Сергей Власенко: «Я свято верю в эффект юридического бумеранга»

10 февраля, 2012, 16:39 Распечатать Выпуск №5, 10 февраля-17 февраля

Адвокаты Юлии Тимошенко уверены, что американское правосудие способно поразить ахиллесову пяту властей предержащих — ударить по созданным непосильным трудом капиталам, вложенным или спрятанным за рубежом… Каковы перспективы у грозного, но пока топчущегося на месте, процесса? Об этом разговор с главным защитником Ю.Тимошенко — народным депутатом, адвокатом Сергеем Власенко.

© Андрей Товстиженко,ZN.UA

Ежедневные сообщения о том, сколько раз тюремные медики посетили Юлию Тимошенко, каково ее состояние здоровья, в каких условиях ее содержат в камере, чем ее кормят, как прокуратура пытается ограничить ее время ознакомления с материалами очередного дела, — отодвинули на десятый план судебную историю, которая, по сути, еще не началась, но все еще может оказаться звонкой. 

Речь об иске Юлии Тимошенко в суд Нью-Йорка, поданном ею десять месяцев назад. По идее, это дело дамокловым мечом висит не только над непосредственными ответчиками по делу, но и над всей нынешней украинской властью. Адвокаты Юлии Тимошенко уверены, что американское правосудие способно поразить ахиллесову пяту властей предержащих — ударить по созданным непосильным трудом капиталам, вложенным или спрятанным за рубежом…

Каковы перспективы у грозного, но пока топчущегося на месте, процесса? Об этом разговор с главным защитником Ю.Тимошенко — народным депутатом, адвокатом Сергеем Власенко, только что вернувшимся из США.

— Сергей Владимирович, напомните, пожалуйста, читателям, в чем суть иска Юлии Тимошенко, поданного в нью-йоркский суд. Чем продиктована сумма иска? И как на сегодняшний день изменился перечень ответчиков?

— Иск Юлии Владимировны состоял из двух частей. Первая — о нарушении прав человека в Украине, которое осуществляет организованная группа, являющаяся параллельно так называемой группой «РосУкрЭнерго». С одной стороны, она нарушает права граждан с целью устранения политических конкурентов, а с другой — с целью защиты денег, некорректно полученных этой группой и ее политическими покровителями. Первая часть иска обосновывалась нормативным актом, который называется Alien Tort Statute и позволяет в определенных случаях гражданам других стран защищать свои права в американском суде. Это происходит в случае нарушения основополагающих прав человека, в том числе политических. 

Вторая часть иска Юлии Тимошенко обоснована антикоррупционным американским законодательством, так называемым RICO. Это известный нормативный акт с достаточно жесткими формулировками, которые позволяют бороться с коррупцией, если она в том или ином виде затрагивает США. 

Юрий Луценко обратился в нью-йоркский суд, по сути, повторив первую часть иска Тимошенко. Однако он сузил количество ответчиков по делу. В связи с чем в процедурном плане ему удалось продвинутся несколько дальше: он уведомил высших должностных лиц Генеральной прокуратуры о существовании этого иска, и теперь они обязаны заниматься получением процессуальных документов. Наш случай сложнее, поскольку в нашем перечне основных ответчиков числится г-н Фирташ. Это достаточно закрытый человек, с серьезной системой личной безопасности, что породило проблемы с вручением ему повестки. Это единственное, что нас тормозит на сегодняшний день. Точнее, тормозило до сегодняшнего дня.

— Что же изменилось?

— За последнее время в нашем деле произошло несколько процессуальных вещей. Во-первых, к нам со встречным иском заявилась (в качестве третьего лица) небезызвестная фирма UTICo, предъявившая почему-то претензии к Юлии Владимировне. Судья нью-йоркского суда Салливан рассмотрел претензии и пришел к выводу, что иск заявлен безосновательно и к ненадлежащему лицу. На этом основании компания UTICo не была допущена к этому делу. Тогда UTICo попыталась зайти с этим же иском, но в отдельном производстве. Но я думаю, что и этот ее иск ожидает участь предыдущего. Ведь им отказали не по формальным показаниям, а судья, исследовав правовую природу правоотношений между UTICo и Тимошенко, установил, что таких отношений нет. Поэтому никаких претензий UTICo к Юлии Тимошенко иметь не может. Поскольку в США действует англо-саксонская модель права, предполагающая прецедентность решений, то и в новом старом иске им будет отказано. Я даже смею предположить, что к должностным лицам компании UTICo могут быть применены санкции за злоупотребление своим правом на иск. Ведь один раз им уже указали на неправомерность подачи иска, а они пытаются второй раз предъявить его тому же ответчику, что достаточно четко свидетельствует о злоупотреблении правом на иск.

Мы же, в свою очередь, подали и зарегистрировали дополнения к иску, расширив список ответчиков по делу. В список ответчиков попали граждане не только Украины, но и других стран, которые плотно и активно обслуживают бизнес-интересы г-на Фирташа и Ко. Это позволило нам укрепить позиции, связанные с необходимостью отстоять юрисдикцию, — привязку данного процесса в его второй части к компетенции американского суда. Теперь в числе ответчиков выступает г-н Манафорт, являющийся резидентом США, что значительно укрепляет наши позиции по юрисдикции.

—  Как Пол Манафорт связан с группой «РосУкрЭнерго»?

— Тут есть несколько моментов. Исходя из тех документов, которые представлены нами в иске, Манафорт являлся консультантом не только Фирташа, но и Левочкина, Бойко, Януковича и других. Согласно этим документам, Пол Манафорт обеспечивал инвестирование денег этих господ в экономику США.

— У вас есть тому документальные подтверждения?

— Конечно, есть. Давайте дождемся суда. Могу лишь сказать, что они являются бизнес-партнерами по ряду компаний, которые инвестируют деньги. На самом деле наша логика очень проста и абсолютно очевидна. Например, если Юрий Бойко последние 12 лет (на моей памяти) либо работал в государственных компаниях за зарплату, либо был государственным служащим и народным депутатом, то резонны вопросы возникновения у него сумм, украшенных семью нулями. Наверное, у любого здравомыслящего человека должны возникнуть в связи с этим вопросы. Если г-н Манафорт закрывал на это глаза и помогал эти деньги инвестировать…

— У вас есть документы, на которых Бойко оставил свои пальцы? В том, что Бойко очень богатый человек, лично я не сомневаюсь. Даже прерванный в 2005—2006 госстаж не может служить объяснением его финансовой архисостоятельности, поскольку заполненная им декларация с «жигулями» первой модели зафиксировала церковномышество Бойко. Но, кроме документа о его участии в координационном совете «РосУкрЭнерго» — абсолютно коммерческой структуре, не представляющей интересы государства Украина, — мне не доводилось держать в руках ни одного документа, прямо подтверждающего его яркие доходы.

— Вы же знаете, что существует документ под названием «Протокол правления НАК «Нафтогаз», в котором Ю.Бойко делегируется право представлять интересы НАКа в «РосУкрЭнерго»?

— Разумеется. Некоторые источники утверждают, что пункт, где Ю.Бойко делегируется это право, был впечатан в протокол после последнего пункта о готовности НАК «Нафтогаз» спонсировать футбольную команду... Не удивлюсь, если это было сделано после того, как «ЗН» в январе 2006-го опубликовало Протокол заседания координационного совета «РосУкрЭнерго».

— Этот пункт появился с целью легализовать статус Бойко в РУЭ якобы как наблюдателя.

— Не за чем ему там было наблюдать. Поскольку ни в холдинге Centragas, ни в холдинге Arosgas, учредивших «РосУкрЭнерго» в швейцарском кантоне Цуг, не было участия украинских госпредприятий. А Бойко в статусе госчиновника — на тот момент не только главы НАК «Нафтогаз», но и первого заместителя министра, — мог наблюдать только за собственностью Украины.

— Абсолютно верно. Я привел пример с протоколом НАКа к тому, чтобы продемонстрировать: и у них бывают проколы. Я еще раз повторяю: давайте дождемся суда. Он будет очень, очень интересным. У нас достаточно данных, которые подтверждают, что эти ребята деньги, полученные ими, в том числе от продажи газа, доставшегося им по решению Стокгольмского арбитража, проинвестировали в ряд объектов недвижимости, в том числе и на территории США. Я не готов утверждать, что это именно те деньги, потому что на долларах не расписываются. Но мы можем говорить о том, что в этот период времени они получили такую-то сумму денег, часть ее была инвестирована. Установление этого факта — вопрос американского суда. Для нас же сегодня вопрос №1 — вручение повестки Фирташу. И мы вплотную этим занимаемся.

— Дмитрий Фирташ недавно был в Украине.

— Если бы он был государственным чиновником, мы бы повторили подвиг Арьева и Грымчака, и на этом быстро все бы закончилось. Но мы совершим другой подвиг. Не буду раскрывать детали, но думаю, что в скором времени мы его побеспокоим. Пусть г-н Фирташ, каждый раз куда-то отправляясь, нервничает: в каком аэропорту мира, в каком ресторане, гостинице или бутике мира он получит повестку. При этом я с удивлением констатирую: и господин Фирташ, который везде и всем рассказывает, что он честный бизнесмен, и господа иже с ним, декларирующие приверженность демократическим принципам, зная, что против них подан иск, не спешат прийти сами и получить повестки. Это говорит о том, что у них имеются определенные опасения, которые могут подтвердиться. 

— Иск Юлии Тимошенко в нью-йоркский суд подан 26 апреля 2011 года. Почему вы до сих пор не запустили гаагскую процедуру передачи повестки, которая предусматривает передачу нью-йоркским судом в Минюст США, Минюстом США — в Минюст Украины, Минюстом Украины — в суд, судом — Фирташу?

— Эта процедура предусмотрена в том случае, если истец не смог вручить повестку сам. На сегодняшний день мы не исчерпали всех возможностей вручения повестки г-ну Фирташу. 

— А как быть с вручением повесток другим ответчикам?

— Там ситуация проще. Нет проблемы, по схеме Арьева, вручить повестку генеральному прокурору Пшонке или главе администрации президента Левочкину.

— А самому президенту? 

— Не буду раскрывать всех секретов, но уверен, что это будет зрелище поинтересней, чем сопровождение нашей фракцией выступления президента в парламенте.

— Хиллари Клинтон в Мюнхене не вручила Виктору Януковичу повестку?

— Это был один из вариантов, который мы обдумывали. Поверьте, будет весело.

— Когда стоит ожидать шоу?

— Подчеркиваю: задача №1 — вручить повестку Фирташу. Суд начнется через 21 день после вручения повестки последнему ответчику.

— Вы внесли в список ответчиков Севу Могилевича. Как собираетесь передавать повестку ему? Через Путина?

— Зачем через Путина? В России эффективно действует служба судебных приставов. Эта повестка уже в пути.

— Сергей Владимирович, вы с Юлией Владимировной постоянно расширяете перечень ответчиков, вскрывая один за другим так называемых Джонов Доу. Кому еще готовится «сюрприз»?

— Ситуация достаточно простая. Круг ответчиков в той части, которая касается злоупотреблений так называемой группы «РосУкрЭнерго», расширяется по мере получения нами дополнительной информации. Если мы получили информацию, касающуюся г-на Манафорта, то вынуждены были включить его в список ответчиков. 

Что же касается первой части иска, где речь идет о нарушении прав человека, то этот список ответчиков расширяется в связи с теми действиями, которые проводят в отношении Юлии Тимошенко. Соответственно чем больше будет уголовных дел, тем больше следователей и прокуроров попадет в этот список.

— Список ответчиков ограничен?

— Нет. Точно так же не лимитируется количество истцов: любой гражданин Украины может присоединиться к этому иску.

— После вручения всех повесток дается 21 день ответчикам на аргументацию. Но потом будет поднят вопрос юрисдикции американского суда. Присутствие в списке Пола Манафорта снимает все сомнения по юрисдикции?

— У нас юрисдикция не была под сомнением. Она была в дискуссии.

— Я знаю, что вы в исковом заявлении привели не все аргументы по юрисдикции.

— Мы не хотели открывать все аргументы. И на сегодняшний день я не стану утверждать, что мы открыли все аргументы. Но мы показали обоснованность юрисдикции достаточно четко. Наличие г-на Манафорта в списке ответчиков надежно привязывает нас к юрисдикции США.

— Равно как и присутствие в списке Могилевича, который обвинен в ряде преступлений на территории Америки.

— И это также. Для меня стал откровением тот факт, что Могилевич находился в списке ФБР выше, чем Усама бин Ладен. Тот был то ли восьмой, то ли девятый, а г-н Могилевич №5.

— Появится ли в списке ответчиков Валерий Хорошковский?

— Сейчас власть пытается Хорошковского отмыть. Я не думаю, что мы позволим это сделать. Это человек, который являлся бизнес-партнером Фирташа и Бойко (по крайней мере, в части проекта с 12,1 млрд. кубометров газа и телеканала «Интер»). Он лично и персонально ответственен за проведение политических репрессий в Украине, так как возглавлял Службу безопасности, которая, в дуэте с Генеральной прокуратурой, реально выполняла пожелания Виктора Януковича. Я думаю, что этот господин займет свое достойное место среди ответчиков.

— Вы намерены вписать Валерия Хорошковского в перечень ответчиков по первой части иска или по второй?

— Я не готов говорить сегодня о второй части, потому что еще не провел окончательного анализа всех тех документов, которые у нас есть. Но в первой части списка он занимает достойное место наряду с другими. Его назначение одним из руководителей группы по проведению переговоров с МВФ — однозначная попытка власти его отстирать, отмыть от того, что он делал в Украине до назначения министром финансов. Это неправильно. Каждый человек должен отвечать за свои действия. Участвовал в политических репрессиях? Отвечай! 

— Какой суммой исчисляется компенсация, затребованная Юлией Тимошенко?

— Размер компенсации в иске не указан, но в соответствии с Alien Tort Statute речь идет о возможном троекратном возмещении ущерба, который оценивается в стоимость 12,1 млрд. кубометров природного газа. 

— Речь идет об объеме газа, который по решению Стокгольмского арбитража НАК «Нафтогаз» вернул компании «РосУкрЭнерго»?

— Да. По нашему мнению, решение было принято в результате сговора между истцом и ответчиком, которыми соответственно были Юрий Бойко и Дмитрий Фирташ. Мы считаем, что Стокгольмский суд был использован как площадка для этакого междусобойчика, фиктивного судебного разбирательства. И у истца, и у ответчика уполномоченными лицами по принятию решений были бизнес-партнеры.

— Вы говорите о стоимости  12,1 млрд. кубометров газа. А какова расчетная цена за  1000 кубов?

— А это не определено! Это предмет дискуссии. Будет ли эта стоимость считаться по 350 долларов за 1000 кубов — цене, по которой получил газ Фирташ. Или это будет считаться по 416 долларов — цене, по которой мы покупаем газ сейчас. Фирташ же пошел в Стокгольмский суд понимая, что газ — это специфический товар, постоянно меняющий свою цену. И весь его доход от этой операции зиждился на том, что цена этого газа в 2009-м была 154 доллара, а после Стокгольма в 2011-м уже составляла 350 долларов. То же самое и здесь. Я свято верю в эффект юридического бумеранга. Кто бы что ни «вымутил», оно к нему вернется. Кстати, тоже самое могу сказать и тем, кто сейчас «курирует» дело Тимошенко.

— Вы же прекрасно понимаете, что Дмитрий Фирташ — по-своему талантливая, но все же матрешка, внутри которой сидят настоящие хозяева этой схемы. Имеет ли суд право докопаться до истинных, установить изначальных бенефициаров «РосУкрЭнерго»?

— В данной ситуации мы говорим о том, что после вручения повесток начнется второй этап: так называемое раскрытие информации. В этот период суд, если посчитает нужным, может истребовать информацию, касающуюся существа дела из разных юрисдикций — стран, островов и т.д. Конечно же, может встать вопрос о компании «РосУкрЭнерго», ее учредителях, компаниях, аффилированных с РУЭ.

— Если суд признает правоту за Юлией Тимошенко, то какими средствами и методами он будет обеспечивать выплату ущерба? Арест счетов, арест недвижимости в Украине, за рубежом?

— Конечно же, напрямую исполнять такое решение в Украине проблематично. Исполнить его у нас в стране можно, только получив исполнительный лист в Аппеляционном суде г.Киева или соответствующем районном суде. И уже дальше, пройдя всю процедуру. Возникает вопрос: а нужно ли это? Я уверен, что исполнить судебное решение, принятое судом Соединенных Штатов, проще в любой европейской стране, где будет найдена собственность ответчиков. Именно там она легко может быть арестована при наличии американского судебного решения.

— Напомните примеры.

— Легко. Вы же помните, как арестовывались украинские самолеты, которые приземлялись на чужой территории, после того как Украина проиграла иски в международных судах.

— Тогда это было следствием иска к государственной компании...

— Мы же говорим просто о примерах. Если мы докажем, что имущество в стране Х принадлежит господину Y, и у нас есть судебное решение о необходимости возмещения ущерба лицом Y, то я не вижу особых проблем для того, чтобы реализовать это решение в Швейцарии. И гораздо проще, чем в Украине. Я думаю, что кантон Цуг будет рад.

— Правда? Швейцарцы не очень охотно расстаются с опосредованно своими деньгами.

— А чего им бояться? Им главное банковскую тайну не раскрывать, а все остальное их устраивает. Для них же не стал проблемой арест счетов Ходорковского.

— Кстати, о проблемах. Существует еще одна проблема: 50 процентов РУЭ принадлежит РАО «Газпром». Паутина финансовых расчетов РУЭ и аффилированных компаний могут завести достаточно глубоко в тылы «Газпрома». На вас выходила российская сторона? Подавала признаки недовольства иском?

— Иск направлен против украинских чиновников и бизнесменов, которые паразитируют на украинском бюджете. Посчитает ли суд нужным входить во вторую часть, это уже вопрос к суду.

— Дмитрий Фирташ и Семен Могилевич являются в такой же степени российскими бизнесменами, как и украинскими...

— О Могилевиче я не готов дискутировать, но не думаю, что это все так в отношении Фирташа. Он — украинский бизнесмен.

— А химическая «монополька», созданная им изначально под россиян? Не пример? К тому же не единственный.

— Нет. Он может представлять чьи-то интересы. Но говорить, что он российский по духу, по происхождению капитала, по связям — нельзя.

— Сергей Владимирович, я не говорю о вышиванках и косоворотках…

— Если бы он был, как вы говорите, «российским бизнесменом», он бы уже запихнул «РосУкрЭнерго» обратно в схему. Вы же знаете, что они активно пытаются это сделать. Но пока же, по различным причинам, этого не происходит. Поэтому говорить, что он российский бизнесмен — неправильно.

— В 2009 году его отношения с Путиным, и правда, испортились. Я думаю, это было связано с деятельностью РУЭ и недополученной прибылью... Не зря ведь премьером России была инициирована трехсторонняя сверка показателей «Газпрома», НАКа и РУЭ. 

— Вот! Поэтому он — украинский бизнесмен! Вы ведь помните времена, когда их не пускали на порог «Газпрома».

— На заре нью-йоркского иска я общалась с менеджерами «Газпрома» не последней линии, и они были до чрезвычайности обеспокоены перспективами этого суда.

— А они не озабочены тем, что за обычные газовые переговоры с ними  экс-премьер-министр Украины незаконно в тюрьме сидит?

— В гораздо меньшей степени. Если суд начнется, то американцы получат ключ от «газпромовской» кухни. И неизвестно, как глубоко они захотят в ней порыться. В Киеве этот иск явно недооценили. Тем не менее, на определенном этапе он мог стать предметом торга в украинском деле Юлии Владимировны. Почему этого не произошло? В Украине не осознали опасности?

— Это вопрос не ко мне. Это вопрос к тем, кто не осознал опасности.

— Вы по-прежнему считаете этот суд миной замедленного действия, которая рано или поздно взорвется?

— Да.

— Временная перспектива?

— Это зависит от нескольких вещей, в том числе и от вручения повесток.

Если противоположная сторона примет решение в открытом бою обороняться, то, конечно, ответчики будут делать все для затягивания процесса. А это ведь не Печерский суд, где судья Киреев слушает дело с девяти утра до восьми вечера каждый день, потому что его так попросили. Я думаю, что речь идет о месяцах. Максимум — годе.

— Кто-то пытался договариваться с вами, чтобы закрыть саму по себе возможность этого суда?

— (пауза) Насколько мне известно, нет.

— Может, они честные люди?

— Возможно. Возможно, солнце встает на западе, а закатывается на востоке.

— В последнее время участились разговоры о том, что Запад психологически уже почти «дозрел» до применения санкций в отношении ряда высокопоставленных украинских граждан. Вы ощущаете эту готовность?

— Да. Мне кажется, что на Западе допустили серьезную ошибку, считая Виктора Януковича европейским политиком. Природа этого заблуждения понятна. К происходившему в Украине в период с 2006-го по 2010-й можно относиться по-разному, но это был период  политической свободы. Оппозиция могла выигрывать выборы, противостояния не выходили за рамки существующих демократических  правил. Возникла иллюзия необратимости перемен. Поэтому после выборов-2010 Европа продолжала по инерции смотреть на происходящее в Украине как на нормальный конкурентный процесс. Там почему-то не придали особого значения даже такому вопиющему событию, как отмена Конституции Конституционным судом. Последние полтора года президентства Януковича убедили всех здравомыслящих зарубежных политиков, что Виктор Федорович и европейские ценности — это две разные вселенные. Анна Герман говорила, что Янукович, как Африка, неизведанный. Не знаю, как там насчет неизведанности, но сравнение с Африкой совершенно точное. Янукович куда ближе к удельным князькам и беспринципным диктаторам с этого континента, нежели к европейским политикам. 

Европа наконец-то рассмотрела, что такое Янукович. Подтверждение тому — недавнее заявление руководителя делегации Евросоюза в Украине Жозе Мануэля Пинту Тейшейры о том, что европейские политики не готовы общаться с Виктором Януковичем до тех пор, пока в Украине не будут соблюдаться права человека, пока здесь не появится справедливое правосудие, пока не остановится процесс сворачивания свободы слова. 

Европейцы преодолели определенный психологический барьер, впервые употребив слово «санкции», которого они долгое время старательно избегали. Об этом давно думали, но решились сказать вслух только сейчас. То, что слово «санкция» появилось в резолюции ПАСЕ, неважно в каком контексте, свидетельствует о том, что Европа действительно «дозревает» до готовности перейти от слов к делу. Как мне кажется, аналогичные процессы происходят и в США. Наше общение с американскими политиками высшего эшелона говорит о том, что в Вашингтоне тоже присутствует внутренняя готовность к возможному применению санкций. 

— Применение санкций против Украины может подтолкнуть ее к кремлевской стене. Вы осознаете подобную угрозу?

— Во-первых, мы говорим о санкциях не в отношении государства, а в отношении отдельных людей. Во-вторых, власть не хочет в Европу, но боится России. Присоединение к Европейскому Союзу означает достижение определенного уровня благосостояния людей, установление понятных правил игры, и, в конечном итоге, личное спокойствие Виктора Федоровича. А игра в махновщину опасна и для него, и для страны. Янукович должен об этом подумать. В действительности это очень простой выбор. Но это не только его выбор. Это — цивилизационный выбор страны. Жаль, что сегодня он зависит от прихотей одного человека по фамилии Янукович.

— Существует ли механизм, позволяющий Юлии Тимошенко не только выйти на свободу до выборов, но и принять в них участие?

— Есть несколько вариантов. Первый — решение Высшего специализированного суда по рассмотрению гражданских и уголовных дел. Этот орган находится под тотальным контролем администрации, его возглавляет человек, который был депутатом от Партии регионов и полгода совмещал свою должность депутата с должностью главы суда. В этом суде заместителем работает брат генпрокурора Пшонки. ВСС формировался Высшим советом юстиции под присмотром Януковича полностью и тотально. Суд, который полностью подконтролен администрации президента. Отмена Высшим специализированным судом беспредельного приговора, вынесенного Киреевым, и, соответственно, определения Апелляционного суда — самый простой путь для всех. Янукович таким способом продемонстрирует якобы независимость судебной системы.

— Хотя все будут понимать, что это его решение…

— Разумеется. И при этом он «восстановит справедливость в соответствии с демократическими стандартами». В этом случае Юлия Владимировна получит возможность принять участие в выборах. Если бы я был советником Януковича, то предложил бы ему поступить именно так. Есть другой путь о котором говорят в СМИ— помилование. Но это в данном случае спорный путь. 

— Потому что Тимошенко не будет писать заявление?

— Совершенно верно. Она не будет обращаться к этому человеку. Она не совершала преступления. Некоторые допускают, что Янукович примет решение о помиловании Тимошенко без ее обращения. Примет ли его Юлия Владимировна — другой вопрос. Есть и третий путь — решение Европейского суда по правам человека.

— Которое должно быть имплементировано Верховным судом?

— Не факт.

— Существуют обходные пути?

— Мы нашли вариант, не требующий имплементации Верховного суда.

— Когда можно ожидать решения Европейского суда?

— Мы этого не знаем. Единственная дата в этом деле — дата окончания коммуникации с украинским правительством. Это 23 марта 2012 года. После этого события должны развиваться следующим образом. Заявителю выделяется четыре недели на дополнения к жалобе. Затем, если так решит суд, для правительства отводится до четырех месяцев на дополнительные вопросы и ответы. После этого должно быть вынесено решение. Как скоро? Может, через неделю, может, через месяц. 

Мы не будем ждать четыре недели. Мы видели вопросы, которые задал Европейский суд по первой части жалобы.

Предвыборная кампания начинается, если я не ошибаюсь, в середине июля. Так что теоретически мы можем успеть.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно