе, четко обозначает, помимо первоначального смысла, пункты переговорного движения переговорного процесса. Прервать этот заколдованный круг будет очень непросто. Но уже не за горами тот день, когда все будет зависеть от парламентариев обеих стран. Начинать же работу в этом направлении надо сейчас. Причем о своей позиции по флоту должны заявить не только правые, они и так не обижают Севастополь своим вниманием. Вести подготовительные работы как в Крыму, так и в Москве должно руководство парламента вместе с представителями других фракций.

Уже не рано.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно